3254

Под прессом допроса

Обвиняемый в даче взятки должностному лицу в 2018 году экс-глава управления здравоохранения Алматы Серикбол МУСИНОВ и его бывшие подчиненные представили вчера в суде свои версии событий.

Под прессом допроса
Суду предстоит внимательно разобраться во всех обстоятельствах этого дела.

Вначале показания дал сам подсудимый, который, напомним, вину категорически отрицает (см. “По 10 000. Но не каждому”, “Время” от 13.4.2019 г.).

По словам Серикбола Мусинова, в период, когда прокурор города назначил проверку деятельности управления здравоохранения, он находился в отпуске. О ее проведении он узнал только 22 августа прошлого года, однако с проверяющими не встречался, так как не хотел вмешиваться в их работу, к тому же все время был занят. С 13 по 15 сентября Мусинов, по его словам, был в командировке в столице, а 16 сентября узнал о том, что прокуроры вымогают у его подчиненных взятку за положительный результат проверки.

- 16 сентября, в воскресный день, я вышел на работу, - рассказал экс-руководитель горздрава. - Днем ко мне в кабинет зашла руководитель отдела лекарственного обеспечения Жанара БОРАНБАЕВА и сообщила, что проверка завершается (срок, говорит, истек 14-го числа), но справки о результатах нет, однако сотрудники прокуратуры требуют с нее деньги за положительные результаты по проверке за 2016-2018 годы: по 10 000 долларов за 2016-2017 годы и 5000 - за 2018-й.

Тогда же я сказал ей, что если имеет место вымогательство взятки со стороны проверяющих, то все необходимо решать законным, правовым путем. Я был уверен, что в период моей работы никаких нарушений быть не могло. А в случае наличия нарушений за 2016-2017 годы я попросил Боранбаеву поставить в известность бывшего руководителя управления здравоохранения Валихана АХМЕТОВА о проводимой проверке, чтобы он при необходимости доказывал правильность в период своей работы. На этом вопрос был закрыт.

- 17 сентября, - продолжил подсудимый, - ко мне в кабинет зашел Баглан СЕРИКБАЕВ и доложил о проводимой проверке и вымогательстве взятки. Серикбаев сказал, что за 2018 год требуют 5000 долларов. Я ему поручил отработать справку и доказывать легитимность всех принятых решений, в том числе за 2018 год. Каких-либо поручений, связанных с дачей взятки, я не давал.

19 сентября Серикбаев сообщил Мусинову, что с ним хочет встретиться старший группы проверяющих прокуроров по имени Галымжан (на самом деле это был законспирированный сотрудник антикоррупционной службы МАМЫШЕВ). Мусинов отказался по причине занятости, однако во второй половине дня к нему в кабинет зашел Серикбаев с каким-то мужчиной, оказавшимся тем самым Галымжаном. Он показал Мусинову бумагу с предварительными результатами проверки, правда, без подписи, печати и номера. При этом он ни словом не обмолвился о вознаграждении, и Мусинов успокоился.

В тот же день вечером, когда глава горздрава подъехал к гор­акимату, к нему подошел запыхавшийся Галымжан.

- Я спешил, разговор был на ходу. Галымжан говорил про какие-то 20, 25 или 15 тысяч и про Жанар... Я сказал: ничего не знаю, вас не знаю. Даже в конце выразился нецензурно.

На выходе из акимата к Серикболу Мусинову подошли сотрудники антикоррупционного ведомства, которые повезли его вначале в управление здравоохранения, а затем к нему домой. И там и там был произведен обыск, но ничего изъято не было. Затем около 22 часов его привезли в здание алматинского департамента Нацбюро по противодействию коррупции.

- Там на меня оказывали давление, - утверждает Мусинов. - Неоднократно при мне сотрудники говорили, что закроют.

После полуночи, по словам Мусинова, ему стало плохо. Поэтому начавшийся около половины первого ночи допрос (допрашивали его на тот момент в качестве свидетеля) он помнит смутно, однако уверен, что не признавался в совершении преступления.

- Я просто сказал, что раз мои подчиненные дали взятку, то я считаю себя отчасти виноватым, - пояснил подсудимый.

После допроса главу горздрава отпустили домой, а утром его экст­ренно госпитализировали. Через два дня Мусинову сделали операцию на сердце, а затем удалили желчный пузырь. Из больницы он вышел только 9 октября и тогда же узнал, что он уже не свидетель, а подозреваемый. А уголовное дело в отношении Боранбаевой и Серикбаева было прекращено в связи с их деятельным раскаянием и помощью следствию.

Вчера же в суде показания дали Баглан Серикбаев и Жанара Боранбаева.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть