8420

Результат - на лице

Бил ли руководитель УРАПИ Нурлан Жумасултанов своего подчиненного?

Результат - на лице
После разговора с начальством Асылбек КЕТЕБАЕВ обратился к врачам и в полицию.

В первых числах июня мы опубликовали интервью Нурлана ЖУМАСУЛТАНОВА, бывшего главы управления по расследованию авиационных происшествий и инцидентов (УРАПИ) Министерства индустрии и инфраструктурного развития. Экс-чиновник рассказал, что подал в отставку из-за своего подчиненного Асылбека КЕТЕБАЕВА, допустившего ряд грубейших нарушений при расследовании авиакатастрофы с учебным самолетом Академии гражданской авиации, в результате которой погибли инструктор и курсант (см. “Улетные доводы”, “Время” от 8.6.2019 г.). После выхода этой статьи в редакцию обратился сам Асылбек Кетебаев, попросивший дать ему возможность высказать свою позицию по поводу случившегося.

Нурлан ЖУМАСУЛТАНОВ


- Разногласия с Жумасултановым у нас начались спустя некоторое время после его прихода в управление в 2018 году, он был настроен против меня. Его давние угрозы расправы и увольнения закончились оскорблениями и побоями, - говорит Асылбек Кетебаев. - Жумасултанов указал причиной своего увольнения мои должностные правонарушения при проведении расследования, однако таковых по факту не существует. Я сделал отчет о катастрофе, провел абсолютно беспристрастное расследование с участием специалистов из Италии, Австрии, России, с представителями производителей разбившегося самолета и двигателя плюс с экспертом Межгосударственного авиационного комитета, который давал заключение по погоде. И немного принял участие представитель Украины, откуда родом был погибший инструктор. Меня обвиняют, что я якобы затянул с результатами отчета, но чтобы завершить расследование, мне необходимы были антропометрические данные пилота - их предоставили только 22 августа 2018 года, а 31 августа я завершил работу. То есть на все у меня ушло чуть больше года, причем отчет был на русском и английском языках, в полном соответствии с международными стандартами.

Асылбек КЕТЕБАЕВ.

- Какая основная причина катастрофы указана в вашем отчете?

- Все есть в отчете, который я предоставил вышестоящему руководству, а также тем, кто участвовал в расследовании. В течение 60 дней мы ждем отзывы и замечания или участники должны выразить свое согласие. Рассылку я сделал 2 сентября, и в конце ноября пришли ответы, например из Италии похвальный отзыв, это впервые такое в Казахстане! То есть отчет согласован, подписан, но не дошел до министра, потому что Жумасултанов препятствовал, пойдя на поводу у одного человека, который был в комиссии.

- Нурлан Жумасултанов утверждает, что вы не указали в отчете, что учебный центр не запрашивал погоду в день трагедии. Так ли это?

- Нет. В моем отчете есть замечание по погоде, а всего около 40 замечаний по работе учебного центра. Мы указали, что было очень слабое метеорологическое обеспечение.

- Асылбек Жаксыбекович, это очень важный момент: запрашивал ли учебный центр погоду в день катастрофы или нет?

- Понимаете, там они погоду получают автоматически по системе AFTN (система авиационной фиксированной электрической связи. - М. К.). Это быстрая связь, работает во всем мире, передает информацию, в том числе и прогноз погоды. Но я в отчете указал, что помимо этого должно быть наблюдение за изменением погоды прямо на аэродроме. Наблюдение на аэродроме было сырое.

- То есть вы не скрывали в своем отчете отсутствия прогноза погоды?

- Нет, с моей стороны не было ни сокрытия информации, ни фальсификации.

- Еще одна претензия к вашему отчету со стороны руководителя УРАПИ - вы указали, что погибший пилот прошел предполетную подготовку в Казах­стане, но он в эти дни находился за рубежом.

- Перед прибытием в Казахстан инструктор проходил ознакомление с нашими правилами дистанционно, по порталу. Это европейская система. У этого центра портал был, и инструктор изучил все казахстанские документы. Это не запрещено. Но по нашим правилам он должен был здесь пройти предварительную подготовку. Мы указали в отчете, что такого-то числа он оформлен как проходивший подготовку. Мне объяснили инструкторы, которые проводили эту подготовку, что он предполагал прибыть такого-то числа, но прибыл в другой день. Мы и указали в отчете, что подготовка в условиях Казахстана была слабая. Но сам инструктор - очень опытный, он два месяца отлетал...

- Он, кстати, был инструктором на этом типе судна?

- Да, у него есть признание нашей авиационной администрации. И оно дается не просто так. Экзаменаторами проводится проверка его знаний, проверка его в воздухе, дают первоначальные разъяснения, объясняют особенности региона, самолета, места, где проводятся полеты. И инструктор все это прошел ускоренно, мы этот факт тоже отразили в отчете. Вообще каждая буква в отчете, каждое слово проверены и перепроверены. Задача комиссии, занимающейся расследованием, - выявление причин, приведших к катастрофе, а не поиск виновных. И поэтому мы очень тщательно изучали все обстоятельства. У нас даже была видеозапись происшествия - камера, снимающая перрон, зафиксировала момент. Камера, конечно, не предназначена для таких целей, но она все равно дала достоверную картинку. Например, была версия, что проблема в двигателе, но потом стало очевидно, что это не так.

- Правда ли, что основной причиной трагедии назван резкий порыв ветра?

- Да.

- То есть не человеческий фактор, не нарушения со стороны учебного центра, не низкая квалификация инструктора, не ошибки курсанта, а именно погода?

- Там комплекс причин, которые мы выявили: и порыв ветра, и ускоренная подготовка инструктора, и другие моменты. Но я в своем отчете уверен, он абсолютно верный и объективный.

- Какие меры вы собираетесь предпринимать в отношении Жумасултанова?

- Как вы знаете, он написал заявление об уходе, как будто его подчиненный, то есть я, подозревается в совершении каких-то преступлений. Но дело в том, что меня ни в чем не подозревают! У меня есть официальный ответ из правоохранительных органов, что в отношении меня никаких расследований не ведется. И я понимаю, что обязан сделать опровержение его информации, чтобы восстановить свое честное имя.

- А заявление в связи с дракой писать будете?

- Я его уже написал, в тот же день, когда все случилось. Полиция уже занимается. Как единственный пострадавший в этом вопросе считаю, что Жумасултанова должны были уволить по отрицательным мотивам за превышение полномочий, побои и оскорбления в соответствии с законодательством. А так получается, он уволился сам. Поэтому я жду, что госорганы во всем разберутся. Для меня важно восстановление справедливости и правды.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Романа ЕГОРОВА и предоставлены Асылбеком КЕТЕБАЕВЫМ, Алматы

Поделиться
Класснуть