18188

Зона смертельной опасности

Громкий скандал в пенитенциарной системе страны: в колонии строгого режима посёлка Заречного Алматинской области произошло убийство

Зона  смертельной опасности
В стенах этой колонии строгого режима заключенный Артур Шамраев зарезал активиста Романа Вайгандта.

По данным наших источников в силовых структурах, когда об этой трагедии стало известно широкой общественности, председатель профильного комитета МВД Азамат БАЗЫЛБЕКОВ тут же подал рапорт об освобождении от занимаемой должности по собственному желанию. По иронии судьбы незадолго до этого ЧП в департаменте уголовно-исполнительной системы (ДУИС) по Алматинской области и в самой колонии поменялось начальство - местных бастыков заменили выходцами из ДУИС по Восточно-Казахстанской области. Впрочем, обо всем по порядку…

Раннее утро 17 марта, карантинное отделение колонии максимальной безопасности ЛА 155/8 ДУИС по Алматинской области строгого режима. Одни правозащитники считают эту колонию самой образцовой, а другие, наоборот, очень сложной. Заключенные, прибывшие из других регионов досиживать свой срок по месту жительства, занимаются привычными делами: умываются, прибирают постели, готовятся идти в столовую на завтрак. Как вдруг из бытовки, где хранятся личные вещи, раздаются жуткие крики, чуть позже - стоны и топот бегущих ног.

Взору случайных очевидцев открывается страшная картина: истекая кровью, помощник завхоза карантина Роман ВАЙГАНДТ пытается укрыться от своих обидчиков, а прибывший в карантин из акмолинского строгача Артур ШАМРАЕВ и некий ЖОЛДЫБАЕВ бегут за активистом, ожесточенно тыкая его ножницами (позже экс­перты насчитают около 10 колотых ран). На шум сбегаются контролеры войскового наряда и сотрудники учреждения, скручивают злоумышленников и вызывают “скорую помощь”, однако до приезда медиков Роман истекает кровью…

Автор этих строк вместе с председателем общественной наблюдательной комиссии Алматы и Алматинской области Ардак ЖАНАБИЛОВОЙ выехал на место ЧП и поговорил с заключенными карантина и руководством колонии.

Зэки говорят: мол, сами ничего не поняли, ничего не видели, ничего не знаем - осужденные на длительные сроки за тяжкие и особо тяжкие преступления не верят ни журналистам, ни администрации, даже друг другу не всегда доверяют. Лишь один зэк, озираясь по сторонам, доверительно шепчет: ходят разговоры, что между лагерным активистом Романом и мужиком по жизни Артуром (категории зэков по тюремным понятиям) была незаконченная разборка по воле. В чем причина, никто не интересовался. Оно и понятно: чрезмерное любопытство в зоне чревато серьезной предъявой.

В администрации тоже разводят руками: ничего не предвещало беды. Как положено, встретили этап, разместили в отделении карантина, накормили, выдали одежду. Жалоб и заявлений у прибывших не было.

…Кабинет хозяина 71-й зоны (так в народе называют эту колонию) превратился в оперативный штаб. Начальник ДУИС Алматинской области Айдын АТАЕВ, его заместитель Бакытжан БАЙМАГАНБЕТОВ, начальник управления режима КУИС Бауржан УРАЗАЛИН и местное руководство лихорадочно пытаются найти причину этого убийства, ведь это не только личная трагедия родных убитого Романа, но и весьма серьезное для пенитенциарной системы ЧП: в колонии строгого режима под круглосуточным видеонаблюдением и вооруженной охраной зэк порезал зэка. Само же происшествие говорит о том, что убийство было спланировано - в руках Артура Шам­раева оказались ножницы (этот канцелярский прибор относится к категории запрещенных в зоне колюще-режущих предметов). О серьезности происшествия красноречиво свидетельствует и другой факт: расследованием убийства занимаются не сотрудники капшагайского горотдела, а следователи аппарата департамента полиции (ДП) Алматинской области.

- По факту убийства Вайгандта возбуждено уголовное дело, оба фигуранта, Шамраев и Жолдыбаев, уже арестованы судом и помещены в следственный изолятор Талдыкоргана. Все причины и мотивы этого тяжкого преступления будут установлены в ходе досудебного расследования, - сообщил по телефону замначальника областного ДП Болат ТЕНЕЗБАЕВ.

Между тем у Ардак Жанабиловой свое видение этой трагедии.

- В Уголовно-исполнительном кодексе четко указано о раздельном содержании заключенных, - говорит правозащитница. - Однако в этой колонии находятся и впервые осужденные, и рецидивисты. Хотя по соседству с 71-й находится такая же колония строгого режима. Мы не раз предлагали разделить эти категории заключенных, разместив их по разным учреждениям, но в КУИС считают: матерые сумеют поставить так называемых первоходов на путь исправления. Сомневаюсь. При такой ситуации рецидивисты всегда найдут себе торпед и, мягко говоря, прислугу...

Что же касается главного фигуранта Артура Шамраева - он известная в полиции личность: неоднократно судим за незаконное хранение и сбыт наркотиков, незаконное хранение огнестрельного оружия. Но самые весомые статьи - убийства. Еще в 2005 году в разных районах Алматы были обнаружены расчлененные тела девушек. Позже оперативники установили: жертвы - проститутки. Дело возбудили, но вскоре оно повисло…

К тому времени Артур успел схлопотать очередной восьмилетний срок за похищение человека и отбывал наказание в исправительном учреждении ЖД 158/4 ДУИС по Жамбылской области. Работая по убийствам проституток, алматинские сыщики установили: в прошлом Шамраев был сутенером. Именно в это время исчезла проститутка Жазира. Девица при­ехала в Алматы из дальнего региона страны, родных в южной столице у нее не было, видимо, поэтому ее никто не искал. Лишь спустя шесть лет оперативники нашли ниточку, связывающую Артура с Жазирой. Сыщики поехали в жамбылскую колонию, и под давлением неопровержимых улик Шамраев признался в убийстве Жазиры. По данным полицейских, Артур закопал труп в заброшенном сортире садоводческого общества на Каменском плато - там стражи правопорядка нашли останки девушки…

Вскоре было раскрыто еще одно убийство: как выяснилось, в марте 2005 года Артур расправился с очередной жертвой. Следователи говорят: Шамраев добровольно рассказал, как расправился с девицей в одном из частных домов пригорода, там же расчленил тело, а фрагменты раскидал по городу. По данным экспертов, уже тогда “в поведении Шамраева усматривались наклонности к садизму...”.

И вот теперь Шамраевым совершено новое убийство в стенах колонии строгого режима. Некоторые сидельцы полагают: одним из мотивов столь жестокой расправы над активистом может оказаться режим. И вот почему.

На строгаче минимальные сроки начинаются с десятки, и некоторые осужденные, желая освободиться досрочно, идут на сотрудничество с администрацией. Хозяин тоже не скупится на благодарности: поощрения, дополнительные свидания с родными, блестящая характеристика в суд перед рассмотрением вопроса об УДО. Понятно, что основная масса сидельцев относится к активистам с пренебрежением: повязка завхоза - это косяк, если судить по зоновским понятиям. Конечно, случаются разборки на этой почве, но до убийства еще не доходило. Видимо, поэтому многие активисты стараются не перегибать палку - иначе нарвутся на жесткий спрос сокамерников. Но встречаются и так называемые ярые добровольцы (таких зэки называют козлами). Тех хлебом не корми - дай возможность показать власть над себе же подобными. Козлы пачками строчат доносы, администрация наказывает провинившихся сидельцев, порой их забивают до полусмерти...

Вот и руководство 71-й колонии (как, впрочем, и других исправительных учреждений) поощряет активистов. Причем служивые настолько проявляют свою заботу над добровольцами, что в коридоре карантинного отделения зоны повесили бумажку (правда, без ссылки на нормы закона или ведомственную инструкцию), в которой черным по белому написано: добровольные помощники администрации колонии могут рассматривать... дисциплинарные проступки своих же сокамерников!

Увидев это, Ардак Жанабилова пришла, мягко говоря, в бешенство:

- Это что такое?! Кто позволил активистам наказывать таких же заключенных?! Откуда вы вообще ЭТО (выделено мной. - Т. К.) взяли?

Сопровождавшие нас майор и два старлея заметно растерялись. Позже пообещали поднять уголовно-исполнительное законодательство и показать нам нормы, дающие официальное право одному зэку наказывать другого (забегая вперед, отмечу: сославшись на неотложные дела, три офицера тут же куда-то исчезли, приставив к нам дежурный войсковой наряд)…

Между тем такое послабление для активистов, которые по команде сотрудников зоны ломают некоторых осужденных начиная от ворот колонии и заканчивая последующими истязаниями в карантине, для 71-й в порядке вещей. Сами заключенные, их родственники и адвокаты, правозащитники и журналисты неоднократно говорили о своеобразных нравах в ЛА 155/8. Туда не раз приезжали многочисленные комиссии - от местных прокуроров до представителей Генеральной прокуратуры, от областного ДУИС до сотрудников МВД, однако ситуация в корне не менялась. Ревизоры грозили администрации всевозможными репрессиями, обещали зэкам навести порядок, но стоило высоким гостям покинуть стены колонии, как активисты тут же начинали ломать тех, кто посмел пожаловаться на тюремный беспредел. И вот однажды в этой колонии случилось очередное ЧП, которое вызвало эффект разорвавшейся бомбы.

…Опять же в марте, но только 2010 года 27-летний офицер Мин­обороны Жандос САГАТОВ был жестоко избит в карантине. Тогда правозащитники зафиксировали кровавые следы от наручников, распухшую и синюшную от ударов правую пятку, сплошной синяк на спине, мочеиспускание с кровью и кровотечение, сильную опухоль в паху - результат ударов резиновой дубинкой. Но это еще цветочки. Над офицером сотрудники колонии и активисты поизгалялись как могли: запихнули (да простит меня читатель за эти жуткие подробности) в задний проход дубинку, разорвав бедолаге прямую кишку и мочевой пузырь!

Несмотря на всякие попытки администрации исправительного учреждения замять это ЧП, правозащитнице Ардак Жанабиловой при поддержке газеты “Время” удалось не только убедить правоохранителей возбудить уголовное дело по пыткам, но и довести его до суда (см. “За пытку - в клетку”, “Время” от 20.3.2011 г.).

К слову, это было первым уголовным делом о пытках в истории независимого Казахстана.

Тогда на скамье подсудимых оказались девять человек: два замначальника колонии - по режимно-оперативной работе Канат СЫЗДЫКОВ и по лечебно-профилактической работе Жумагали АБДИМУРАТОВ, трое сотрудников колонии и четверо активистов из совета правопорядка (СПП). Всех осудили на длительные сроки.

…И вот теперь очередное убийство на строгаче. Следователи областного ДП занимаются досудебным расследованием, сотрудники управления внутренней безопасности КУИС проводят служебную проверку. В кулуарах КУИС ходят разговоры, что крайним может оказаться замначальника колонии по режимно-оперативной работе. Но сами заключенные и некоторые сотрудники, просившие не называть их фамилии и должности, уверяют: этап, которым прибыл Артур Шамраев со товарищи, лично встречал новый хозяин 71-й колонии - ставленник г-на Атаева, который вслед за шефом перевелся в Заречный из ДУИС по Восточно-Казахстанской области.

Впрочем, кадровая чехарда в пенитенциарной системе - тема для отдельного разговора...

Тохнияз КУЧУКОВ, фото Романа ЕГОРОВА,Алматинская область

Поделиться
Класснуть

Свежее