9229

Ответный ход

Как главу МВД в колонии окружили заключенные

Ответный ход
Осужденные наперебой жаловались министру на своеобразные нравы в этой колонии.

Учреждение строгого режима в поселке Заречном Алматинской области (ЛА 155/8) гудело в минувший четверг, словно растревоженный улей: в зону нагрянул министр внутренних дел Ерлан ТУРГУМБАЕВ. Его сопровождали первый зампредседателя комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) МВД Тенизжан ДЖАНИБЕКОВ, другие официальные лица, а также корреспонденты “Времени” - единственные представители СМИ.

С утра территорию колонии вычистили всю до соринки: кровати в бараках идеально заправили, в столовой был, можно сказать, шикарный обед, а офицеры в наглаженной форме выстроились, как на парад. И. о. начальника учреждения Бакытжан ШАРИПБЕКОВ временами давал по рации какие-то поручения, сотрудники администрации то и дело бегали по промзоне и жилым баракам, контролируя, чтобы везде был порядок. По такому случаю прервал свое лечение и прибыл в зону начальник областного ДУИС Айдын АТАЕВ. Оно и понятно: в эту колонию нога главы МВД еще не ступала.

Специально для министра на столах разложили образцы производимой в этом учреждении УИС продукции: тротуарную плитку, поделки из дерева, упаковки для колбасных изделий, спецодежду для сотрудников колонии, строителей, железнодорожников. Рядом выставили новую деревянную двухъярусную кровать - многие зоны сегодня избавляются от старых железных панцирных. Ерлан Тургумбаев поинтересовался, сколько человек трудоустроены. Оказалось, из почти 800 зэков работают чуть больше ста.

- Что мешает вам привлечь бизнесменов, которые готовы открыть в колониях рабочие места? Недавно ко мне приходили предприниматели, предлагали свои идеи. Я готов встретиться с представителями “Атамекена” (Нацпалата предпринимателей. - Ред.), могу внести предложение в правительство о создании рабочих мест в учреждениях. А что вы сделали, чтобы решить эту проблему? - строго вопросил министр.

- Вопросы трудоустройства у нас в приоритете, но этим занимается РГП “Енбек”. И промзоны принадлежат им, - отрапортовал Джанибеков.

- “Енбек” к вам относится. Почему годами не решаются наболевшие вопросы? Ведь у большинства осужденных судебные иски - как им их погашать, если у вас безработица? - нахмурил брови Тургумбаев.

- Проработаем, господин министр! - ответил Джанибеков.

К слову, эту фразу в тот день он и его подчиненные повторяли десятки раз.

Министру показали санчасть: в каждом кабинете сидят врачи, ведется прием больных. Оборудование неплохое - не в каж­дой районной поликлинике такое встретишь. Позже некоторые зэки в доверительной беседе сообщили высокому гостю: на самом деле в этой колонии нет такого количества врачей. Выяснилось, что их вызвали из капшагайской горбольницы. А из-за нехватки специалистов в санчасти медуслуги заключенным оказывают... сами сидельцы!

Сотрудники зоны пытались уговорить главного полицейского страны заглянуть в местный клуб: можно было не сомневаться, что там для него приготовили культурную программу. Я же предложил генерал-лейтенанту зайти в столовую: жертвы пыток жаловались мне на плохое питание (см. “Колония жестокого режима”, “Время” от 3.8.2019 г.). Министр прислушался к моему совету: накинув на плечи белый халат, пошел по цехам столовой.

Ерлан Тургумбаев готов привлечь инвесторов в колонии и создать рабочие места.

Заведующая, бойкая татешка, взахлеб рассказывала о том, что продукты покупают качественные, больные получают диетпитание. Поочередно открывала казаны и кастрюли: на первое - наваристый борщ с кусками мяса, на второе - тоже мясо с гречкой на гарнир, а еще компот, чай, хлеб, пожалуйста... Судя по реакции Ерлана Заманбековича, он догадался, что перед ним, выражаясь зоновским сленгом, “играют кино”. Походил между столами, поговорил с осуж­денными. Потом отломил краюху хлеба, попробовал. “Сами печете?” Оказывается, в этой колонии есть своя пекарня, а продукты учреждение покупает напрямую у поставщиков, минуя услуги монополиста в лице “Енбека”.

- Господин министр, питание - по нормам калькуляции, жалоб нет! - наперебой докладывали сотрудники администрации.

- Я не с неба спустился! - охладил пыл куисовцев Тургумбаев. - Мне пишут жалобы на неудовлетворительные медуслуги и некачественное питание осужденные и их родственники. Давайте на проблемы смотреть реально!

- Вы примете осужденных по личным вопросам? - уточнил полковник Джанибеков.

- Наверное, специально людей подготовили? - хитро прищурился министр, но кивнул: - Приглашай.

В коридоре актового зала выстроилась шеренга заключенных. Проблемы одинаковые: нет работы, зона вроде бы и живет по режиму, но лагерь разделен на две половины - активисты (добровольные помощники администрации) и мужики (основной контингент осужденных). Зэки подняли вопросы длительных свиданий.

- Осужденный КЕТРИС, срок 23 года, на путь исправления встал твердо, имею третью положительную степень. Вопрос: почему при каждом длительном свидании у моей жены требуют предоставить справку из СПИД-центра? Эта бумага больше 4000 тенге стоит, я не работаю, каждая копейка на счету. Без справки в свидании отказывают. Над женой уже смеются в СПИД-центре: “Где работаешь, что каждые три месяца за справкой приходишь?”

- Тенизжан, я впервые об этой справке слышу. Это вы на какой закон или инструкцию ссылаетесь? Зачем людям проблемы соз­давать? - нахмурился глава МВД.

- Разрешите выяснить? - Джанибеков на пару минут исчез и, вернувшись, сообщил: - Эта рекомендация областного ДУИС. Отменим!

Другой зэк по фамилии ПАРШИН резал правду-матку:

- Третья судимость, был в шести колониях. Есть с чем сравнить. Здесь магазин работает плохо, бытовая сторона тоже оставляет желать лучшего. Посылки разрешены раз в три месяца, вес 14 с половиной килограммов. Все, что больше, родные должны увозить обратно. В этот вес администрация включила все: продукты, одежду, предметы личной гигиены. В КУИС много говорят о камерном содержании, но здесь барачное. Я сидел в “пятерке” в Кызылорде, там камерное, порядок…

Тургумбаев поинтересовался у подчиненных, что мешает им увеличить вес посылки до 20 кило­граммов.

- Такие нормы прописаны в УИК (Уголовно-исполнительный кодекс. - Ред.)... - начали было объяснять офицеры, но министр перебил:

- Почему вы не хотите внедрять новшества? Что мешает разделить вес продуктов и одежды, средств гигиены? Тенизжан, из-за того, что вы все зажали, и происходят в системе разные ЧП! Проработайте вопросы с посылками!

Министр спросил у зэков, хотят ли они, чтобы им поставили терминал интернет-магазина и компьютеры для видеосвиданий. Ответ был ожидаем: еще как! А еще заключенные хотят, чтобы сотрудники колонии сами выполняли свои обязанности, а не поручали это активистам.

Едва Тургумбаев вышел из барака, как его окружили несколько десятков сидельцев. Они жаловались, что на строгаче активисты правят бал: сидят в служебных кабинетах сотрудников и выполняют их работу, в том числе и с документами. Зэки разводят руками: почему, как только мы начинаем просить соблюдать наши права, нас загоняют в дисциплинарные изоляторы?

- Я 10 дней назад вышел из ДИЗО - впаяли нарушение, что пользуюсь колюще-режущим предметом. А этот предмет - консервная банка! Консервы свободно продают в магазине лагеря, мы их получаем в посылках. Но никто меня даже слушать не стал! А скоро подходит УДО, но выйти однозначно уже не смогу…

Еще несколько зэков то ли от припекавшего солнца, то ли от волнения перешли на родные языки - одни на узбекском, другие на киргизском, третьи на таджикском наперебой рассказывали о своих проблемах. Министр в строгом темном костюме больше получаса выслушивал их жалобы на солн­цепеке. С десяток заключенных протянули ему заявления: мол, раньше писали администрации, прокурорам, в КУИС, но получаем одни отписки.

- Тенизжан, зарегистрируйте все заявления и ко мне на стол! - распорядился генерал. - Лично изучу и каждому дам письменный ответ. Почему у вас нет обратной связи? Я столько нового для себя узнал!

Офицеры с большими погонами на звездах яростно шептали молодым сотрудникам: кто просил вас толпу нагонять, ведь сказано было: 10 зэков - и точка! Старлеи и капитаны лишь испуганно моргали глазами, вытирая пот на своих лицах и переминаясь с ноги на ногу.

Неизвестно, сколько еще нового узнал бы министр от зэков, если бы не звонок на его мобильник. Переговорив с абонентом, Ерлан Тургумбаев сказал, что его ждет коллектив областного ДУИС. То была закрытая для журналистов часть рабочей поездки министра, он планировал на месте выяснить все детали пыток над зэками и наказать виновных - от рядовых сотрудников до руководства КУИС. А заключенным министр пообещал, что приедет к ним через месяц, и выразил уверенность, что отныне многие их проблемы будут обязательно решаться в конструктивном ключе.

Тохнияз КУЧУКОВ, фото Романа ЕГОРОВА, Алматинская область

Поделиться
Класснуть