13772

Проделки автомафии

В Костанае много раз проверенная по всем учетам машина вдруг стала криминальной

Проделки автомафии
Игорь КАЗАКОВ.

Игорь КАЗАКОВ обескуражен: он никак не ожидал, что в суде на него навешают всех собак. Сейчас костанаец оказался в ситуации, лишающей его и денег, и имущества.

- Почему на меня возлагают вину за чужие грехи, в то время как я не стал фигурантом какого-либо уголовного дела? - удивляется Казаков. - Кто-то пригнал из России криминальную машину, кому-то когда-то ее скинул... Потом мне довелось ее купить и продать. А через восемь месяцев без каких-либо доказательств суд назвал меня чуть ли не соучастником криминальной схемы. Разве так бывает?

Суд обвинил Игоря в недобросовестности просто потому, что… так показалось. Это не преувеличение. Вот прямая цитата из судебного решения: “С 14 декабря 2020 года по 24 декабря 2020 года у транспортного средства сменилось три собственника перед его приобретением истцом ЕСТЫБАЕВЫМ Ж. А. Поэтому суд усматривает в действиях ответчика Казакова И. Н. недобросовестность при совершении сделки по отчуждению автомобиля”.

- Косвенно обвинив Казакова, суд пошел против здравого смысла и действующих юридических норм, - считает адвокат Снежанна ЖУКОВА. - Если бы мой клиент был замешан в преступлении, с ним давно уже говорили бы по душам следственные органы. На самом деле и он, и купивший у него машину господин Естыбаев - пострадавшие. Так же как и полторы тысячи казахстанцев, ставших жертвами транснациональной автомафии.

Благодаря этой истории, к сути которой мы вернемся чуть позже, нам удалось узнать: в Казахстане полным ходом идет следствие о крупнейшем автокриминале последнего времени. В распоряжении редакции оказались документы, подтверждающие, что правоохранительные органы нередко выявляют и изымают пригнанные из России контрабанд­ные японские праворульные машины престижных марок, новые хозяева которых даже не подозревали о подвохе.

Расследованием этих событий изначально занимались силовики Северо-Казахстанской области. Они установили круг подозреваемых лиц, которые провернули схему по извлечению сверхдоходов, используя особенности экономических законов Евразийского союза. Заключается она в следующем: пригнать во Владивосток из Японии машины под видом запчастей, чтобы избежать высокого налогообложения; собрать из них, используя фиктивные документы о приобретении новых кузовов, цельные авто; исключить из сопроводительных документов наличие двигателей, трансмиссий и ходовой части. Затем переправить в Омск, а оттуда - в Казахстан.

А дальше дело за малым: зарегистрировать с присвоением гос­номера, техпаспорта и продать. Известно, что практически все криминальные авто были зарегистрированы в одном столичном спецотделе филиала НАО “Гос­корпорация “Правительство для граждан”.

По нашим данным, в следственных документах содержится список из 1478 праворульных “японцев”, завезенных криминальным путем в Казахстан. А теперь представьте себе масштаб этого скандала, маленькой частью которого стала история костанайца Игоря Казакова.

- В декабре прошлого года я наткнулся на объявление о продаже в Нур-Султане мини-вэна Nissan Serena, - рассказывает Игорь. - Созвонился с хозяином, его фамилия АГДАВЛЕТОВ, и сразу выехал в столицу. Машина была классная, красивая, несмотря на то что по документам она 1995 года выпуска. Подумал, что ее очень хорошо подготовили к продаже. Заплатил 5,7 млн тенге, и хозяин при мне снял ее с учета. Я пригнал “ниссан” в Костанай и сразу поставил на СТО, чтобы установить сигнализацию и затонировать задние окна. А уже через два часа мне позвонил мастер, занимавшийся машиной, и сказал, что его знакомому очень она по­нравилась и тот просит о встрече, чтобы договориться о продаже по выгодной для меня цене. Я согласился. Мы встретились с покупателем Жумабеком Естыбаевым, который оказался владельцем другого СТО, где мы и проверили машину. Претензий не возникло, мы заключили электронный договор, я продал авто на 300 тысяч дороже, чем купил. И все было нормально в течение восьми месяцев.

А в августе Естыбаев сообщил Казакову, что теперь уже его попытка продать эту машину закончилась крупной неприятностью. При проверке выяснилось, что на нее наложено обременение департаментом экономических расследований Северо-Казах­станской области. Естыбаев потребовал от Казакова вернуть деньги, а вскоре обратился в суд с требованием о расторжении договора купли-продажи.

- Нельзя расторгнуть договор, который исполнен! - объясняет адвокат Жукова. - Если бы истец заявил другое требование - признать такой договор недействительным, это было бы более грамотно с юридической точки зрения. Но когда стороны полностью исполнили свои обязательства (один предоставил машину, другой за нее заплатил), взять его и расторгнуть - нонсенс. Однако суд сделал это.

И не только это. В решении судьи Костанайского горсуда ТИМОФЕЕВА ответчик и адвокат увидели упоминание фактов и обстоятельств, о которых во время процесса никто даже не упоминал. Например, о том, что среди прошлых собственников машины значится некто ЯЛИЛОВ. При этом оказалось, что именно он, а не Агдавлетов продал Казакову злополучный “ниссан”. Как столь странное утверждение проникло в судебный акт, знает, наверное, только судья Тимофеев. Тем более что оно было усугублено фразой о невесть откуда взявшейся недобросовестности Казакова.

Заметим: к моменту разбирательств суд уже обладал информацией о расследовании деяний автомафии. Поэтому вышло совсем уж нехорошо, ведь имя ответчика суд каким-то образом и совершенно безосновательно прицепил к этой уголовной истории. Зато так, видимо, было проще вынести решение против Казакова.

- И вышло сейчас, что я должен выплатить Естыбаеву шесть миллионов, а он возвращать мне машину не обязан, - недоумевает Игорь Казаков. - Во всяком случае, суд ни одним словом не упомянул о дальнейшей судьбе этого авто. Мне трудно понять, в чем справедливость такого решения.

По мнению адвоката Жуковой, история могла бы развиваться совсем в другом русле, если бы Казакова и Естыбаева признали друзьями по несчастью.

- Естыбаев мог бы обратиться в органы уголовного преследования, чтобы его признали потерпевшим, - считает адвокат. - Его иск должен быть обращен к истинному виновнику - преступнику, но никак не к Казакову. Разве он может нести ответственность за совершенные кем-то криминальные действия? Не существует никаких доказательств его причастности к делам транснациональной автомафии.

Но в этой ситуации его все-таки сделали крайним.

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

Поделиться
Класснуть