2545

Линия защиты

     Адвокатское сообщество Казахстана снова гудит, словно растревоженный улей. На этот раз поводом для возмущения послужили действия силовиков, которые, по мнению адвокатов, грубо нарушают их права, а также права клиентов.

Как сообщили на прошедшей вчера в Алматы пресс-конференции представители адвокатского сообщества, речь идет о ситуации, в которую попал адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов (АГКА) Юрий ДЮЖИКОВ, участвовавший в качестве защитника в уголовном деле о растрате денежных средств некоего акционерного общества, предназначавшихся для строительства определенного объекта в Алматы. В ходе расследования между подзащитным Дюжикова (директором фигурирующей в деле компании) и свидетельницей (бухгалтером) была проведена очная ставка, на которой та сообщила, что директор ранее приезжал к ней со своим адвокатом, говорил о возбуждении уголовного дела и просил в случае вызова в правоохранительные органы сообщить ему об этом. Других подробностей этого дела Дюжиков сообщить не смог, поскольку дал подписку о неразглашении. Известно лишь, что, узнав о том визите, руководитель следственно-оперативной группы (СОГ) прокуратуры Алматы решил допросить адвоката в качестве свидетеля. Дюжиков на допрос пришел, однако показания давать не стал, сославшись на то, что статья 78 Уголовно-процессуального кодекса РК запрещает органу уголовного преследования допрашивать адвоката об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением своих обязанностей. После этого Юрия Дюжикова без согласия клиента отстранили от участия в деле, а чуть позже руководитель СОГ внес представление о лишении его адвокатской лицензии “за грубое нарушение при исполнении своих профессиональных обязанностей законодательства РК, принципов оказания юридической помощи, кодекса профессиональной этики адвокатов”.
Между тем, по словам столичного адвоката Аманжола МУХАМЕДЬЯРОВА, закон не запрещает защитнику встречаться с другими фигурантами уголовного дела.
- Уголовно-процессуальный кодекс РК позволяет адвокатам встречаться с лицами, в том числе со свидетелями, и проводить их опрос, - сказал он. - Мы не можем их допрашивать, но можем опрашивать, то есть можем с ними работать по делу.
Это, кстати, далеко не первый случай, когда силовики пытаются допрашивать. К примеру, в 2016 году адвокат Айман УМАРОВА, представлявшая интересы водителя экс-главы АО “Национальная компания “Астана ЭКСПО-2017” Талгата ЕРМЕГИЯЕВА, стала получать повестки с требованием явиться на допрос в качестве свидетеля. В связи с этим она обратилась в прокуратуру, а затем и в суд с частной жалобой на действия следователя антикоррупционной службы. Медеуский районный суд №2 Алматы отказал ей в удовлетворении жалобы, а вот апелляционная коллегия Алматинского городского суда жалобу удовлетворила, и больше Айман Умарову на допросы не вызывали. Юрий Дюжиков и вставшие на его защиту коллеги тоже решили не опускать руки и обжаловали решение об отстранении его от участия в деле в качестве защитника в судебном порядке. Первая инстанция вынесла решение не в пользу адвоката, однако он подал апелляционную жалобу, которая будет рассмотрена в ближайшее время.
- По мнению прокуратуры, Юрий Алексеевич не может быть защитником по делу в силу закона, - говорит адвокат Джохар УТЕБЕКОВ, которого, кстати, тоже отстраняли от участия в делах. - Но какого именно закона, прокуратура Алматы не раскрыла, хотя должна была сослаться на какую-то конкретную норму. На самом деле одним-единственным обстоятельством, по которому адвокат не может участвовать дальше в деле в качестве защитникам, является то, что у него нет лицензии или членства в коллегии адвокатов.
По словам представителя президиума АГКА Салимжана МУСИНА, он и его коллеги, изучив материалы дела, тоже пришли к выводу, что орган досудебного расследования допустил существенные нарушения.
- В данном случае коня и трепетную лань свели в одно, потому что органом досудебного преследования является СОГ прокуратуры Алматы, - сказал он. - Представление об отстранении и о лишении гос­подина Дюжикова лицензии тоже вносит прокуратура Алматы. Но вы либо крестик снимите, либо… Занимайтесь либо надзором, либо следствием. Когда мы оппонируем следователю - это одно, а когда оппонируем прокурору - совершенно другое. К прокурору мы обращаемся с просьбой защитить наши права, отменив то или иное незаконное решение следователя. А в данном случае следователь и прокурор в одном лице, и получается, все наши жалобы попадают к тому же лицу, на которое мы жалуемся. И это классический пример того, что с нашим уголовно-процессуальным законодательством сложилась невероятная ситуация, когда надзорный орган, осуществляющий надзор за исполнением законодательства, одновременно ведет досудебное расследование, а затем в суде поддерживает обвинение.
По мнению Айман Умаровой, эта проблема касается не только Юрия Дюжикова и его клиента.
- Это проблема всей адвокатуры и всего народа, - уверена она. - Мы не ходим по личным проблемам, мы ходим по проблемам людей, наших граждан. Если будут нарушаться права адвокатов, люди не будут доверять адвокатам. Мы говорим: откуда коррупционная составляющая? Люди не будут ходить к адвокатам, они будут ходить к прокурорам, к судьям договариваться. Поэтому очень важно, чтобы генеральный прокурор Кайрат КОЖАМЖАРОВ и председатель Верховного суда Жакип АСАНОВ обратили на это внимание!

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть