8005

Жестокие игры

Какова реальная картина того, как живут в колониях заключенные?

Жестокие игры

Газета “Время” получила ответ на этот вопрос не от правозащитников, которых в нашем обществе склонны подозревать в отработке грантов и сгущении красок, и не от родственников самих заключенных, а от органов надзора. Подробности жизни в колонии вызывают ужас и отвращение, и мы не уверены, что всем нужно читать эту статью.

Информация из учреж­дения АП-162/3, называемого в народе 18-й колонией общего режима, начала просачиваться три года назад, когда там с перерезанным горлом был найден пятикратный чемпион Казах­стана по дзюдо, вице-президент областной Федерации дзюдо Бахытжан АБДЫКАРИМОВ, отбывавший срок за нанесение тяжких телесных повреждений со смертельным исходом.

20 февраля 2016 года заключенный по распоряжению нового начальника колонии был помещен в медсанчасть. Это покровительство, по версии гособвинения, не понравилось заместителю начальника учреждения майору юстиции Куанышу КАЛИЕВУ, и тот дал отмашку активистам - добровольным помощникам администрации. Последние устроили Абдыкаримову разборки, обвинив в воровстве продуктов.

Жалобы избиваемого администрация игнорировала, тогда Абдыкаримов схватил ножницы и приставил их к шее, а потом к животу, пообещав лишить себя жизни. Калиев велел доставить его в свой кабинет. Там тоже бил и популярно объяснял: “Были тут такие, в “гареме” сейчас в десятом отряде”. После этого замначальника колонии дал указание активистам бить и унижать непокорного заключенного каждый день.

21 февраля добровольцы с ведома администрации избили Абдыкаримова в сушильном помещении второго отряда. В ответ пострадавший двумя осколками стекла нанес себе 46 поверхностных ран живота и 93 раны на руках.

В ночь с 23 на 24 февраля Абдыкаримова били в палате №2 медсанчасти. В пять часов утра, доведенный до отчаяния, он разбил табуреткой окно и со словами: “В моей смерти винить Куаныша Сунгатовича… я все равно умру” перерезал себе осколком горло.

ЧП получило огласку в прессе не из-за регалий заключенного, а благодаря усилиям его брата и одновременно адвоката Жандоса АБДЫКАРИМОВА, в прошлом сотрудника Генеральной прокуратуры и судьи в Алматы.

Но даже эти усилия сработали не сразу. С 1 по 3 марта в колонии по указанию Калиева добровольные помощники администрации массово перешивали на своей рабочей форме нашивки, лепя на нее бирки второго отряда. Около 30 заключенных, отбывавших до этого срок в этом отряде и видевших, как издеваются над Абдыкаримовым, перевели в другие места.

В итоге, затребовав список второго отряда и допросив два десятка осужденных с биркой на одежде “отряд №2”, следователи услышали, что никто никого не бил. Администрация учреждения продолжила работать как ни в чем не бывало.

17 июня 2016 года в связи с расформированием учреждения ИК-36 в Балхаше в 18-ю колонию прибыл этап с 26 осужденными. по версии гособвинения, Калиев дал указание запустить в карантинное помещение активистов. Новичков по одному заводили в туалет, там начальник отдела по воспитательной работе среди осужденных учреждения майор юстиции Виталий ГАЖАЛО и начальник отряда учреждения капитан Бауыржан АБДУГАЛИЕВ ставили их на колени, заставляли ползти к унитазу, вычерпывать из него содержимое и протирать им свои лица. Тех, кто отказывался, били транспортерной лентой - так называемым фотоаппаратом.

Утром 18 июня 2016 года оперативные сотрудники по указанию К. Калиева прибыли в карантинное отделение на “инструктаж о правилах поведения и беседы воспитательного характера”. Осужденным из числа активистов поручили провести с вновь прибывшими осуж­денными особые занятия по строевой и физической подготовке.

Новичков сажали на корточки в положение “руки за голову”, заставляли кричать унижающие их достоинство слова, бить друг друга, угрожали, что отправят в “гарем”. Затем их били сами сотрудники администрации - руками, ногами, отрезками транспортерной ленты. С новичков спускали штаны и на их глазах надевали презерватив на резиновую палку. Наступали им на половые органы. Просто так, для профилактики.

Новички ВИДЕРГОЛЬД и САНИН требовали позвать руководство колонии. Осужденный КОРОБКОВ пригрозил, что если его не прекратят избивать, то “поймают труп” - он покончит жизнь самоубийством. Активисты с согласия оперов стали топить непокорную троицу в бочке с водой, душить при помощи полиэтиленовых пакетов.

Вечером новичков повели в баню. У осужденного Саяна МУРАТБЕКОВА по ошибке оказались чужие банные принадлежности, за что добровольные помощники его так избили, что он потерял сознание. Пострадавшего привели в чувство и велели мыться. От боли Муратбеков не смог быстро раздеться и за медлительность получил несколько ударов по голове. Через час, не приходя в сознание, в соматическом отделении цент­ральной больницы учреж­дения 162/2 он скончался.

Вину взял на себя один из активистов, а персонал продолжил зверствовать, ничуть не беспокоясь о том, что за это когда-то придется отвечать.

По версии гособвинения, c 23 июня по 20 июля начальник режимного отдела учреждения капитан юстиции Ержан КАНКИН заставлял прибывших из Балхаша осужденных ходить гусиным шагом от столовой до расположения отряда, а в расположении отряда приседать до 1200 раз попарно, обнявшись руками за плечи. Тех, кто не мог, бил резиновой палкой по пяткам. Инвалидов и пожилых заставлял держать деревянные табуретки, пока все не закончат приседать.

…Изначально в кругу подозреваемых лиц по этим преступлениям вообще не было сотрудников колонии. Когда в июне 2016 года в учреждение приехал прокурор, написать заявление о пытках хватило смелости и была возможность только у трех заключенных.

Дело расследовалось с большим скрипом. В 2017-м по факту доведения до самоубийства Абдыкаримова начальник колонии Ернур САСПАНОВ, успевший проработать в этой должности только четыре дня, получил четыре года колонии за злоупотребление служебными полномочиями. Еще два сотрудника колонии, начальник режимного отдела Ержан КАНКИН и оперативный сотрудник Кайрбай МУКАНОВ, за пытки Абдыкаримова получили по шесть лет. Причем к реальному сроку они были приговорены только в апелляционной инстанции после общественного резонанса (в первой инстанции получили условный срок в три с половиной года).

В том же 2017 году в суд поступило дело еще в отношении шести лиц, обвиняемых в пытках Абдыкаримова и 26 заключенных из Балхаша. Но после того как потерпевшие начали давать показания, дело пришлось отправлять на доследование.

И вот на днях в Павлодарском горсуде по уголовным делам начато главное судебное разбирательство, где обвиняемыми проходят уже 15 человек: 10 сотрудников колонии и пять активистов. Еще один из обвиняемых активистов скончался. Один из потерпевших давать показания не сможет - летом 2016 года он сошел с ума.

Ольга ВОРОНЬКО, Павлодар

Поделиться
Класснуть