20642

Звонок из психбольницы

Адвокат, обвиняемый в убийстве матери, позвонил нашему корреспонденту Стасу Киселёву

Звонок  из психбольницы
Фото: 31tv.ru

Год назад Казахстан потрясло сообщение о том, что известный адвокат, а в прошлом сотрудник Военной прокуратуры Кумар БЕРДАЛИН взят под стражу по обвинению в убийстве матери. Об этой новости написали все СМИ. “Вкуснейшие” обстоятельства происшествия смаковались от души: сообщалось, что Бердалин сошел с ума, пытался покончить жизнь самоубийством, а нанесенные якобы им побои стали смертельными для его матери, после чего он попал в психиатрическую клинику.

Наша газета была первой, кому удалось рассказать о громком происшествии, причем не по официальным пресс-релизам. Нам дала интервью жена Бердалина, которая добивалась оказания мужу медицинской помощи и вызволения его из СИЗО (см. “Жен может быть четыре, а мама - одна”, “Время” от 11.6.2020 г.).

Теперь же на связь с нами вышел сам Кумар Бердалин. Он находится сейчас в столичной психиатрической клинике. Позвонил мне Кумар Советович потому, что в течение 2019 года мы часто контактировали и у нас сложились хорошие отношения. Бердалин был адвокатом в громком уголовном процессе по делу крупного предпринимателя и сумел доказать в суде незаконность действий ряда госорганов, в том числе силовых. В итоге дело бизнесмена, перед которым маячил большой срок по ложным обвинениям, было прекращено по реабилитирующим основаниям.

Ни разу за все время знакомства и общения у меня не возникало подозрения о психическом нездоровье адвоката. Бердалина я запомнил как хорошего профессионала и искреннего человека, способного на живые, иногда импульсивные, но всегда искренние реакции. Можете себе представить, какой шок я испытал, узнав о том, что с ним случилось.

Когда у меня на дисплее телефона появилась надпись “адвокат Бердалин”, я не поверил своим глазам… Мы общались по видеосвязи, и я видел на экране смартфона прежнего Кумара - как обычно, улыбчивого, но теперь готового к собственной защите.

- Вас там лечат? Какие препараты вы принимаете?

- Мне дают таблетки от диабета и высокого давления, больше ничего. Я здоров в психическом смысле, но мои хронические заболевания, усугубленные тяжелыми потрясениями, год назад стали спусковым крючком для временного психического расстройства.

Как объясняет Бердалин, череда стрессовых ситуаций привела к эндокринному сбою: ему диагностировали диабет. Кстати, за время службы “высокопоставленный сотрудник” не нажил ничего, кроме машины и однокомнатной квартиры в столичном “прокурорском” доме, взятой под кредит в Жилстройсбербанке. Уйдя в вынужденную отставку в конце 2016 года, Кумар Бердалин занялся адвокатской деятельностью, и о нем пошла слава как об удачливом и профессиональном защитнике.

- Родня моей жены попросила меня участвовать в деле бывшего главнокомандующего Военно-морскими силами контр-адмирала Жандарбека ЖАНЗАКОВА (он был осужден за злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия, на 6 лет, но в 2020-м освобожден из колонии с изменением наказания на 5 лет ограничения свободы. - С. К.), - рассказывает Бердалин. - Я жил тогда из-за локдауна в Караганде с матерью, куда приехал отдохнуть после дела костанайского бизнесмена. Оно получило развитие, связанное с гражданскими процессами. Мне не удалось довести его до конца из-за разногласий с клиентом, и я сильно по этому поводу переживал. Потом случилась безвременная кончина моего близкого друга, которая тоже выбила меня из колеи. Очень волновался я и из-за пандемии, боялся, что болезнь заберет моих родственников. Перед поездкой в столицу я был в селе на айте и получил там пищевое отравление, которое меня сильно вымотало, я трое суток почти не спал. В Нур-Султан приехал 30 мая по просьбе жены, чтобы встретиться с Жанзаковыми. В тот день мы работали с полудня до двух часов ночи. А надо сказать, что я в то время не принимал лекарства от диабета и таблетки от давления, потому что держал оразу. На фоне стресса и начавшейся бессонницы в ночь на 31 мая я впал в состояние психической болезни, которой раньше никогда не страдал. По документам, описывающим мое состояние, я был в бреду и дезориентирован в пространстве, видел галлюцинации… Потом врачи мне объяснили, что мой диабет и отсутствие сна спровоцировали такое ухудшение.

В общей сложности Кумар Бердалин, по его словам, провел в бредовом состоянии шестеро суток. Четверо из них - дома, двое - в заключении. Медицинскую помощь он получил только в конце этого срока. Почему?

Поначалу жена адвоката, увидев, что с мужем происходит неладное, сообщила об этом свекрови. Та, срочно прилетев, потребовала от невестки ни в коем случае не вызывать “скорую”, опасаясь госпитализации Кумара в психбольницу. Она считала, что это вызовет осуждение людей и повлияет на работу сына. Хотела сама помочь ему выйти из кризиса.

3 июня Кумар Бердалин собрался идти в СИЗО на встречу с Жанзаковым, не понимая, что вместо этого он с ноутбуком в руках оказался на балконе своей квартиры и едва не выпал с 8-го этажа, разбив стекла.

- Помню солнечный свет, ветер и далекие крики людей с детьми, гулявших во дворе. Их крики остановили меня, - говорит Бердалин. - Я этот день теперь считаю своим вторым днем рождения. Подоспевшие сотрудники полиции, вызванные соседями, взяли меня под руки и увели с балкона.

В квартире лежала его мертвая мать. По заключению экспертизы, она погибла после сильного ушиба грудной клетки. Бердалина задержали по подозрению в причинении смерти матери.

- Какие чувства вы сейчас испытываете к маме?

- Мать - это святое, и рай находится у ее ног. И горсть земли, которую я еще не положил на ее могилу, станет одной из самых больших ценностей в моей жизни…

Кумар Бердалин вспомнил, как в состоянии тяжелейшего кризиса его удерживали в КПЗ в течение девяти часов. За это время был составлен допрос подозреваемого, в котором зафиксирован отказ Бердалина от дачи показаний. Он утверждает: к тому времени был в полном бреду и без сна, как и без оказания должной медпомощи, уже четвертые сутки и в таком состоянии не мог адекватно отвечать на вопросы и вообще понимать, что происходит.

Дважды за это время в полицию вызывали “скорую помощь”. Цитата из врачебных записей: “Пациент осмотрен в камере временного заключения - босой, в халате, в наручниках. Возбужден, отвечает вопросом на вопрос, причину задержания не называет. Речь громкая. Изо рта брызжет пена. Коррекции недоступен. Рекомендован осмотр психиатра в динамике”.

В ночь на 4 июня Бердалина доставили на судмедэкспертизу, которая констатировала, что он “недоступен для продуктивного контакта, говорит бессвязные фразы”.

Проведенная в дальнейшем комплексная стационарная судебная психолого-психиатрическая экспертиза установила: “Бердалин хроническим психическим расстройством не страдает, в период совершения квалифицируемого ему деяния у него обнаружилось временное психическое расстройство… В инкриминируемый ему период не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Ухудшение психического состояния Бердалина с 31 мая 2020 года в течение нескольких дней могло быть связано с отсутствием сна, приема пищи, лекарств от сахарного диабета и повышенного артериального давления”.

Несмотря на психическое расстройство, его отправили под арест, не представив при этом суду материалы о состоянии здоровья. По закону правильным было бы избрать в отношении его не меру пресечения, а меру безопасности, то есть вместо СИЗО поместить в специализированную клинику, где больному могли бы оказывать медпомощь.

Он дождался изменения меры пресечения на меру безопасности (суд постановил перевести адвоката в спецклинику с интенсивным наблюдением в алматинском Актасе) лишь 25 июля. Но в течение еще трех недель, вплоть до 13 августа, Бердалина продолжали держать в заключении.

И наконец, главное, что сообщил мне во время разговора Бердалин. Оказывается, во время следственных действий в его квартире были найдены улики, которые ставят под сомнение… его причастность к преступлению. Дело в том, что на месте убийства обнаружены отпечатки неизвестных лиц. Не установлено, и кому принадлежат следы крови между 7-м и 8-м этажами дома по месту происшествия. Из материалов дела пропал жесткий диск, изъятый в первый же день в ходе выемки полицией, который даже не был оформлен как вещдок.

В смывах биоматериала с ногтевых срезов и ладоней погибшей “установлена их принадлежность неустановленному лицу”. В заключении эксперта также указано, что смесь ДНК, выявленная из халата матери адвоката, принадлежит двум неустановленным мужчинам.

- Из квартиры пропали ключи от машины, а сама она угнана, - утверждает Кумар Бердалин. - Кто это сделал? Нет ответа. Несмотря на столь важные улики, все они до суда не дошли. Следователь их проигнорировал, потому что они ломают составленную им картину происшествия.

Может, по этой причине завершенное 9 декабря расследование дважды возвращалось судом к прокурору из-за грубых нарушений.

- Суд неоднократно указывал полиции и прокуратуре: факты нарушения моих конституционных прав не устранены, недочеты работы следствия не исправлены. Тем не менее дело все-таки направлено в суд, который на этот раз его принял, хотя там ничего так и не было сделано.

Первое судебное заседание назначено на 29 июля.

- Я доверяю сейчас только вам и газете “Время”, - сказал подсудимый адвокат в нашем телефонном разговоре. - Раз уж год назад меня сделали “знаменитым”, разгласили сведения о моей частной жизни, значит, у меня все-таки есть право рассказать о своей позиции…

Стас КИСЕЛЁВ, Костанай

Поделиться
Класснуть

Свежее