5392

Украденное счастье

Сообщения о похищении невест сегодня появляются чуть ли не ежедневно - словно сводки с военных фронтов. Причем похищают все - и бедные мужики, и богатые мэны, молодые и те, кому уже под пятьдесят. Страну охватила эпидемия средневековья?

В свои 29 она выглядит лет на 40. Изможденное тяжелым физическим трудом тощее тельце, заскорузлые от непомерной ноши руки, лицо землистого цвета, исполосованное морщинами страданий и скорби, затравленный взгляд бесцветных глаз, безжизненный, едва слышный голос. Она уже давно разучилась плакать. Вот и сейчас с безучастием покойника она, словно четки, бесстрастно перебирает каждый день своего супружества. Единственное, о чем просит - не называть ее имя.
- Замуж я вышла в 23 года. Родом из аула. Училась в Шымкенте в университете, шла на красный диплом. Со мной на курсе учился односельчанин Жандаулет. Он был мне другом, не больше. Родители воспитывали меня в строгости, о том, чтобы романы с мальчиками крутить, я даже думать боялась.
Как-то раз Жандаулет позвал нас, девчонок, погулять в парке. На ту встречу он пришел с незнакомым мне парнем. Я даже двух слов Талгату - так его звали - не сказала. Все болтали с Жандаулетом, мороженое ели, смеялись. Часа через два разошлись по своим делам, а вечером Талгат меня украл. Ему Жандаулет помог. Я всю дорогу кричала, отбивалась от них, все пыталась выскочить из машины, но парни крепко зажали меня между собой.
Привезли меня в дом к Талгату. Там уже ждали его родители, два брата, сестра, шесть бабушек - его родственниц, и хотя я упиралась и кричала, они накинули мне на голову платок и заперли в комнате. Поначалу звала на помощь, потом перестала кричать, но сопротивляться не перестала. Ночью ко мне в комнату приходил Талгат, но я его к себе не подпускала, а на шестую ночь ко мне зашел Жандаулет и уговорил меня согласиться на брак с Талгатом. Сказал, что он хороший парень, городской, что семья у него приличная. У нас ведь как считается? Девушка, вернувшаяся в родительский дом после того, как ее замуж украли, приносит несчастье…
Первый раз муж побил меня через месяц после свадьбы. Мать его на меня нажаловалась, будто я отказалась ее белье стирать. Невзлюбила она меня, затаила обиду за то, что я так долго не соглашалась выйти замуж за ее сына.
Сначала Талгат бил меня раз в месяц, потом это стало происходить раз в неделю. Бил молча, не говоря ни слова, я даже не знала, за что. Но и пикнуть боялась. Когда второй дочкой была беременна, он сильно поколотил меня, а в конце так пнул, что я кувырком скатилась по лестнице до самых ворот. Думала, ребенка потеряю, но обошлось.
Всякий раз после таких побоев Талгат уходил из дома на несколько дней. Свекровь меня пилила: мол, это я виновата, что ее сын из родительского дома бежит, мало меня муж бьет. Свекор ее в молодости бил, да и сейчас иногда поколачивает. Говорила: раз ей досталось, то и я должна хлебнуть по полной.
Прожив четыре года в таком кошмаре, после очередного избиения я с двумя дочерьми ушла к своим родителям. Папа без слов принял меня, лишь потребовал, чтобы я развелась с мужем. А я все ждала, что Талгат придет и вернет меня, но он ни разу даже не позвонил. Я переживала, дочери по отцу плакали, скучали, и через 10 месяцев я сама с детьми вернулась к мужу.
Мне в его доме не обрадовались, но и не прогнали. Из-за моего ухода еще сильнее ополчились против меня. Побои и издевательства стали ежедневным ритуалом, а потом я заметила, что свекровь занималась ворожбой. Стала находить в своей постели иголки, вещи мои внезапно исчезали и также внезапно находились. Муж в такие дни особенно осатанело бил меня. Однажды так меня исколотил, что я встать не могла. До вечера пролежала в коридоре, а потом позвонила брату, он отвез меня в аул к родителям.
Вызвали “скорую”. Рентген показал переломы нескольких ребер, синяки и ссадины. Все это врачи записали в своем журнале. Но мой папа попросил врачей указать, что я сама упала с лестницы. Не хотел, чтобы аул обсуждал нашу семью.
С тех пор живу в отцовском доме. Талгат только один раз написал SMS, в котором сообщил, что передал мои личные вещи, и потребовал отдать ему дочерей. Зато свекровь регулярно осыпает меня по телефону угрозами и проклятиями. Говорит, что я искалечила жизнь ее сыну, а я, честно сказать, думаю: может, она права? Не знаю, что делать. Кому я с детьми, кроме Талгата, нужна? Профессии у меня нет, диплома тоже, двое маленьких детей на шее. Папа говорит, что поддержит меня во всем, лишь бы я разошлась с мужем, а я все думаю: Талгат в общем-то неплохой человек, дочек сильно любит. Они у меня чудесные. Их все любят - и свекровь, и свекор, и девери с золовкой. Лишь я им не по душе. Но, может, все перемелется, и заживем мы как люди? Только позвал бы Талгат нас назад. Уже полгода жду его звонка, а он молчит…
В надежде найти себя и изменить свою жизнь наша собеседница пришла в правовой центр женских инициатив “Сана сезiм”. По словам психолога центра Дильнозы МАХАМАДЖАНОВОЙ (на снимке), история нашей героини достаточно типична. Сотни женщин находятся под гнетом домашних тиранов и даже не пытаются освободиться от этого ига.
- Главная проблема этих женщин - отсутствие уверенности в себе, в своих силах, - поясняет психолог. - В них нет внутреннего стержня. Эта проблема своими корнями уходит в детство. В случае с этой женщиной сначала над ней доминировали родители, затем она попала под давление мужа и свекрови. Из-за неверия в себя у нее развился страх одиночества, который и толкает ее в руки к мужу-тирану.
Многолетняя практика показывает, что ни уровень образования, ни социальный статус, ни материальное положение не гарантируют девушкам защиту от таких вот талгатов. Однако большей частью похитители невест специализируются на совсем еще юных девочках, не имеющих ни профессии, ни образования, ни жизненного опыта.
- Жертвами становятся несовершеннолетние девочки из аулов, - говорит юрист правового центра женских инициатив “Сана сезiм” Лилия ХАЛИУЛИНА (на снимке). - И как это ни горько, но нередки такие случаи, когда женихи, натешившись с похищенными девочками, через месяц-два возвращают их домой. Причем они делают все, чтобы доказать факт похищения и изнасилования было практически невозможно.
Между тем уголовные статьи за похищение человека, незаконное удержание человека, уже не говоря об изнасиловании, сулят не в меру пылким женишкам до 12 лет тюрьмы. Но только не каждой жертве похищения удается наказать обидчика. Для этого нужно немало терпения, настойчивости и юридических знаний. Особенно тяжело приходится тем девушкам, чье похищение обернулось нежелательной беременностью.
- Зачастую родители от таких девушек отказываются, - продолжает Лилия. - Общество считает, что девушка, пусть даже не по своей воле попавшая в такую ситуацию, порочит семью. Родители либо настаивают на аборте, либо выгоняют беременных дочерей из дома.
По данным полиции, с начала года в Южно-Казахстанской области было возбуждено 18 уголовных дел, связанных с похищением женщин с целью женитьбы. Примечательно, что почти все они были закрыты в связи с примирением сторон. Однако в реальности все выглядит намного печальнее, и дело вовсе не в лености стражей порядка. Большинство девушек и их родственников предпочитают скрыть позор и не обращаются в правоохранительные органы за защитой. Между тем только в центр “Сана сезiм” каждый месяц приходят за помощью как минимум три жертвы похитителей невест, и с каждым годом их количество растет.

Зауре МИРЗАХОДЖАЕВА, фото автора, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Шымкент

От редакции В одном из ближайших номеров мы намерены вернуться к теме похищения невест, пригласить к ее обсуждению специалистов-психологов. Какие они предложат рецепты лечения общества от этой напасти?

А тем временем

Либо он её в загс, либо она его - к прокурору?

Ремикс “Кавказской пленницы” в суровой реальности на минувшей неделе случился на одной из окраин Шымкента.

В роли товарища Саахова выступил 25-летний школьный учитель физкультуры. “Комсомолкой, спортсменкой, отличницей и просто красавицей” стала 17-летняя школьница, бывшая воспитанница физрука. Сгорающий от безо­тветной любви молодой человек решился по похищение. Выбрав момент, пылкий физкультурник вместе с тремя кунаками запихал невесту в автомобиль и привез к себе домой. Но пленница оказалась строптивой и выходить замуж за “ах, какого жениха” отказалась наотрез. Неблагодарная позвонила родителям, и те сразу же забрали дочку домой. А после обратились с заявлением в прокуратуру.
Стрелять патронами с солью в страстного воздыхателя никто не стал, зато посидеть на скамье подсудимых учителю, видимо, придется. Ему может грозить до 17 лет заключения.
Зауре МИРЗАХОДЖАЕВА, Шымкент

Поделиться
Класснуть