15372

Праздник с летальным исходом

Полицейские Алматы разбираются в смерти пациента 12-й горбольницы

Праздник  с летальным исходом
По словам Аллы, ее муж, профессиональный спортсмен, никогда не жаловался на здоровье.

Ранним утром 9 марта Виктор КИСЛИЦИН разбудил свою супругу Аллу: сильно болела правая нога. Увидев большой отек, она вызвала “неотложку”. Приехавший фельдшер измерил давление, поставил обезболивающее и порекомендовал обратиться к терапевту 11 марта (с 8-го по 10-е были праздничные дни).

- Около девяти утра нога стала то краснеть, то синеть, и я опять позвонила в “103”, - рассказывает вдова Алла ТКАЧЕНКО. - Нас повезли в 12-ю горбольницу, и там пришлось четыре часа ждать, пока врачи обратили на моего мужа внимание! Сначала к Виктору пришел практикант и сказал: тромбоз, но под вопросом. Потом нас стали гонять по этажам - сдавать кучу анализов, заполнять данные в компьютере. Муж уже не мог ходить, но ни коляску, ни каталку ему не предоставили. При таком диагнозе ходить категорически запрещено! С большим скандалом удалось положить Виктора в палату. Врач Даулет АЛДЕКЕШЕВ попросил купить лекарства, и я побежала в аптеку.

До этого, пока ждали врачей, Алла зашла в интернет, где прочитала, что в случаях тромбоза в первую очередь необходимо сделать УЗИ сосудов. Но позже выяснилось: дежурный узист выйдет на работу только 11 марта. Алла предложила лечащему врачу отвезти мужа в частную клинику на УЗИ. - Но тот сказал, что медики тоже люди и в праздник должны отдыхать. Даулет Алдекешев, получив лекарства, сказал: “Идите спокойно домой. 100-процентная гарантия, что жизни вашего мужа ничего не угрожает. Полежит с недельку и пойдет домой”. В общем, он убедил меня, что лекарства помогут, и я ушла. Последний разговор с мужем состоялся в 23.30, а в пять утра 10 марта мне позвонили из больницы и выразили соболезнование, - вздыхает Алла Ткаченко.

Примчавшись в больницу, Алла выяснила: Виктору ночью стало плохо и его якобы положили в реанимацию.

- Однако соседи по палате сказали: он звал на помощь, но врачей не было, и пациент умер в палате. Заступивший на смену после Алдекешева врач Жандос АСПАРАЕВ прямо сказал: “Изначально было понятно, что это смертельный исход...”.

По мнению вдовы, Виктора могли спасти: по статистике, у пациентов с таким диагнозом летальный исход не превышает трех процентов. Алла уверяет: Виктор был профессиональным спорт­сменом. При росте под два метра весил 107 килограммов. Никогда не курил. Все время в спортзале, не раз проходил медкомиссии - никаких жалоб на здоровье! Правда, иногда поднималось давление, но это возрастное: Кислицину было под 60 лет.

По словам Анны ХАСАНОВОЙ, сестры Аллы, 10 марта родные Виктора приехали в больницу, но тело им не показали. И причину смерти объяснять не стали. Лишь сказали, что заключение получат после вскрытия в морге, куда в этот день доставят труп (к слову, заключение родные Кислицина получили лишь через месяц после его смерти). Но ни в этот день, ни 11 марта тело Виктора в морге не нашли.

- 10 марта Алла позвонила в полицию, в прокуратуру. В этот же день возбудили уголовное дело, мы обратились в похоронное бюро. Работники этой фирмы нашли моего зятя только 12 марта - там же, в 12-й горбольнице. Но только после вмешательства прокуроров нам выдали тело. Пока искали, я ходила по врачам и заметила: один медик лихорадочно перепечатывал некоторые документы истории болезни Виктора. Сейчас в документах указано: пациент умер от продолжительной болезни! - едва сдерживает эмоции Анна Хасанова.

Но судебная экспертиза установила точную причину смерти: острый тромбоз.

- Восемь месяцев идет следствие, но ни одной очной ставки не проведено. Наш адвокат изучил все материалы дела. Допрошены завотделением, оба лечащих врача и несколько медсестер. Их показания словно под копирку: экстренно госпитализировали, пациент пошел в туалет, оторвался тромб. Полиция нашла фельдшера, отказавшегося повезти Виктора в больницу. Он сказал, что поставил больному укол, измерил давление, нога была опухшей - вот и все следственные действия! - возмущается Анна Хасанова.

Между тем по жалобе Ткаченко в 12-ю горбольницу приехала комиссия департамента охраны общественного здоровья (ДООЗ) Алматы. В своем ответе замруководителя этого учреждения Эльмира АУЕЗОВА написала: “Согласно пояснительной ангио­хирурга Алдекешева во время осмотра пациенту предложена каталка, но в связи с отсутствием свободных ему предложено подождать, когда освободится каталка, от чего пациент отказался. Из-за отсутствия результатов патолого-анатомического исследования сделать окончательный вывод причины летального случая не представляется возможным. Материалы проверки направлены в департамент полиции Алматы для принятия процессуального решения...”.

- Это письмо я получила в апреле, сейчас ноябрь. Хотя меня сразу признали потерпевшей, я до сих пор не могу найти ответы, почему первый фельдшер, видя распухшую ногу, не повез Виктора в больницу. Что помешало врачам 12-й горбольницы сразу начать лечение, а не ходить почти сутки вокруг да около, пока муж не умер?! Почему в единственной в городе специализированной больнице не было дежурного узиста? Почему ни одного врача не отстранили от работы? Во “Времени” прочитала ряд публикаций на медицинскую тему, включая и смерть в больницах. В этих случаях виновных сразу находят, наказывают. Почему-то в моем случае этого не происходит! Иного выхода, кроме как обращения за помощью в газету, у меня уже не осталось, - вздыхает Алла Ткаченко.

Тохнияз КУЧУКОВ, фото предоставлено Аллой Ткаченко, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее