6620

Как оказалось, я пригрел змею на груди,

- Канат УСКЕНОВ, бывший директор алматинского завода имени Кирова, - о своём заместителе.

Неделю назад на страницах газеты “Время” выступил экс-заместитель генерального директора АО “Машиностроительный завод имени С. М. Кирова” Сергей НЕДОСЕКИН. Он объяснил, почему за несколько лет территория промышленного гиганта заметно уменьшилась, а несколько цехов и солидный участок земли перешли во владение частной фирмы - ТОО “Бат-Коттон”. По словам  бывшего топ-менеджера предприятия, виноват в этом также теперь уже экс-генеральный директор Канат УСКЕНОВ (см. “Заводская разборка”, “Время” от 14.4.2016 г.). После выхода этой публикации главный герой статьи обратился в редакцию с просьбой дать ему возможность высказать свою точку зрения по поводу обвинений Сергея Недосекина.

- Мой бывший заместитель ввел вас в заблуждение, мягко говоря, - начал Канат Ускенов. - Не вижу смысла оспаривать все его слова, но есть ряд моментов, которые я бы хотел прокомментировать.
- Давайте начнем с вашего появления на предприятии. Как утверждает ваш бывший зам, на завод имени Кирова вы были назначены благодаря протекции экс-премьера, в прошлом - председателя совета директоров нацкомпании “Казахстан Инжиниринг” Серика АХМЕТОВА.
- Это не так. На завод я был назначен осенью 2009 года, а до этого времени занимался бизнесом. Генеральный директор назначается советом директоров вышестоящей организации - АО “Казахстан Инжиниринг”, а не одним конкретным человеком. Совет директоров - это коллегиальный орган, состоящий из нескольких лиц - независимых директоров. Решение о моем назначении было принято единогласно на голосовании членов совета директоров. Насколько мне известно, осенью 2009 года Серик Ахметов был назначен акимом Карагандинской области и, соответственно, как региональный руководитель, не мог влиять на деятельность национальной компании и ее дочерних предприятий. Кроме того, впервые я был избран депутатом маслихата Алматы еще до того, как получил приглашение возглавить предприятие. Так что ваш собеседник путается в фактах - сначала я стал депутатом, а уже потом - руководителем завода.
- Вы пришли на предприятие в 2009 году, и уже тогда у завода был долг перед ТОО “Бат-Коттон”.
- Это правда. Задолженность перед ТОО “Бат-Коттон” возникла еще в 2007 году.
- Однако долги завод начал погашать только после того, как “Бат-Коттон” сменил владельца - им стал Марат ЖАКИМОВ, по слухам, ваш племянник, а директором товарищества стал юрист Сергей БОДРОВ, с которым вы раньше тесно сотрудничали.
- На протяжении нескольких лет длились судебные тяжбы между заводом и ТОО “Бат-Коттон”, и начались они также до моего прихода на должность генерального директора. А погашать задолженность пришлось после вступления в силу окончательного решения Верховного суда РК.
Марат Жакимов не является моим родственником. Фамилию Бодрова я впервые увидел в судебных решениях, которые мы получили для исполнения обязательств. Эти обвинения уже звучали в мой адрес, и департаментом финансовой полиции города Алматы была проведена комплексная проверка, по итогам которой установлено, что никакой связи между мной и руководством “Бат-Коттона” не существует.
- Почему же вы не сразу начали погашать задолженность перед компанией? Выглядит так, будто ждали, когда произойдет смена владельца.
- Задолженность предприятия перед ТОО “Бат-Коттон” образовалась до моего прихода на завод. Когда я возглавил предприятие, то был поставлен перед фактом - есть огромная задолженность, при этом средств для ее погашения нет. Мы действовали строго по закону. После вступления в силу решения суда к его исполнению приступил государственный судебный исполнитель. Спустя несколько месяцев мы были вынуждены как-то урегулировать этот вопрос. Заключение мирового соглашения в рамках исполнительного производства позволило заводу получить длительную отсрочку исполнения и возможность спокойно осуществлять деятельность без угрозы ареста счетов и имущества предприятия. Фактически благодаря мировому соглашению исполнение удалось рассрочить на несколько лет. 
В общей сложности наша задолженность составляла более 700 миллионов тенге. Для завода, который практически не функционировал, это неподъемная сумма. По­этому нам оставалось только одно - отдать часть имущества в счет долга. К слову, от предприятия мировое соглашение подписывал Сергей Недосекин, только почему-то в статье он об этом умалчивает. А проверялся этот документ в том числе и нашей головной компанией “Казахстан Инжиниринг”. Утверждалось мировое соглашение судом.
- А вас, как гендиректора, не удивил тот факт, что по первоначальному договору завод должен был передать меньше имущества “Бат-Коттону”, чем передал в итоге? Вы ведь, как хозяин, должны были стремиться к тому, чтобы сохранить активы, а не уменьшить.
- Это неверная информация. Первоначальное соглашение, которое было подписано между заводом и ТОО “Бат-Коттон”, предполагало передачу достаточно большого перечня объектов недвижимости. Однако впоследствии суд признал этот договор недействительным. К тому моменту фирма уже перечислила предприятию крупную сумму, именно так и появилась задолженность. Уже затем в рамках исполнительного производства по мировому соглашению был составлен другой список имущества. При этом - и я хочу это подчеркнуть - это произошло в рамках исполнительного производства. В последующем также в ходе исполнения решения суда в работу вступили оценщики - независимая оценочная компания, назначенная судебным исполнителем, которая определила стоимость объектов, передаваемых в счет задолженности.
- Сергей Недосекин утверждает, что оценщик сработал против завода, в частности, в некоторых помещениях квадратный метр был оценен в 5 тысяч тенге. Почему вы не оспорили эти цифры?
- Оценщика выбирает судебный исполнитель. В данном случае были две компании, проводившие оценку, но пяти тысяч тенге за квадратный метр точно не было. Кроме того, управляющая компания в лице “Казахстан Инжиниринг” оспаривала действия судебного исполнителя, но суд признал их законными. Не соответствуют истине и слова моего бывшего заместителя о продаже земельного участка под строительство торгового центра “Мега-Парк”. Он утверждает во всех своих заявлениях, что данный участок был продан через посредника. На самом деле АО “Казахстан Инжиниринг” утвердило план реструктуризации завода с перечнем неликвидных объектов, подлежащих реализации. Данный план был направлен на предприятие для исполнения. В ходе его реализации в рамках требования законодательства заводом были объявлены и проведены торги, которые выиграла компания-застройщик ТОО “Мега Центр Плюс”. Так что все разговоры о продаже активов по заниженным ценам - не более чем вымысел. Удивительно, но именно Недосекин организовывал процедуру торгов, сам подписывал договор купли-продажи и акт приема-передачи. То есть он знал о продаже земельного участка больше, чем любой другой сотрудник нашего предприятия! В данном случае это клевета. Кроме того, всю мою деятельность на посту генерального директора ежегодно проверяла служба внутреннего аудита управляющей компании “Казахстан Инжиниринг”. Конечно, были замечания, но ни одно из обвинений, выдвинутых Недосекиным, не нашло своего подтверждения. Более того, когда в начале 2016 года я покинул завод, была проведена еще одна проверка, которая также не выявила нарушений в моей работе. И я считаю это самым объективным ответом на все обвинения.
- Почему же ваш бывший заместитель продолжает выдвигать против вас обвинения, если претензий со стороны вышестоящего руководства к вам нет?
- Я могу предположить, что это связано с уголовным делом по факту хищения металла с территории завода. В 2014 году я уехал на переговоры за границу, а Недосекин, как первый заместитель, остался за главного. В этот период с завода было вывезено более 77 тонн цветного и черного металла. После моего возвращения Сергей ушел в отпуск и больше не вернулся. Как оказалось, он улетел в Соединенные Штаты и остался там. При этом заявления об увольнении он не подавал, что показалось мне странным. А через какое-то время несколько сотрудников завода написали служебные записки о том, что в мое отсутствие с территории завода был вывезен металл. Отпускали его по устному указанию Недосекина. Мы написали заявление в правоохранительные органы, была проведена проверка и найдена фирма, которая и вывезла металл. Директор этой компании дал показания, что заплатил больше 180 тысяч долларов Недосекину. Вот вам материалы следствия для ознакомления. После того как правоохранительные органы начали искать моего бывшего заместителя, чтобы задать ему ряд вопросов, он начал рассылать свои заявления во все государственные органы. В настоящее время Сергей Евгеньевич признан подозреваемым по факту кражи, объявлен в розыск, и компетентными органами принимаются меры по его экстрадиции. Кроме того, в ходе внутренней проверки 2016 года были выявлены иные случаи зло­употребления Недосекиным служебным положением. И даже жаль, что в итоге наша многолетняя совместная деятельность на заводе имени Кирова заканчивается вот так - скандалами и уголовным делом. Я, например, считаю, что не зря отдал предприятию семь лет. Может быть, прозвучит это нескромно, но нам есть чем гордиться. Например, впервые за долгие годы завод получил крупный заказ от российского морского флота - не просто заказ, а заказ по нашему профилю! Также удалось заключить соглашения с партнерами из Индии и других стран. Благодаря этому предприятие получило прибыль, мы сохранили коллектив, многие наши рабочие трудятся на заводе десятилетиями! Оценкой моих скромных усилий стали государственные награды, в том числе орден “Курмет”. И если бы за эти семь лет я занимался на заводе махинациями, а не работал на благо предприятия, то сейчас  бы с вами не разговаривал. Поверьте, контроль за деятельностью завода со стороны “Казахстан Инжиниринг”, Министерства обороны, “Сам­рук-Казыны” всегда был на самом высоком уровне.
При этом я не снимаю с себя ответственности, мне стыдно перед Министерством обороны РК, АО “Казахстан Инжиниринг” и коллективом завода за действия Сергея Недосекина и последовавшие разбирательства вокруг предприятия, так как именно я привел его на завод, рассчитывая на его порядочность и профессионализм. Но, увы, как оказалось, я пригрел змею на груди, как говорится.

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее