13027

Реабилитация не по зубам

Ребенка-инвалида с синдромом Дауна в центре реабилитации… лишили зубов. Так утверждает мама четырехлетнего Ахьяда СУЩЕНКО. Она требует найти и наказать виновных в истязании ее сына. Однако в центре уверяют, что малыш всего лишь “прикусил губу”, а зубы выпали сами.

На людях он Ахьяд, а дома Алик, зайчик, рыбка, солнечный мальчик. В роддоме Лилию пугали: намучаетесь с ним, лучше оставьте, вас никто не осудит.
- А я им сказала: ни за что! Как я могу оставить своего ребенка, такого сладкого? - Лилия СУЩЕНКО прижимает к себе сынишку. - Я безумно люблю моего ангелочка! И когда в тот день я пришла в центр за ребенком и увидела его разбитую губу и красные пятна на лице - мне стало плохо…
В Жамбылском областном центре реабилитации и адаптации детей-инвалидов управления координации занятости и социальных программ акимата области Ахьяд был новичком. До этого Лилия водила сына в другой реабилитационный центр, относящийся к управлению образования, и все там было замечательно, но занятия с каждым воспитанником проводились индивидуально, а ей хотелось, чтобы ее особенный ребенок общался с другими детьми. Как она радовалась, получив направление теперь уже в этот центр реабилитации! Ее не смутило даже то, что расположен он на третьем этаже административного здания областного ведомства и совершенно не приспособлен для содержания детей, тем более с ограниченными возможностями. Надежда была на профессионализм социальных работников. И вдруг - ребенок заплаканный, и губы в крови!
- Возле меня моментально оказалась инструктор ЛФК Сарсенкуль САТБЕКОВА, - рассказывает Лилия. - “Вы, пожалуйста, на меня не обижайтесь, просто воспитатель не предупредила, что ваш сын кушает из бутылочки, я его ложкой пыталась кормить, и он зубками прикусил губу”, - оправдывалась она. Я растерялась и даже не знала, как на это реагировать. А тут и массажистка со своими откровениями: “Я ему на полдник давала коржик, и он его жевал…” Как это, говорю, жевал, он из-за особенностей своего развития твердую пищу есть не может, мы его из бутылочки кормим… А сама думаю: почему кормлением детей в этом учреждении занимаются инструкторы по лечебной физкультуре и массажисты? Так ничего и не поняв, я повезла своего малыша в поликлинику. Жазира ДАБЫЛОВА, наш педиатр, осмотрела Алика и пришла в ужас: “У вашего мальчика еще и зубов нет!” Она подняла его язычок, и действительно: у ребенка вместо четырех передних зубов - сгусток крови.
На следующий день Лилия пошла в центр разбираться, куда исчезли зубы ее малыша и отчего появился синяк на виске. Но на пути к начальству ее перехватили работники центра и предложили проехать с ребенком в стоматологию. Там, по словам Лилии, они о чем-то пошептались с врачом, после чего врач, осмотрев Ахьяда, выписала справку о том, что у пациен­та отсутствуют четыре зуба и что “зуб удален года два назад”.
- Теперь центр, напрочь отказывающийся признавать факт случившегося, демонстрирует эту справку в качестве своего алиби. Слово “алиби” употребила в разговоре со мной медсестра центра Айгуль, - продолжает Лилия свой рассказ. - Не странно ли, что справка, выписанная на имя моего ребенка, выдается не мне - его законному представителю, хотя я присутствовала при осмотре, а… сотрудницам центра?! Врач-стоматолог, к которому меня завели и чью фамилию я даже не знаю, который никогда не лечил моего сына, не собрав анамнез, делает заключение, что зуб (причем только один) удален два года назад. А почему не три или не полгода? Считаю, что справка эта написана от фонаря по просьбе работников центра, которые заняли позицию укрывательства факта жестокого обращения с ребенком-инвалидом в стенах гос­учреждения. Стоило единственной осмелившейся воспитательнице Джамиле ЕРМЕГЕНОВОЙ в разговоре со мной подтвердить, что у Ахьяда в тот день с утра все зубки были на месте, как директор цент­ра Марал ШЛЫКОВА отреагировала резким неприятием такого утверждения: дескать, мало ли что говорит воспитатель, она же ребенку в рот не заглядывала!
Лилия твердо решила докопаться до истины, что же все-таки явилось причиной потери зубов. Ложка? Коржик? Бутылочка? А может, как предположила директор, зубы “сточились”? Но в чем она была точно уверена: без применения силы здесь не обошлось. Собрав справки, свидетельствующие о гематомах и травматическом выпадении зубов, 17 декабря 2015 года она обратилась в полицию.
Если кто-то думает, что в ОП-2 УВД Тараза включили все свое рвение, чтобы защитить права ребенка-инвалида, то он сильно ошибается. 13 дней потребовалось сотрудникам этого отдела, чтобы зарегистрировать заявление! А уж когда по нему начали работать, вообще непонятно. В итоге 20 января участковый ИМАНБЕКОВ прекратил дело за отсутствием состава преступления.
И причина тому нашлась: оказывается, “допросить инструктора ЛФК Сарсенкуль не представилась возможным (орфография постановления сохранена. - Г. В.), так как в настоящее время она уволилась по собственному желанию”. Вот так все просто: уволилась Сарсенкуль - можно дело прекращать! Хорошее начало деятельности местной полиции!
К счастью, этот шедевр следственной мысли уже вне закона - постановление о прекращении тут же отменила прокуратура Тараза.
- Расследование проведено поверхностно, остается уйма вопросов, - комментирует заместитель прокурора Тараза Галымжан ДАНЕНОВ. - Судмедэкспертиза дает легкие телесные повреждения у малолетнего Ахьяда Сущенко, откуда-то же они взялись? Почему-то не дана оценка по статье 141 УК РК (“ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей”). Но если участковый Иманбеков даже не удосужился узнать фамилии участниц и свидетелей происшествия - в процессуальном документе они у него фигурируют как Сарсенкуль, Диля… то я уже ничему не удивляюсь…
Расследование придется начинать заново, и вести его будут уже не участковые, а органы следствия.
Мы решили попытаться сами что-либо прояснить в этой истории и вместе с секретарем комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав акимата Жамбылской области Бахыт ЖАКСЫЛЫКОВОЙ (на снимке) пришли в Жамбылский областной центр реабилитации и адаптации детей-инвалидов. Его директор Марал Шлыкова высказывает свою версию произошедшего:
- Столовая у нас находится на первом этаже, и в таких режимных моментах помогают все сотрудники - вот почему инструктор ЛФК Сатбекова принимала участие в корм­лении детей. Она кормила Ахьяда из соски, и он из-за неправильного прикуса прикусил губу. А нижних зубов у него не было.
- А чем, по-вашему, объяснить появление гематом на лице вашего подопечного?
- Гематом не было. Я знаю, что мама всем показывает фотографии ребенка с синяками - но там видна только часть лица. А может, это чье-то другое лицо. Лилия Сущенко распускает в отношении нас беспочвенную, заведомо ложную информацию, порочащую честь, достоинство и репутацию нашего госучреждения. На этот счет я как директор уже обратилась с заявлением в полицию.
- Гематома есть, и ребенок - тот, - вмешивается в разговор неожиданно подошедшая начальник отдела управления координации занятости и социальных программ Аида УТЕУЛИНА. - Но где и при каких обстоятельствах они получены - этого мы не можем сказать.
- Виновата родительница, - безапелляционно изрек заместитель руководителя управления Ермек БЫКЫБАЕВ (он тоже пришел на подмогу своим подчиненным. - Г. В.). - Кто-то, видимо, ее настраивает на то, чтобы дискредитировать госучреждение!
Правда, зачем Лилии Сущенко “дискредитировать госучреждение”, никто из присутствующих объяснить не смог.
А вот врач-педиатр поликлиники № 9 Жазира Дабылова все четко расставила по местам:
- Этого мальчика я наблюдаю с раннего возраста. Подтверждаю, что до того дня, как они с мамой ко мне пришли вечером на прием, все зубы у него были на месте. А в тот день зубов не оказалось, на слизистой рта выступал сгусток крови, и была видна гематома, имелись ссадина на губе и гематомы в области щеки и виска. Я направила маму с мальчиком в травмпункт.
В общем, при таких разногласиях остается только надеяться на объек­тивность следствия. Теперь-то уже, наверное, следственные органы не прекратят дело из-за того, что кто-то уволился с работы…

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ, Тараз

Поделиться
Класснуть