7263

Выпрыгнул или вытолкнули?

В Алматы расследуют обстоятельства гибели мужчины, выпавшего из окна здания департамента экономических расследований

Выпрыгнул или вытолкнули?

На прошлой неделе из окна здания департамента экономических расследований (ДЭР) Алматы выпал 44-летний Ерлан КОНУСПАЕВ, скончавшийся на месте. В ДЭР предприниматель пришел на допрос, связанный с возможными хищениями средств, выделенных на науку. Наша газета первой сообщила об этом происшествии (см. на сайте time.kz публикацию “Что это было?” от 25.9.2020 г.). После выхода этой информации в редакцию обратились родственники погибшего мужчины, чтобы рассказать свою версию случившегося.

С Гаухар КОНУСПАЕВОЙ, сестрой Ерлана, и Сапаркали Ретаевичем КОНУСПАЕВЫМ, отцом погибшего мужчины, мы договорились встретиться прямо у того места, где случилась трагедия. Куда именно упал Ерлан, они точно не знают, но догадываются - кусочек тротуара возле здания ДЭР как будто случайно присыпан песком…

- Ерлана вызывали сюда из-за моей фирмы, - начинает разговор его отец. - У меня есть компания, получившая грант от комитета науки МОН на разработку инновационного способа переработки овечь­ей шерсти. Этой теме я посвятил десятки лет. В 2018 году комитет обратился в суд, чтобы взыскать выданные деньги в гражданском порядке, мы потихоньку выплачиваем долг. Хотя все затраты нами доказаны: приобретено оборудование, люди получали зарплаты, бухгалтерия в порядке. И вдруг летом 2020 года, в самый разгар пандемии, мне начал звонить следователь: приходите на допрос, мы расследуем хищение.

Гаухар и Сапаркали КОНУСПАЕВЫ показывают присыпанное песком место, куда, возможно, упал Ерлан.

- Эти звонки начались в тот момент, когда папа и мама болели пневмонией, - добавляет Гаухар Конуспаева. - Ерлан занимался их лечением, поскольку они лежали дома, в больницу в тот момент попасть было нереально. Так как я живу во Франции, высылала семье лекарства. Конечно, в тот момент никто не придал значения этому расследованию, потому что у нас на руках есть вступившее в силу решение суда, по которому мы возвращаем деньги государству. Какое может быть хищение, если это гражданско-правовые отношения? Тем более нашу семью хорошо знают в научной среде - папа всю жизнь отдал науке, он профессор, доктор наук; несмотря на возраст и болезни, продолжает преподавать. Мама тоже педагог, кандидат наук, я отучилась в Европе, Ерлан получил образование во Франции. Да, у него ранее были проблемы с законом, он даже провел три года за решеткой. Но это как раз тот случай, когда человека просто сделали крайним! Он якобы украл 51 миллион тенге, при этом у него не было собственного жилья, даже автомобиля…

Возможно, фактор судимости тоже сыграл свою роль. По крайней мере, родственники Ерлана уверяют: отношение со стороны следователя Бека ИСАЕВА с самого начала было каким-то странным.

- Мы действительно не могли прийти несколько раз, когда следователь нас вызывал, потому что болели, - признает Сапаркали Конуспаев. - Высылали ему справки о том, что перенесли пневмонию, но он требовал, чтобы эти бумаги мы лично занесли в ДЭР, а потом в один день пришел с обыском, забрал два ноутбука, с помощью которых мы удаленно преподаем с супругой в двух вузах, требовал бухгалтерские документы. После этого я сходил в ДЭР, был у него в кабинете на пятом этаже с раннего утра до обеденного перерыва, а потом до вечера. Как я понял, уголовное дело завели по рапорту оперуполномоченного, то есть без заявления от пострадавшей стороны. Следователь допросил меня, допросил бухгалтера, даже съездил к моему сотруднику, у которого стоит установка по обработке шерсти. Она на месте, никуда не пропала, в рабочем состоянии. Какое может быть хищение? Исаев показал мне заключение частного ТОО, где указано, что часть денег, выделенных по гранту, могла быть похищена. Но получается, что все дело построено на рапорте и сомнительной экспертизе.

Если грант получила компания Сапаркали Конуспаева, при чем тут его сын Ерлан?

- Ерлан работал в фирме отца исполнительным директором, - разъясняет Гаухар Конуспаева. - Если честно, мы все с недоумением восприняли новость о расследовании, ведь на руках есть решение суда о взыскании полной суммы гранта. Когда же начались обыски и допросы, брат сказал, что сам во всем разберется. Он нашел знакомого адвоката Адиля ТАЙК­ПАНОВА, объяснил ситуацию, а тот заявил, что лично знаком со следователем и, как я поняла, даже отдельно встречался с Исаевым, чтобы узнать детали. Мне Ерлан уверенно сказал, что дело прекратят, поскольку состава преступления нет. В итоге они договорились, что во вторник, 22 сентября, в 6 вечера встретятся в ДЭР. Брат прислал мне сообщение, перед тем как зайти в здание: оставляю телефон в машине адвоката, не теряй меня. А потом позвонил с незнакомого номера: меня закрывают в изоляторе, следователь подает санкцию на арест. И уже после этого позвонил адвокат Тайкпанов: вы присядьте, возьмите воды, Ерлана больше нет...

Что именно случилось в кабинете у следователя - главная загадка в этой истории.

- Я сразу же вылетела в Алматы, как только нашла билеты, поэтому была в городе уже в четверг, - говорит Гаухар. - Еще одна наша сестра живет в Ницце - она тоже сумела прилететь, но только в пятницу. И как только мы оказались здесь, то пришли к общему выводу: это не суицид, это убийство! Что случилось в кабинете, мы не знаем. Но я биолог, и когда нам отдали тело брата, я его сама осмотрела и нашла какие-то странные отметины на теле. Кроме того, у него под глазом огромный фингал. При падении он сильно ударился головой, но синяк на другой стороне лица. Поэтому я настояла на том, чтобы отложить похороны, провести еще одну экспертизу, сама нашла специалиста, добилась, чтобы вынесли дополнительное постановление.

Как семья Конуспаевых получила эту бумагу - тема отдельной статьи. Случилось это во многом благодаря вмешательству замес­тителя прокурора города Сакена ЕРМЕКБАЕВА, к которому они попали на личный прием.

- Мы потратили два дня, бегали между полицией Алмалинского района, прокуратурой и моргом, но в итоге повторную экспертизу провели, - разводит руками Гаухар. - Сейчас ждем заключения. Я сама присутствовала при исследовании, наблюдала за работой экспертов, даже получила часть ответов на свои вопросы. Мы надеемся, что повторный осмотр даст нам дополнительную информацию. Ерлан не мог выпрыгнуть, как сейчас говорят в ДЭР. У него прекрасная семья, младшему сыну еще нет и двух лет. У брата были планы на жизнь. Он на среду деловые встречи назначал, поскольку был уверен, что никаких проблем с этим расследованием не возникнет. У нас с Ерланом были очень доверительные отношения, он от нас ничего не скрывал. Сейчас его будут выставлять уголовником, тыкать в лицо судимостью, но даже его друзья говорят: да Ерла через такое прошел, не стал бы он из окна прыгать. Поэтому мы убеждены: это было убийство, которое сейчас хотят списать на суицид. Знаете, я старшему сыну Ерлана сказала: “Твой папа погиб”, а он ответил: “Почему так рано?” И никто не может объяснить, что стало причиной этой трагедии.

Уголовное дело по факту гибели Ерлана Конуспаева уже завели, но вот кто его будет расследовать, еще не известно - полиция передавала материалы в антикоррупционную службу, а та вернула в прокуратуру.

- У нас нет доверия правоохранительным органам, - говорит Сапаркали Конуспаев. - Передают дело из одного ведомства в другое. Получается, никто не хочет разбираться? А ведь погиб совсем еще молодой человек, ему жить бы и жить еще. Все, чего мы хотим, - справедливого расследования.

По запросу редакции “Времени” руководитель управления по работе со СМИ комитета по финансовому мониторингу Министерства финансов Арман ЖУНУСОВ предоставил официальный комментарий ведомства касательно гибели Ерлана Конус­паева:

“Вечером 22 сентября 2020 года из окна пятого этажа здания департамента экономических расследований по городу Алматы выпрыгнул и трагически погиб гражданин Республики Казахстан Конуспаев Ерлан Сапаркалиевич 1976 года рождения.

Выражаем глубокие соболезнования родным и близким погибшего.

Согласно материалам уголовного дела погибший в 2016 году от комитета науки МОН РК получил целевой грант в размере 230 млн тенге.

В связи с выявленными нарушениями условий соглашения, несмотря на запрет заказчика по дальнейшему расходованию денег, оставшихся на банковском счете, Конуспаев перечислил на счета аффилированных компаний более 88 млн тенге и обналичил.

При этом работа, предусмотренная соглашением, не выполнена.

22 сентября 2020 года погибший в присутствии своего адвоката был допрошен в качестве подозреваемого. Его действия квалифицированы по части 4 статьи 190 УК РК (мошенничество в особо крупном размере).

По завершении следственных действий, учитывая наличие у Конуспаева Е.С. в 2012 году судимости за тяжкое преступление, неоднократное его уклонение от явки и совершение нового тяжкого преступления, следователем принято решение о его задержании в порядке статьи 128 УПК РК и во­дворении в ИВС.

После составления протоколов задержания и личного обыска, воспользовавшись моментом, гр. Конуспаев Е. С. выпрыгнул из окна.

Cразу же была вызвана бригада скорой медицинской помощи, которая констатировала смерть Конуспаева Е.С.

В настоящее время по данному факту начато досудебное расследование.

Вместе с тем комитетом по финансовому мониторингу МФ РК проводится внутреннее служебное расследование.

Одновременно принимаются ведомственные меры по обеспечению защиты и безопасности участников уголовного процесса.

Комитет по финансовому мониторингу выражает глубокие соболезнования семье погибшего и окажет всяческое содействие в объективном расследовании этой трагедии”.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА и из семейного архива КОНУСПАЕВЫХ, Алматы

Поделиться
Класснуть