4348

Нет тела, но есть дело

Заключенный уральской колонии режима максимальной безопасности Юрий ФЕДОТОВ утверждает, что отбывает длительный срок за преступление, которого не совершал. Он обратился к корреспонденту “Времени” в надежде на справедливость

Нет тела, но есть дело

В феврале 2010 года Юрий Федотов ехал на своей машине по Атырау. В вечерних сумерках водитель не заметил на пешеходном переходе человека и сбил его. Выбежав из машины, Федотов поднял пострадавшую женщину и посадил в салон, чтобы отвезти в больницу. В этот момент к месту ДТП подъехали патрульные полицейские, которых вызвал кто-то из очевидцев происшествия. Оценив ситуацию, полицейские разрешили Федотову отвезти пострадавшую в больницу на своей машине. По словам Федотова, по пути следования женщина потребовала остановить машину и высадить ее, после чего ушла. Сам же он явился в органы дорожной полиции, чтобы сообщить об аварии. Экспертиза определила, что водитель был трезв, машина в технически исправном состоянии.

Эта довольно прозаическая ситуация стала только началом череды таинственных событий, произошедших в дальнейшем. Через некоторое время выяснилось, что гражданка Светлана Сугурова после аварии нигде больше не появлялась и никаких сведений ни о ней, ни о ее местонахождении ни у кого нет. Однако, вместо того чтобы начать искать пропавшую женщину, полицейские не придумали ничего другого, как обвинить Федотова в… похищении человека. По версии следствия, после того как мужчина сбил Сугурову, он усадил ее в машину, однако не повез в больницу, а где-то спрятал, возможно, закопал.

Для того чтобы оправдать эту версию, полицейские, по словам Юрия Федотова, неоднократно предлагали ему написать чистосердечное признание в похищении. Федотов писать признание отказался категорически. И вскоре к обвинениям в причинении тяжкого вреда здоровью человека и похищении прибавилось еще одно - по статье 259 “незаконное изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт нар­котических средств”. В итоге за наркотики Федотов получил 12 лет строгого режима. По статье 296 УК “нарушение лицом, управляющим автомобилем, ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека” - два года. За похищение человека - еще 13 лет общего режима. По совокупности приговоров ему было назначено к отбыванию 16 лет в колонии строгого режима.

При этом ни судью, ни полицейских, передавших дело в суд, ни прокуроров не смутило огромное количество нестыковок в деле, не соответствовавших действительности фактов и так называемых неустранимых противоречий. Об этих вопиющих нарушениях рассказал директор западно-казахстанского филиала Бюро по защите прав человека Павел КОЧЕТКОВ (на снимке).

- Я не адвокат Федотова, - сразу пояснил Павел Михайлович. - Мое дело лишь следить за соблюдением законности и помогать людям отстаивать свои права, если их нарушает государство. Случай Федотова - просто сборник нарушений, которые в здравом рассудке невозможно не заметить. Федотов осужден за причинение тяжкого вреда здоровью человека. Но при этом нет ни намека на экспертизу, которая показывала бы этот тяжкий вред. Она не проводилась и даже не назначалась, так как потерпевшую с тех пор никто не видел. На основании чего следствие делает вывод именно о тяжком вреде? К тому же, если состояние женщины было действительно серьезным, почему полицейские, прибывшие на место аварии, не вызвали “скорую помощь” и не составили план ДТП, а позволили потенциальному виновнику уехать с места происшествия да еще и увезти пострадавшую? Так, может, ущерб здоровью был легким? А может быть, его и вовсе не было? Гадать можно сколько угодно, для решения таких вопросов и существует экспертиза. Но ее в деле нет.

Огромное количество воп­росов, по словам Павла Кочеткова, вызывают показания свидетелей. Две свидетельницы, как следует из протокола главного судебного разбирательства, утверждают, что машина была серебристого цвета, а сбитая женщина лежала на третьей полосе движения. Также они утверждают, что видели на дороге лужу крови. При этом в протоколе осмотра с места происшествия указано, что на дороге всего две полосы движения - по одной в каждом направлении. Машина Федотова темно-зеленого цвета, спутать который с серебрис­тым просто невозможно. К тому же свидетели, по их собственным показаниям, не подходили к месту происшествия и, следовательно, никак не могли видеть лужу крови в сумерках на темном асфальте.

Письма и обращения Юрия Федотова.

Кроме того, показания тех же двух свидетельниц о том, что потерпевшая не двигалась и не подавала признаков жизни, опровергаются показаниями сотрудника полиции АРУОВА, который утверждает, что, когда он остановил машину, женщина самостоятельно сидела на заднем сиденье. Иначе получается, что полицейский позволил увезти с места происшествия труп погибшей женщины? Кроме этого в деле фигурирует факт обнаружения пятен крови в машине. Однако группа крови не совпадает с группой крови потерпевшей Светланы Сугуровой. У той, согласно ответу атырауской городской поликлиники №2, вторая положительная. Кровь, обнаруженная в машине, третьей группы. К тому же срок появления пятен не установлен, а сам Федотов вспомнил, что когда-то давно подвозил человека, который то ли участвовал в драке, то ли был кем-то избит.

- Очевидно, что вина Федотова не только не доказана, но и просто вымышлена следствием и судом, - считает Павел Кочетков. - Ведь, обратите внимание, Федотов, после того как, по его словам, высадил женщину, не пытался скрыться или скрыть факт ДТП, а явился в полицию. И даже если смотреть на ситуацию чисто практически, с момента, как он уехал с места ДТП и до того, как приехал в полицию, прошло около 40 минут. Как вы думаете, можно за это время не только решиться на преступление, но еще и воплотить его в жизнь: выкопать яму в мерзлой земле - не забывайте, что был февраль, закопать труп, скрыть следы преступления и приехать в полицию? Да и зачем ему было где-то прятать эту женщину, если ее и так все уже видели? Нонсенс!

К слову, пять лет назад Юрий Федотов добился пересмотра своего дела по статье о наркотиках. Кассационная коллегия, приняв во внимание все факты, переквалифицировала статью и изменила срок наказания и условия отбывания. Теперь вместо 12 лет строгого режима за нар­коту Федотову назначили шесть лет общего. По закону сразу после этого суд должен был пересмотреть дело Юрия Федотова хотя бы для того, чтобы изменить срок наказания по совокупности приговоров и режим отбывания наказания.

- Это называется “пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам”, - объясняет Павел Кочетков. - Однако никто этим заниматься не собирается. Сам Федотов обращался во все инстанции. Я писал генеральному прокурору Кайрату КОЖАМЖАРОВУ. Однако никто наших доводов не услышал. Или не захотел услышать. Возможно, потому, что, если рассматривать дело по справедливости, могут полететь погоны с полицейских и прокуроров, которые занимались им изначально - там слишком много факторов.

...Светлана Сугурова до сих пор не найдена. Через три года после инцидента родственники признали ее умершей через суд. Это было необходимо для того, чтобы вступить в наследство. Юрий Федотов по-прежнему отбывает наказание в колонии режима максимальной безопасности, но еще не теряет надежды добиться справедливости.

Злата УДОВИЧЕНКО, фото автора и из архива Юрия ФЕДОТОВА, Уральск

Поделиться
Класснуть