3818

В ситуации цейтнота

Как принять верное решение за считаные секунды в момент смертельной опасности?

В ситуации цейтнота

Жители алматинского микрорайона “Аккент” поделились тем, какие эмоции они испытали во время случившегося на этой неделе пожара в одной из местных многоэтажек. Одни паниковали и призывали людей прыгать из окон, а другие сохраняли спокойствие и выводили соседей из подъезда, пока не прибыли пожарные.

Сегодня дом №54 пустует. Однако следов пожара на здании нет. Оно и понятно: огонь был внутри. По версии ДЧС, загорелись электрокабели в лифтовой шахте.

О недавнем ЧП здесь напоминают разве что разбитые окна, из которых прыгали вниз люди, пока пожарные не могли прорваться к высотке из-за пробок на дорогах и припаркованных вплотную к высотке автомобилей. Еще один грустный штрих - кем-то брошенные на дороге розовые, почти новые детские кеды...

Пострадали 49 человек, в том числе 31-летняя Асель БЕКМУХАМЕТОВА, которая вскоре скончалась от множественных травм. Она, как и ее старшая сестра, выпрыгнула из окна с высоты 5-го этажа. Сейчас 35-летняя Айжан в реанимации. Их родителей позже вызволили из квартиры прибывшие пожарные.

Свидетелем трагических событий стала жительница соседнего дома Роза ЕТЕКБАЕВА. Около пяти часов вечера она подъезжала к микрорайону “Аккент”. Увидела толпу людей, машины скорой помощи. Поначалу разобраться было сложно - перед дымящимся домом стоял гвалт. Но скоро все стало понятно без слов.

- Мы тут как одна семья живем, - рассказывает Роза Ильясовна. - Однако в тот момент, к сожалению, не было единых, сплоченных действий... Когда сестры вышли на балкон, люди снизу стали им кричать: “Прыгайте! Бросайте ковры и матрасы!”. А я, наоборот, кричала: “Нет, не прыгайте!”. С пятого этажа кажется: вот она, земля, рядом. Но я занималась парашютным спортом и знаю, что такое падение с высоты! Нас не подпускали к парашютам, пока мы не сдадим экзамен по прыжкам.

Прыгать с такой высоты без страховки - это безумие, продолжает наша собеседница. Взрос­лый человек летит вниз как тяжелый камень. И поэтому вполне понятно, почему не все ловившие внизу сестер могли удержать неудобный матрас.

- Если уж и решились на такое, то матрас нужно было держать не десятерым мужчинам, а, например, всем 20. Народу же хватало! Одна женщина сбросила из окна 8-летнего мальчика. Раскачала его, но не рассчитала, и он упал мимо матраса. Его удалось поймать, но он стукнулся головой. Этот ребенок и попал в реанимацию.

В свое время Роза Етекбаева работала в скорой помощи, у нее высшее медицинское образование, а потому знает: даже падая на матрас, человек может сломать себе все что угодно, получить ушибы и травмы внутренних органов.

- Когда людям что-то советуешь в простое, спокойное время, они обычно отмахиваются: ладно, мол, сам разберусь. Но здесь, при пожаре, жители поддались панике, потеряли контроль и ясность сознания, - полагает Роза Ильясовна. - Опасность сгореть при пожаре или задохнуться затмила другую опасность - разбиться при падении. Отец погибшей Асель говорил, что не успел оглянуться, как его дочери одна за другой сиганули с балкона... Впрочем, не нам судить людей, которые прыгали, ведь мы не были на их месте...

По словам медика, реакция организма на дым тоже бывает разной. Один может долго терпеть, а у другого начинает развиваться аллергическая реакция, человек будет задыхаться, а его сердце сдавливаться.

- Помимо запаха гари мы ощущали едкий ядовитый дым горящей проводки. Сестры пытались спастись и мокрыми полотенцами, но дым нарастал. Видимо, наступил момент, когда женщины уже стали задыхаться...

Очень жаль их родителей. 31 год растить ребенка, чтобы потом его за какие-то доли секунды потерять и похоронить… - тяжело вздыхает Роза Ильясовна.

По ее словам, она боролась с точечной застройкой в микрорайоне “Аккент” задолго до трагедии: узкое расстояние между высотками, непродуманная стихийная парковка могут привести к плачевным последствиям, в случае ЧП к домам не подъедет пожарная машина. Как в воду глядела.

- Мне сказали, что между домами есть расстояние 20 метров, все законно. А почти все проживающие здесь - многодетные, малоимущие семьи. Очень много квартир здесь без права выкупа, как социальное жилье. Поэтому люди боятся выступать, высказывать свое мнение, спорить.

Етекбаева убеждена: в трагедии в первую очередь виновен застройщик, конечно, при попустительстве госорганов, дающих разрешение на стройку.

Тлеужан АХМЕТХАН живет на втором этаже того самого горевшего дома. Он не видел, как люди прыгали из окон. В это время он спасал соседей другим путем - по подъездной лестнице. Так ему удалось вывести из здания 16 человек до приезда спасателей.

- В момент пожара я находился дома с семьей. Сразу почувствовал запах гари. Выскочил в подъезд, увидел, откуда идет дым. Вывел из квартиры жену, детей. В тот момент в гостях у нас была маленькая девочка - племянница той самой погибшей Асель, дочка ее брата, - поделился роковыми совпадениями Тлеужан.

Он выводил всех исключительно по подъездной лестнице с 16-го этажа. Электричества уже не было, лифт не работал.

- Дым был такой, что ничего не было видно. Пришлось идти на ощупь. Знаю, что везде примерно такая же планировка, как и у нас на втором этаже. На восьмом этаже уже не хватало воздуха. Снял с себя футболку, намочил и закрыл лицо. Так бегал, ходил туда-сюда несколько раз, выносил детей на руках. Смачивали полотенца и закрывали всем лица.

- Как вам удалось не поддаться всеобщей панике? Неужели не было страшно? - спросила я.

- Я вообще ни о чем не думал. Даже мама меня останавливала, говорила: ты у меня единственный сыночек, не ходи больше! Но я хотел только одного: чтобы люди остались живы и здоровы.

Сам 29-летний Тлеужан получил интоксикацию. После последнего “забега” он вышел из подъезда уже шатаясь. У мужчины резко упал гемоглобин в крови. Врачи оказали ему первую помощь.

- Оказывается, пожарных вызвали поздно. Когда начался пожар, на часах было где-то 16.50, а им позвонили только через 10-15 минут. Правда, пожарные довольно быстро приехали, - подвел черту Тлеужан, а затем уже более оптимистично добавил: - Сейчас мы живем у родственников. У нас, у казахов, много родственников. Если не пойдешь к ним - обидятся!

Во дворе микрорайона “Аккент” развернуты две палатки, своего рода полевые кухни. С одной стороны - столы и складные стулья, с другой - гора нетронутых бутылок с питьевой водой. На полу - остатки еды. Видно, что перекусывали здесь наспех. Рядом стоят и биотуалеты. Жители дома, которые вернулись в свой двор ради встречи с районным акимом, не скрывают: власти действительно обеспечили их всем необходимым. Для пострадавших жителей организовали ночлег и питание в ближайшей гостинице и спортзале лицея №178.

В лицее, куда мы заглянули, было безлюдно. Развернутые раскладушки и матрасы, предоставленные службой спасения. Тут же рядом запасы воды и сухой паек.

- Ночевали всего два человека, они ушли рано утром, - пояснила администрация учреждения.

На встрече с акимом Алатау­ского района Азаматом КАЛДЫБЕКОВЫМ выяснилось, что жильцы горевшей высотки отказываются жить в школе и гостинице, пока временно гостят у родственников. Они попросили дать им деньги на съемное жилье, пока многоэтажку восстанавливают после пожара. Аким района согласился и пообещал выдать деньги уже в пятницу. Но только тем, кто снимет квартиры официально, по договору.

- Мы определили сумму средств, за которую жители могут снимать квартиры: однокомнатная - не более 200 тысяч тенге, двухкомнатная - не более 300 тысяч тенге, четырехкомнатная - не более 400 тысяч тенге, - сообщил аким.

Между тем жильцы дополнительно просят деньги и на так называемый депозит, который требуют арендодатели. Иногда он равен стоимости арендной платы за месяц. Да и не каждый согласится пускать квартирантов всего на пару месяцев - ремонтные работы в сгоревшем доме по­обещали завершить до середины сентября.

Ответ акимата Алатауского района не заставил себя долго ждать: “Акимом района Азаматом Калдыбековым дано разъяснение о невозможности предоставления суммы депозита, поскольку это страховая сумма для возмещения возможного ущерба арендуемому имуществу, которая после выезда арендатора возвращается при отсутствии ущерба. То есть это личная ответственность арендующего лица”.

С другой стороны, акимат подчеркивает, что деньги будут выделены “сразу за два месяца, на период восстановления 54-го дома”. “Таким образом, сумма второго месяца может послужить в качестве депозита”, - полагают власти Алатауского района.

По информации ведомства, заключено и представлено уже 75 договоров аренды жилья на двухмесячный период.

Екатерина ТИХОНОВА, фото Андрея ХАЛИНА и с сайтов ru.qaz365.kz и newtimes.kz, Алматы

Поделиться
Класснуть