8369

Агашки-разбойники, или Особо громкое дело

Сотрудники Жамбылского РОВД задерживают нарушителя ПДД Орынжана Исакула.

Одного повалили на землю, скрутили, надели на него наручники, другого отключили борцовским приемом, да и третьему показали, где раки зимуют... Полагаете, речь идет о поимке банды опасных преступников? Вот и не угадали. Так в Жамбылском районе Жамбылской области призывают к порядку нарушителя правил дорожного движения, устраивая ему телесную экзекуцию, заодно отправляя к докторам и двух его родственников.

Был праздничный день 7 мая. В доме Жаманбаевых пили чай на топчане. В гостях у пожилого хозяина Бауыржана ЖАМАНБАЕВА (на снимке слева) находился его брат-пенсионер Рысбай БЕКПЕНБЕТОВ (бывший прокурорский работник и, между прочим, заслуженный юрист Казахстана), и тут подъехал еще один брат - пятидесятилетний Орынжан ИСАКУЛ (на снимке слева). Агашки степенно чаевничали, беседовали о своих внуках, в общем, наслаждались покоем, положенным им по возрасту.
Внезапно в открытые ворота, надрывно сигналя, влетела полицейская машина. Из нее вышли двое. Потом уже Бауыржан узнал, что это были участковый инспектор Жамбылского РОВД Ернар ТАЗАБЕКОВ и сотрудник ИДН Шапагат СЕЙТКАСЫМОВ.
- Они не представились, служебные удостоверения не показали, между тем у обоих был такой взгляд, как будто пришли брать банду, - рассказывает Бауыржан Жаманбаев. - Я поинтересовался, кто они и зачем заехали в мой дом. Ответ меня, прямо скажу, обескуражил: “Не твое дело, не к тебе приехали!” Как не мое, говорю, я здесь хозяин, это мой двор, моя частная собственность! А в ответ слышу от участкового: “Захочу - выеду и снова заеду и тебя спрашивать не буду! Пошел ты...” - и послал меня матом - меня, у которого младший сын его старше! Наконец они объяснили, что приехали за моим братом Орынжаном, который допустил какое-то нарушение правил и не вышел из машины, когда его остановили взмахом жезла. “Вот мой брат, вот его машина, выйдите за ворота и там разбирайтесь”, - сказал я им. По-моему, логично. Они ни с места. Я уже с ними и так и эдак, и по-советски “жолдастар”, и “господин старлей”, потом уже стал просить: “Сынок, убери ты свою машину с моего двора!” - ноль эмоций. Пока я уговаривал Тазабекова покинуть мою территорию, Сейткасымов вызвал подкрепление. Подъехали четыре машины, и целый полицейский взвод влетел ко мне во двор. Операцией руководил, как мне потом стало известно, заместитель начальника РОВД Сейтжан МЫРКАЛЫКОВ. Я с надеждой обратился к нему: “Полковник-мырза, успокойте своих сотрудников. Здесь же не убийство, не разбой. Разберитесь в ситуации!” А он смотрит так важно, сверху вниз, как будто перед ним преступник-рецедивист, и командует своим: “Снимайте видео!” Тут я не выдержал - ведь он какое имеет право снимать на сотку в моем доме без моего разрешения? - и вырвал сотовый телефон из рук сотрудника. И в этот же момент ощутил сильный удар по голове. Меня ударил Тазабеков и тотчас сомкнул руки в замок вокруг моей шеи и, будучи выше ростом, начал поднимать меня вверх. В то время как он душил меня, Сейткасымов с криком: “Он сорвал с меня погон!” (хотя я к нему даже не прикасался) бросился наносить мне удары: бил в лицо, живот, но у меня уже от нехватки воздуха помутилось в глазах...
Потеряв сознание, Бауыржан уже не видел, как к нему на выручку поспешил его брат Орынжан. Поспешил, чтобы, как он объясняет, не допустить убийства.
- На моих глазах душили человека, - поясняет Орынжан Исакул. - Когда у него уже вывалился язык, я понял, что если я буду и дальше просто стоять и смотреть, то потеряю брата. И тогда, решив, что лучше я сяду в тюрьму, зато брат останется жив, я ударил полицейского по лицу. Тазабеков упал вместе с братом - он держал его мертвой хваткой и только на земле отпустил. А меня тотчас же взяли в оборот: сбили с ног, заломили за спину руки и надели наручники. Отпинали от души, затем посадили в машину и привезли в РОВД. Вот тут и началась самая настоящая пытка: меня, полного человека, гипертоника, перенесшего инсульт, оставили на два часа в закрытой машине под палящим солнцем в наручниках. Я просил хотя бы перестегнуть наручники, чтобы держать руки спереди, но мучители оставались глухи к моим мольбам. Сидя в тени на лавочке, издевательски отвечали, что, дескать, потеряли ключи. Тут я почувствовал, что “ухожу”, и, как в тумане, услышал голос одного из них: “Он уже белый, давайте откроем” - и ответ полковника Мыркалыкова: “Пусть подыхает, одним больше, одним меньше”. Очнулся я, когда врачи “скорой” выносили меня на воздух. После укола я немного отошел, и меня сразу повезли в наркологию на освидетельствование. Надо было видеть, как все стражи порядка приуныли, когда экспертиза показала, что я абсолютно трезв. Рушилась вся их “концепция”: ведь организованную охоту за мной можно было бы оправдать необходимостью приструнить пьяного за рулем. Но если я не был пьян, а просто не вышел из машины на взмах жезла полицейского (честно сказать, я не понял, которой из машин был подан сигнал остановиться, подождал немного и действительно уехал), то неужели из-за этого незначительного правонарушения надо было вторгаться на частную территорию, избивать и оскорб­лять меня и моих родственников, провоцировать нас на конф­ликт?! Насколько соразмерны моя невнимательность на дороге и “ответные меры” сотрудников РОВД?
Последствия этих “ответных мер” стали поводом для прохождения судмедэкспертиз тремя родственниками. По заключению судмедэкспертов, у Орынжана Исакула после его общения с полицейскими “имелись повреждения в виде ссадин лица, верхних конечностей и кровоизлияния слизистой верхней губы”, у его племянника Марата НАМЕТКУЛОВА, которого тоже доставляли в полицию, - “повреждения в виде кровоподтеков шеи и правого плеча”, а у его отца Бауыржана Жаманбаева - “закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ссадины лица, голени”. Последний провел на больничной койке 10 дней. Примечательно, что здесь судмедэксперт подчеркивает, что, “учитывая характер и локализацию вышеуказанных повреждений, образование их при падении с высоты собственного роста маловероятно”.
Почему это важно? А дело в том, что дальше события развивались очень интересно. Казалось бы, трое избитых полицейскими мирных граждан - это ЧП и последует соответствующая реакция, достойная государства, не столь давно подписавшего конвенцию против пыток. Тем более что пострадавшие через своего адвоката в тот же день обратились с заявлением в УСБ ДВД Жамбылской области и районную прокуратуру.
Однако радетели собственной безопасности не очень-то торопились “обезопасить” свои ряды от явно превысивших свои полномочия сотрудников. К лежавшему в больнице Жаманбаеву никто так ни разу не заглянул. Зато в РОВД быстро возбудили уголовные дела против заявителей по статье “Применение насилия по отношению к представителю власти”! А ведь рапорт по поводу них никто из полицейских не подавал! А с чего тогда возникли эти два уголовных дела?
- Вы правильно заметили: рапортов нет, а уголовные дела откуда-то появились, - комментирует адвокат избитых сельчан Торебай ЖАМАНБАЕВ (на снимке). - Я поинтересовался у ведущего дело следователя Жамбылского РОВД Кеменгера АБДИБЕКОВА, как такое возможно. И следователь ответил, что он “установил следственным путем” “вину” хозяина дома и его сына. За всю свою многолетнюю юридическую практику я что-то не слышал о таком, чтобы без заявления потерпевшего “следственным путем” выявляли виновных, это какое-то ноу-хау районной полиции. Как тут не вспомнить известную истину: лучшая защита - нападение. Пока УСБ бездействовало, не побоюсь этого слова, давая возможность самбистам и боксерам в погонах слегка подчистить следы своих деяний, в Жамбылском РОВД быстро состряпали уголовные дела на потерпевших. И в итоге все поменялись местами: потерпевшие граждане стали обвиняемыми, а подозреваемые полицейские - потерпевшими. После этого следователь УСБ КУБЕЕВ без труда находит основания для прекращения уголовных дел в отношении полицейских. А телесные повреждения граждан объясняет просто: “вполне могли образоваться от падений на землю” (хотя экспертиза такую возможность отрицает) или “от удержания сотрудниками полиции с целью предотвращения их противоправных и незаконных действий в момент оказания ими сопротивления и неповиновения”. То есть так удерживали, что сделали сотрясение мозга, но это, по мнению уэсбэшников, не преступление... Мы, безусловно, будем обжаловать эти незаконные, на наш взгляд, процессуальные документы, но хочется, чтобы на эту ситуацию обратили внимание в Генеральной прокуратуре и МВД РК, ведь здесь не просто частный случай. В данной истории, как в зеркале, отражаются въевшиеся в нашу систему некоторые порочные принципы работы полицейских. Для них население - это потенциальные преступники. Вот и готовы привлечь любого, кто не так посмотрел. И второе: сколько в районе громких преступлений, нераскрытых дерзких краж. Но, вместо того чтобы бороться с серьезной преступностью, наши стражи порядка занимаются высосанными из пальца, надуманными делами, за счет которых и формируют свои показатели. А такого быть не должно.

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ, Жамбылская область

Поделиться
Класснуть