4750

Жестокое рандеву

Изнасилованная женщина столкнулась с нежеланием полиции расследовать уголовное дело по ее заявлению

Жестокое рандеву
Малая часть телесных повреждений Алии.

По вполне понятным причинам мы не можем указать настоящее имя пострадавшей, поэтому назовем ее Алией. Но показать какие-то последствия совершенного против нее преступления вправе. Мало того что сам по себе вид ободранных в кровь коленей красноречив, так он еще и иллюстрирует специальное экспертное понятие, которым оперируют сотрудники правоохранительных структур.

- Есть такой термин: “телес­ные повреждения, характерные для насильственного полового акта”, - объясняет адвокат и бывший сотрудник следственных органов Татьяна АНТОНОВА. - Как профессионал, могу утверждать: кровоподтеки и ссадины на теле потерпевшей вряд ли могли быть получены при иных обстоятельствах.

Алия подробно рассказала о том, что с ней случилось 18 января в столице, куда она приехала из Лисаковска и сняла квартиру на правом берегу Ишима. Там она встретилась с мужчиной, приехавшим из Узбекистана и назвавшимся Шахзодом.

- Он так представился на сайте знакомств, но позже, во время следствия, я узнала, что зовут его Суюнбой, - начинает разговор Алия. - Договорились о встрече, и он не вызвал тогда у меня неприязни. Рассказал, что когда-то была у него семья, а сейчас он в разводе, но очень любит свою дочь, оставшуюся на родине с матерью. Здесь же он занимается строительными работами, очень доволен доходом. В общем, с виду человек приличный. Какое-то время мы ходили друг к другу на свидание, а потом он попросил меня познакомить его с моей дочерью. Я привела его в арендуемую квартиру, но дочки дома не оказалось, и там возник конфликт.

Дело в том, что вместе с Алией и ее дочерью угол в этой квартире снимал еще один их знакомый. Увидев его, Шахзод-Суюнбой взбеленился, стал придираться к постояльцу и даже угрожать ему. Сосед счел за благо поскорее ретироваться, и Алия осталась с ревнивцем наедине.

- Я была сильно возмущена его поведением, высказала ему все, он вроде бы пообещал вести себя прилично, - вспоминает собеседница. - Однако все пошло по другому сценарию. Он выложил на стол принесенные угощения, среди которых оказались вино и коньяк. А я спиртное практически не пью и была уверена, что он такой же. Почему? Потому что он показался мне человеком религиозным: часто употреблял цитаты из Корана, говорил о Всевышнем… Тем не менее это не помешало ему тем вечером выпить. Очень скоро он опьянел и стал мне высказывать глупые претензии насчет нашего соседа. Я послушала-послушала, а потом прямо сказала: “Знаешь что, уходи. У нас ничего не получится, я не хочу быть с тобой”. А он сильно разозлился. Сказал, мол, так не пойдет, зря он, что ли, в супермаркете потратился на еду и спиртное.

Шахзод влил в Алию бокал вина и перешел к решительным действиям. Та, как могла, сопротивлялась, но…

- Помню, что он стал хватать меня за руки, а потом размахнулся и со всей силы ударил меня головой в лоб, - продолжает женщина. - Я тут же отключилась. Очнулась на диване в комнате, куда он перетащил меня из кухни, от новой боли. Я уже была голой, он лежал на мне.

По словам Алии, этот кошмар длился почти всю ночь. Шахзод-Суюнбой снимал происходящее, заставляя Алию глядеть в камеру. Он говорил при этом, что она теперь никому ничего не расскажет, иначе выложит это видео в сеть и опозорит ее.

- Я никак не могла вырваться, он крепко держал меня, не позволял даже выйти в туалет, - чуть не плача вспоминает Алия. - Уже под утро, когда он захрапел, я смогла выскользнуть. Схватила платье, сумочку и телефон. Выбежала на лестничную площадку, поднялась на несколько этажей выше. Набрала номер друга дочери. Он, к счастью, ответил и вскоре примчался. Я ему рассказала, что меня этот человек бил всю ночь, попросила его вынести мне теплые вещи и выпроводить насильника из квартиры.

По воспоминаниям Алии, зафиксированным в следственных документах, друг дочери говорил, что продравший глаза мужчина кричал о краже сотового телефона, который вскоре нашелся под подушкой, а также о том, что она должна ему 60 тысяч тенге... В конце концов он ушел. Шокированная и плачущая Алия, зайдя в квартиру, собрала все свои вещи, в том числе и постельное белье, на котором остались следы ночного изнасилования, и заказала такси до Костаная.

- Я даже не помылась, уехала как есть. В такси во время поездки разглядела, что у меня кровь на пальцах рук и под ногтями. По приезде домой, в Лисаковск, через силу рассказала об этом брату, и он буквально заставил меня написать заявление в полицию. Как же мне было стыдно! - прикрывая лицо руками, говорит женщина.

В полиции, по словам Алии, когда начались первоначальные следственные действия, весть об изнасилованной мигом разнеслась по отделу, и на нее то и дело бегали смотреть разные сотрудники. Ей пришлось выдержать эту волну нездорового интереса и несколько раз излагать свою страшную историю разным людям. О происходившем в Лисаковске она рассказывала по телефону костанайскому адвокату Татьяне Антоновой, которая обратила внимание на то, что у Алии не изъяты вещдоки.

- Мне пришлось практически бороться за то, чтобы ее разорванное платье и эту постель, на которой все происходило, приняли и оформили как следует! - возмущена Антонова. - Смывы из-под ногтей у нее так и не взяли. Дело было направлено в управление полиции района Алматы Нур-Султана. И с тех пор я наблюдаю, так сказать, затык. Не расследуется заявление потерпевшей, и все тут. Оказалось, что дело-то отправили, а вещдоки - нет, так как на них в Лисаковск не был прислан специальный запрос. И таких примеров в этой истории масса.

По мнению адвоката, изначально правоохранители вели себя так, чтобы этот факт не расследовать. Даже очную ставку провели с грубейшими нарушениями, отказавшись подключить защитника потерпевшей к видео­связи. Позже протокол этого следственного действия, как и оно само, был признан недействительным.

Последние новости об этом деле таковы: следствие отказалось отправлять на экспертизу вещдоки, потому что не сочло это целесообразным.

- Они объясняют это тем, что Шахзод во время допросов признал факт полового контакта с Алией, - продолжает Антонова. - При этом он утверждает: все произошло по обоюдному согласию. Его объяснения, что Алия по жизни любительница жесткого секса и сама его попросила это сделать, следствие приняло без сомнений. Еще они верят утверждениям подозреваемого, что Алия обокрала его на 600 тысяч тенге (поначалу-то он говорил о сумме в 10 раз меньше). Я спрашиваю: заявление о краже есть? Отвечают, мол, нет. Так о чем вообще речь? Заставить полицейских разобраться никак не удается! Честно говоря, я шокирована столь легким отношением силовиков к факту тяжкого преступления, чувствую себя растерянной. Но борьбу продолжу.

Не намерена сдаваться и Алия.

- Я думаю, что все это похоже на коррупцию, - предполагает женщина. - Я же видела, как этот человек вольно вел себя на допросе. Как будто у него уже все схвачено. Не понимаю, почему мне дают понять, что я сама во всем виновата. Но нельзя быть повинной в том, что тебя избили и надругались…

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

Поделиться
Класснуть