10421

Умышленный аффект

Жуткое убийство алматинского адвоката Айман АСАНОВОЙ всколыхнуло не только юридическую общественность страны. От полицейских требовали скорейшей поимки преступника. Обстановка накалилась настолько, что ход следствия взяли на контроль не только в департаменте полиции Алматы, но и в МВД (см. “Квартира или жизнь”, “Время” от 9.3.2023 г.). И вот итог: полтора года в колонии-поселении. Как такое возможно?

Умышленный аффект
Айман АСАНОВА.

На поимку убийцы были брошены лучшие силы алматинской полиции во главе с начальником Алмалинского РУП Есеном ИСКАКОВЫМ. Менее чем за сутки подозреваемого задержали. Он сразу же дал признательные показания.

В ноябре 2019 года Талгат НУРТАЕВ и Айман Асанова заключили брак и стали жить вместе. К слову, до Айман Талгат был дважды женат и после каждого развода покупал бывшим женам квартиры. А до женитьбы с юристом он жил в престижном ЖК в верхней части города. Но семейное счастье было недолгим: стали частыми бытовые конфликты, а спустя три года пара рассталась.

Талгат НУРТАЕВ.

Официальный развод только накалил страсти. Причиной стала квартира, которую Нуртаев купил на свои деньги, но оформил недвижимость на Айман. Она делить с ним жилье не собиралась.

8 октября прошлого года Нуртаев приехал во двор в очередной раз поговорить с бывшей супругой. Дождавшись, когда Асанова припаркуется и направится к дому, он пошел ей навстречу и завел разговор о разделе имущества. По словам Нуртаева, Айман отреагировала очень эмоционально.

“Около 22 часов 40 минут Асанова в ходе разговора возмутилась словами Нуртаева и тяжко оскорбила последнего... Кроме того, Асанова сообщила ему, что проживает в настоящий момент с другим влиятельным мужчиной, который сможет отобрать у него остальное имущество. При этом Асанова вынула неустановленный следствием нож и стала им размахивать, прогоняя Нуртаева...” - выдержка из материалов уголовного дела.

Талгат посчитал, что Айман оскорбила его, унизила мужское достоинство, и впал в состояние “внезапно возникшего сильного душевного волнения”. Он выхватил из ее рук нож и стал наносить им юристу удары в область шеи и головы, причинив ей смертельные раны. Судебная экспертиза эти травмы посчитала тяжким вредом здоровью.

От многочисленных ножевых ранений Айман рухнула без чувств, а Талгат поспешно ретировался с места преступления. Более суток лучшие врачи города боролись за жизнь Асановой, но медицина оказалась бессильна.

Присутствовавшие на похоронах адвоката Асановой до сих пор с содроганием вспоминают, как ее мама несколько раз теряла сознание, громкий плач родственников, коллег и знакомых слышался не только во дворе, где прощались с убитой. Затем было непродолжительное следствие, вскоре уголовное дело передали в специализированный межрайонный суд. Открытый судебный процесс под председательством Еркина МАЙШИНОВА прошел с участием присяжных заседателей.

Согласно вердикту суда, факт убийства Айман Асановой Талгатом Нуртаевым был полностью доказан. Правда, появилась любопытная деталь: состояние аффекта. Еще одна подробность - обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность и наказание Нуртаева, судья посчитал его частичное признание вины и наличие малолетних детей. При этом отягчающих обстоятельств не обнаружилось.

Неблагодарное это дело, комментировать решение суда. Но в данном случае приведем некоторые признательные показания самого Нуртаева: “…В связи с личной неприязнью и ненавистью у меня возник преступный умысел, направленный на убийство Айман Асановой. Зная ее распорядок дня, решил совершить убийство у дома №125 по улице Казыбек би…”

Эти признательные показания наряду с вещдоками и легли в основу обвинения. Разве умысел совершить запланированное убийство законодатель уже не относит к отягчающим обстоятельствам?

“Суд, с учетом характера и степени общественной опасности уголовного правонарушения, личности виновного, который вину признает и раскаивается в содеянном преступлении, считает необходимым назначить ему наказание, связанное с изоляцией от общества в пределах санкции статьи, по которой он признан виновным. Процессуальные издержки, состоящие из сумм, израсходованных на проведение экспертиз в органах судебной экспертизы, подлежащие к взысканию, составляют 90 177 тенге”, - сказано в приговоре специализированного межрайонного суда по уголовным делам Алматы.

Талгату Нуртаеву назначили год и шесть месяцев лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении. Заметим, что за не­умышленное ДТП со смертельным исходом дают намного больший срок. И за кражу мобильного телефона суды спокойно отправляют вора за решетку на три, а то и пять лет. Кроме того, Нуртаев с 14 октября прошлого года до приговора суда находился в следственном изоляторе. По закону из полутора лет вычтут дни, проведенные под арестом: день в СИЗО равняется двум дням отсидки в колонии.

По словам руководителя Национального центра по правам человека Салтанат ТУРСЫНБЕКОВОЙ, такие мягкие приговоры служат плохим примером семейным дебоширам.

- Например, такой муж либо в алкогольном опьянении, либо в состоянии аффекта убьет жену и будет думать: ну пару лет отсижу в крайнем случае, - отмечает Турсынбекова. - Надеюсь, родственники Асановой обжалуют этот необоснованный, на мой взгляд, приговор. У нас бывают случаи, когда суды дают большие сроки женщинам, годами страдающим от семейного тирана, когда, защищая себя и маленьких детей, она случайно либо умышленно убивает мужа. Считаю, по таким категориям дел Верховный суд должен провести разъяснительную работу. В случае с убийством адвоката Асановой приговор считаю слишком мягким.

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть