1713

Бред средней тяжести

Получившая по чужой вине инвалидность карагандинка ждёт справедливости

Бред средней тяжести

Молодой юрист из Караганды Карина АБДУЛОВА полтора года назад попала в аварию. Она получила серьезные повреждения, которые привели к утрате трудоспособности на 40 процентов и инвалидности. Однако сейчас возникли большие сомнения в том, что испортивший ей дальнейшую жизнь и карьеру виновник ДТП будет адекватно наказан. Уж слишком много дров наломали во время досудебного расследования полицейские и судмедэксперт.

Мама пострадавшей 27-летней девушки Бакытжан САРСЕНБЕКОВА носит с собой увесистые пачки документов: многочисленные медицинские заключения, экспертизы, полицейские постановления, жалобы. Чтобы не быть голословной, подтверждает свое повествование бумагами. В них собрана вся история злоключений, которые свалились на семью карагандинки с октября 2018 года.

- 12-го числа моя дочь и племянник Исламбек АХМЕТОВ ехали на “мерседесе” по Майкудуку. На улице Карла Маркса остановились у светофора. Когда мигнул разрешающий сигнал, они тронулись. В этот момент со встречной полосы на большой скорости вылетел другой “мерседес” и врезался в наш автомобиль, - рассказывает Бакытжан Сарсенбекова. - Удар получился сильным: всю переднюю часть машины смяло и задвинуло в салон. У находившегося за рулем племянника сразу сработала подушка безопасности, а у сидевшей рядом на пассажирском сиденье дочери почему-то чуть позже. Оба получили травмы головы. У Карины еще нога оказалась сломанной.

Пострадавших “скорая” привезла в областной медицинский центр. Врачи оказали Исламбеку и Карине первую помощь и… отправили домой. Правда, вскоре молодые люди вновь появились в этой же больнице.

- Детей тошнило и рвало, у них были боли. Я не понимаю, как можно было их отпустить, - вспоминает Бакытжан. - Я сама привезла дочь и племянника в приемный покой. На этот раз обоих осмотрел дежурный хирург и велел экстренно их госпитализировать. Интересно, что шею дочки вообще не стали обследовать, хотя она жаловалась на боль. В выписке по окончании ее пребывания в больнице отметили только сотрясение головного мозга, перелом правой лодыжки и еще пару незначительных травм.

О том, что у Карины есть проблема посерьезнее ушибов и перелома, выяс­нилось только через месяц, когда мать показала ее травматологу из другого медучреждения. По словам Бакытжан Сарсенбековой, так и выяснилось, что у Абдуловой частично разорваны связки шейных позвонков.

- Это был кошмар, а не известие! - говорит мать пострадавшей. - Связки фиксируют кости, но, поскольку их разор­вало, несколько позвонков оказались нестабильными. Врач нам сказал, что все держится буквально на волоске. Насколько мы поняли из его объяснений, если бы Карине сразу наложили гипс и обездвижили шею, то спустя четыре месяца она бы, скорее всего, восстановилась. Но время уже было упущено…

Позднее этот диагноз был подтвержден и другими докторами, в том числе из столичной президентской клиники. На руках у матери пациентки есть 24 снимка и шесть дисков со снимками всевозможных обследований на КТ и МРТ. Забегая вперед, отметим, что в марте прошлого года Карине поставили третью группу инвалидности в связи с утратой трудоспособности на 40 процентов. Теперь ей необходимо дважды в год проходить поддерживающее лечение в больничных стационарах.

- Работу, понятно, дочь потеряла: у нее испортилось зрение, возникли проблемы с памятью. И постоянные боли мучают, - вздыхает Бакытжан Сарсенбекова.

Но испытания эту семью ждали не только на медицинском фронте. Расследование ДТП тоже изобиловало сюрпризами. Постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы полицейские вынесли аж в конце мая 2019 года. А результаты пришли еще через месяц. Судмедэксперт Евгений ШУЛЕЖКО из Карагандинского института судебных экспертиз провел исследование по предоставленным медицинским выпискам. Однако не принял во внимание сведения о травме в области шеи Карины “в связи с непредоставлением медицинской документации”. Поэтому в своих выводах остановился лишь на сотрясении головного мозга и переломе ноги. А это, по его мнению, вред здоровью средней тяжести.

- Я ведь лично с Шулежко встречалась. Хотела, чтобы он сам осмотрел Карину. Но он не стал этого делать. И по окончании второй экспертизы опять сослался на отсутствие документов. Говорил мне: того-то и того-то нет, хотя я из его же пачки бумаг доставала бумаги и снимки, о которых он говорил, - рассказывает Бакытжан Сарсенбекова. - Чуть позже в клинике, где мы проходили обследование, врачи надо мной смеялись и говорили, что меня просто дурачат. Между тем другие эксперты, к которым я обращалась за консультацией, твердили, что травмы моей дочери - это тяжкий вред здоровью.

Но самое интересное случилось в августе 2019 года. Начальник отдела дознания Ново-Майкудукского ОП Е. С. БЫЛКИЛОВ вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон! Тут стоит обратить внимание на то, что в той аварии пострадали не только Карина и Исламбек, но и две пассажирки из “мерседеса” - виновника ДТП. Между прочим, одна из сидевших в салоне девушек тоже получила серьезные травмы и инвалидность. Вот эти-то потерпевшие, как сказано в постановлении Былкилова, и пошли на мировую с приятелем. При этом в документе ни слова не было сказано об Абдуловой и Ахметове!

- После прекращения дела я попала на прием к руководителю областного ДП Ерлану ФАЙЗУЛЛИНУ. Там были и другие полицейские, включая сотрудников службы собственной безопасности, - говорит Бакытжан Сарсенбекова. - Расследование вскоре возобновили и попросили меня отдать им постановление о прекращении. Но я решила оставить его у себя. Ведь вдобавок выяснилось, что девушки из автомобиля виновника не примирялись с ним во время следствия, а сделали это гораздо позже - на недавно начавшемся судебном процессе.

К онечно, обнадеживает, что при таких странных обстоятельствах дело все-таки дошло до храма Фемиды. Может быть, там наконец определится, какой же вред причинен здоровью Карины Абдуловой? Разница в том, что при “среднем” виновнику аварии грозит менее суровая кара, чем при “тяжком”.

- Водитель того “мерседеса” заявляет, что я просто хочу от него денег. Но при этом он сам не изъявил желания помочь нашей семье. Ведь мы понесли колоссальные затраты на лечение и лекарства. В конце концов, он испортил моему ребенку дальнейшее существование! Медики говорят, что даже операция не сможет ничего исправить. Курсы лечения дочь будет проходить пожизненно! А племянника вообще сделали свидетелем! Я уже не понимаю, что происходит, - недоумевает Бакытжан.

Напоследок отметим еще один любопытный момент. В январе 2018 года экс­перт Шулежко был уволен с работы по отрицательным мотивам. Но через год опять устроился в институт судебных экспертиз. А согласно закону “О судебно-экспертной деятельности” в течение трех лет с момента наступления соответствующего юридического факта судебным экспертом не может являться лицо, уволенное за совершение дисциплинарного проступка. И его заключения принимают во внимание при вынесении решений и приговоров.

Правда, в деле Карины Абдуловой Октябрьский райсуд Караганды решил устранить сомнения и по ходатайству потерпевшей назначил новую экспертизу в столице. Какими окажутся ее результаты, мы скоро узнаем.

Ирина МОСКОВКА, фото предоставлены Бакытжан САРСЕНБЕКОВОЙ, Караганда

Поделиться
Класснуть