6881

Брак по расчёту?

Могила для 82-летнего алматинца Майора ОМАРА была вырыта еще при его жизни (!) - за день до ухода старика в мир иной. Все его имущество тогда же в спешном порядке было переписано на некую 54-летнюю женщину, которая владеет риелторской компанией, а также числится… соцработником, ухаживающим за одинокими стариками, и при этом считается вдовой Омара. Вот уже год сын покойного костанаец Ауез­хан ЖАКУШЕВ (на снимке) пытается достучаться до правоохранительных органов и убедить их в необходимости тщательно проверить обстоятельства последнего периода жизни его отца. Но силовики отказывают Ауезхану в уголовном производстве.

Наш собеседник не лыком шит: Ауезхан - ветеран органов нацбезопасности и прекрас­но видит все недочеты следственной работы. Несколько его жалоб в прокуратуру Алматы неизменно вызывали требования то к полиции о создании следственно-оперативной группы, то к прокуратуре Ауэзовского района южной столицы о “принятии мер по факту бездействия сотрудников органа уголовного преследования”. Но все это ни к какому результату не привело: реальные следственные действия приходится проводить не служивым, а родным покойного.
- Я нашел все, что только можно: вытащил информацию из электронных баз, узнал, как составлялись дарственные, нашел несоответствия в документах, пообщался даже с кладбищенскими работниками, - рассказывает Ауез­хан. - От содержания найденной информации волосы дыбом встают, но следакам все нипочем!.. Я передаю им найденные материалы, а их даже не приобщают к делу. Не пойму, повязаны они там все в Ауэзовском районе, что ли?..
По словам Жакушева, они с братом росли без отца: родители расстались еще в 70-х годах прошлого века. Мать увезла их жить в Костанай, с отцом контактов не было. Но после того как в 2011-м умерла его вторая жена (детей в этом браке они не нажили), сыновья восстановили отношения с родителем.
- И мы его постоянно навещали, и он к нам приезжал, у него в Костанае вообще куча родни, - продолжает Ауезхан, показывая при этом пухлую папку. - Вот эта кипа бумаг - свидетельство того, как часто мы созванивались по телефону. Конечно, чем нужно, помогали. В общем, знали мы, как и чем он дышит: что соцработница ему помогает по хозяйству, что летом он всегда уезжает жить в свой маленький домишко, расположенный в предгорьях Алматы… Поэтому, когда в прошлом году отец перестал отвечать на телефонные звонки, подумали, что он находится за городом. Но вскоре на связь с нами вышла дальняя алматинская родственница, которая сообщила шокирующую информацию.
Женщина поведала, что его отец не только пропал, но вроде бы даже умер и что узнала она об этом из телефонного разговора с неизвестной, которая представилась его вдовой. До этого на звонки в квартиру Майора Омара никто не отвечал в течение двух с лишним недель. На вопрос, почему о смерти человека и дате похорон ничего не сообщили родственникам, вдова ответила, что Омар перед уходом в мир иной заявил, мол, родных у него нет.
- Спрашиваю: а когда же он умер? - рассказывает Ауезхан Жакушев. - Мне отвечают: утром 28 июля. А когда похоронен? Тоже 28 июля. Задаюсь вопросом: как это может быть? И выясняю у кладбищенских работников, что могилу для отца вырыли... днем раньше его смерти! И сделал это, судя по сохранившимся документам и свидетельствам, сын безутешной вдовы. Похоронили отца спешно, даже не устроив поминального обеда. Никто с ним не попрощался, даже соседи по дому, с которыми он жил бок о бок много лет…
Выяснилась и такая любопытная подробность: за несколько месяцев до смерти 82-летний старик зарегистрировал в загсе семейный союз, затем тут же отписал свою квартиру новой супруге, а за день до своей смерти, 27 июля 2017 года, подарил ей в присутствии нотариуса дом и земельный участок в дорогущем районе предгорьев Алатау.
Пытаясь разобраться в обстоятельствах кончины отца, Ауезхан выяснил, что последний в своей жизни брак он заключил с соцработницей. Пробив ее данные по доступным электронным базам, сын узнал: эта женщина работает не только помощницей сирых да убогих, но еще и… владеет риелторской компанией!
- Ошибка исключена, - считает Ауезхан. - Речь не идет об однофамилицах и тезках, информация проверялась по номеру ИИН, который, как известно, присваивается человеку один раз в жизни, уникален и практически не подлежит исправлению. Полученные сведения меня просто обескуражили! Ну о чем тут можно еще думать, если не подозревать, что все это не случайно?
Выяснилось, что у Омара есть еще и денежные депозиты в двух банках. И тогда вдова инициировала иск о признании Ауезхана Жакушева недостойным наследником. Однако вскоре, видимо, поняв, что тот уже располагает важной информацией по поводу нее, иск отозвала…
Аргументируя свои подозрения, Ауезхан приводит и такой факт: свояченица вдовы вместо самого Омара 27 июля поставила свою подпись в дарственной на участок земли!
- Сделка эта совершалась в присутствии нотариуса, - говорит Жакушев. - Но совершенно непонятно, почему мой отец доверил выразить свою волю свояченице - родной сестре его жены? Отец вряд ли с ней был знаком. Ведь она приехала для подписания документов в Алматы за несколько сот километров!.. А отец, оказывается, к тому времени был уже в таком плохом состоянии, что языком не мог пошевелить…
Подозрения Ауезхана усиливает и то обстоятельство, что, по сведениям Жакушева, соцработница-риелтор вскоре после того, как стала вдовой, сменила место работы: теперь она также ухаживает за стариками, но уже в другом районе Алматы...
По мнению моего собеседника, правоохранители сделали все, чтобы перевести это дело исключительно в плоскость гражданских правоотношений: мол, деритесь, граждане, в суде за свои доли в наследстве, а нас не трогайте. Но не слишком ли легко на эту ситуацию смотрят люди в погонах?

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

Поделиться
Класснуть