38262

Следствие замнут “знатоки”

На страницах нашей газеты опубликована уже целая серия материалов, посвященных расследованиям врачебных ошибок. Когда несколько лет назад мы начали писать о погибших пациентках пластических хирургов Дмитрия ПИСАРЕВА и Романа АЛФЕРОВА, казалось, что это всего лишь частные случаи, роковое стечение обстоятельств. У каждого из так называемых докторов умерли по две клиентки, и это можно было бы назвать трагическим совпадением. Однако чем глубже мы погружались в тему, тем очевидней становилось, что не все так просто и есть прямая связь между преступлениями и отсутствием наказания.

Следствие замнут “знатоки”
Фото: moi-goda.ru

Оба врача ушли от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности по статье 317 “ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником”. Остаться на свободе хирургам “помогли” алматинские полицейские, расследовавшие уголовные дела около двух лет и более - именно столько составляет срок давности по статье 317. Причем в трех случаях из четырех к расследованиям имела отношение один и тот же следователь Алия БОРУБАЕВА. В некотором роде подполковник полиции “помогла” Писареву и Алферову избежать наказания. Интересное совпадение, не правда ли?

Но оказалось, что и это еще не все. В распоряжении редакции оказался любопытный документ - приказ начальника департамента полиции Алматы Каната ТАЙМЕРДЕНОВА о наказании двух своих подчиненных. И вот ведь какой неожиданный поворот - речь идет о следователе Алие Борубаевой и ее родной сестре и коллеге Сауле БОРУБАЕВОЙ!

Как известно, именно подполковник Алия Борубаева расследовала дела по факту гибели украинки Даны АГАМЫРАДОВОЙ, которую оперировал Дмитрий Писарев, а также нашей соотечественницы Жанны РАХМАНОВОЙ - пациентки россиянина Романа Алферова. В обоих случаях внешность женщинам поправляли на базе клиники “Авторская медицина”. И в обоих случаях Алия Женисхановна расследовала дела столь тщательно, что истек срок давности по преступлению (см. “И пусть весь мир подождет!”, “Время” от 7.12.2020 г.).

А еще в производстве у Борубаевой оказалось дело стюардессы “Эйр Астаны” Лауры ИЗБАСАРОВОЙ, также оказавшейся на хирургическом столе Писарева. Молодая женщина скончалась осенью 2018 года, и сценарий вновь повторился - следственные действия затянулись на “нужный” период. Объективности ради следует признать, что Алия Борубаева занималась этим расследованием частично, до февраля 2020 года, пока не была отстранена от работы приказом генерала Таймерденова. Впрочем, в дальнейшем срок расследования до необходимых двух лет дотянул ее коллега Тимур МОЛДАГОЖИН. И кто бы из врачей ни был виновен в гибели бортпроводницы, ответственности за это уже не понесет (см. “Никто ни в чем не виноват”, “Время” от 4.12.2020 г.).

Как оказалось, в следственном управлении тоже обратили внимание, что с уголовными делами происходит какая-то мистика. Была проведена специальная инвентаризация, и выяснилось, что материалы по 12 прекращенным расследованиям подполковника Борубаевой в архиве просто отсутствуют! Еще по двум расследованиям Алии Женисхановны прокуратура обнаружила грубейшие нарушения требований Уголовно-процессуального кодекса. Ну а по делу Лауры Избасаровой проверка выявила, что, несмотря на наличие подозреваемого в лице доктора Писарева, подполковник полиции не приняла должных мер, чтобы привлечь его к уголовной ответственности. Согласитесь, удобная формулировка - “не приняла должных мер”. А срок давности тем временем истек.

Есть еще один неожиданный поворот. Благодаря приказу Каната Таймерденова выяснилось, что аналогичные “подвиги” есть и у капитана Сауле Борубаевой - младшей сестры Алии. Она тоже служила в следственном управлении и - опять же, какое совпадение - тоже расследовала дела без особого внимания на УПК.

У Борубаевой-младшей набрался свой букет нарушений: в одном случае она добыла фактические данные виновности подозреваемого уже через два месяца после регистрации уголовного дела. Но затем еще восемь месяцев не предпринимала никаких действий. Логичный вопрос - почему?

Другое расследование Сауле Борубаевой завершилось представлением со стороны антикоррупционной службы, в котором было указано, что она вместе со старшей сестрой неправомерно задержала подозреваемого.

Третий эпизод капитана связан с нерегистрацией заявления потерпевшей - женщина обратилась в полицию за помощью, но Сауле Женисхановна решила, что дело яйца выеденного не стоит. Лишь спустя пять месяцев (!) в результате проверки дело зарегистрировали. Почему же следователь была против?

Наконец, еще по одному расследованию пришла жалоба аж из следственного департамента МВД, где тоже были удивлены, насколько непрофессионально работает Сауле Борубаева.

Как указано в приказе генерала Таймерденова, все эти нарушения стали возможны “вследствие личной низкой дисциплинированности и недобросовестного отношения к своим служебным обязанностям вышеуказанных сотрудников”. В итоге начальник департамента полиции освободил Алию и Сауле Борубаевых от занимаемых должностей в следственном управлении. Но при этом обеих дам не уволили со службы, а оставили в распоряжении департамента полиции города. Борубаева-старшая, по нашей информации, стала преподавателем Алматинской академии МВД.

Это что же получается? Сотрудники правоохранительных органов могут допустить огромное количество “ошибок”, из-за их нерасторопности, а возможно, и заинтересованности уходят от ответственности серийные преступники, но их за это даже не увольняют, а просто переводят на другой участок работы. Может, поэтому расследования затягиваются, а материалы уголовных дел теряются? Ведь следователь ничем особо не рискует...

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть