2878

От службы без ума

Жительница Алматы Жанна БАЙГОЖИНОВА (на снимке) считает, что ее сына Едиге, служившего в Усть-Каменогорске, насильно упекли в психиатрическую лечебницу, чтобы скрыть неуставные отношения между военными. Мать солдата пытается доказать, что его били старшие по званию сослуживцы.

Когда в июне прошлого года 18-летнему Едиге БЕКБАУОВУ пришла повестка, он радовался как ребенок. Парень с юности хотел служить в армии.
- Он даже академический отпуск взял в колледже, чтобы пойти в армию, - рассказывает Жанна Байгожинова. - Его определили в усть-каменогорскую воинскую часть
№ 5518 связистом.
Шесть месяцев парень звонил родным с восторженными отзывами: служить - здорово! Первая тревожная весточка пришла в феврале.
- Едиге позвонил мне 6 февраля и сказал, что у него сильно болит ухо, потому что его два дня назад избил прапорщик, - излагает свою версию событий его мать. - От удара у сына изо рта пошла кровь. А когда он умывался, то почувствовал сильную боль в ухе, решил промыть его и понял, что кровь идет и из ушной раковины. Саднящие боли стали его постоянно одолевать, да так, что не мог терпеть.
Со слов Жанны, Едиге первым делом пошел к командирам рассказать про проблемы с самочувствием. А его, вместо того чтобы отправить в больницу, положили... в психушку!
- Едиге обманом упекли в психиатрическую клинику, - продолжает Жанна. - Пообещали вылечить ухо, и он поставил подпись на документе, который, оказывается, означал согласие на госпитализацию в психоневрологический диспансер (ПНД). 10 февраля его положили в больницу, а начальники заявили, что Едиге вел себя неадекватно. В бумагах значится, что сына осматривал лор, но я не уверена, что ухо лечили должным образом. Едиге до сих пор слышит плохо. Расследование по факту избиения то начинали, то внезапно прекращали. Мне позвонили из части, когда сын поступил в ПНД. Но сказали, что приезжать не надо, потому что сын в стабильном состоянии.
Недоумевающая мать пробовала выяснить у военных и усть-каменогорских медиков, откуда у сына внезапно появился душевный недуг, но не сумела. Тогда она решила выехать в Усть-Каменогорск и на месте разобраться, что происходит.
- Я едва узнала сына! Препараты, которыми его пичкали, сильно изменили Едиге. Уколы вызывали головокружение, провалы памяти. Он мне говорил, что становится сам не свой, просит прекратить такое лечение. Но санитары держат его и все равно продолжают давать лекарства. Таблетки толкут, растворяют и силком заливают в рот. Врачи и мне не объясняют, что это за препараты. Хотя я неоднократно их об этом спрашивала. Теперь военно-медицинская комиссия должна решить, сможет ли Едиге дослужить спокойно оставшиеся до дембеля полтора месяца. Я нисколько не сомневаюсь, что мой сын психически здоров, как был здоров и тогда, когда я отправляла его в армию. Его состояние объясняется неадекватным лечением. Вместо того чтобы разбираться с офицерами, которые избивают солдат, моего сына упрятали в ПНД и пытались закрыть расследование. Но я наняла адвоката, он подал ходатайство, и следствие возобновили.
Запутанную историю уже взяли на карандаш в военной прокуратуре.
“Судебно-медицинская экспертиза подтвердила наличие повреждений на теле рядового. В применении физического насилия в отношении Едиге Бекбауова подозревают должностных лиц части №5518. Другие обстоятельства дела не разглашаются в интересах следствия”, - значится в письменном ответе военной прокуратуры Усть-Каменогорского гарнизона.
В воинской части добавили лишь, что Едиге Бекбауов выказывал признаки психического расстройства. Диагноз ставили не военные медики, а специалисты ПНД Восточно-Казахстанской области. Представители воинской части сильно сомневаются, что Едиге стал жертвой неуставных отношений.
В областном ПНД, ссылаясь на медицинскую тайну, отказались прокомментировать состояние Едиге.
- Что касается болезни, которую обнаружили у парня, нельзя точно сказать, почему она началась, - пояснил заместитель главного врача Восточно-Казахстанского психоневрологического диспансера Мирхат МУКУШЕВ. - Сложно также утверждать, был ли призывник болен в момент прохождения медкомиссии или заболел уже в армии. Периодически солдаты проходят обследование в нашей больнице. Армейские суициды, к примеру, - это результат определенных психических расстройств, которые вызываются стрессами.
Примечательно, что история с Едиге очень похожа на два случая, произошедших в последнее время в рядах Вооруженных сил нашей страны.
Ноябрь 2014 года. В Павлодаре солдат-срочник из Кызылорды попал в ПНД из инфекционного отделения больницы. Выяснить обстоятельства, предшествовавшие госпитализации, не удалось из-за тяжелого состояния военнослужащего. Молодому человеку оставался месяц до демобилизации.
Март 2015 года. Рядовой Нацио­нальной гвардии после семи месяцев службы оказался в Алматинской психиатрической больнице. Родственники срочника уверены в том, что солдата избивали старшие офицеры. Однако проведенное расследование не подтвердило факта неуставных отношений. Солдата признали негодным к прохождению строевой службы и отправили домой.
- Все эти факты лишний раз доказывают, что в рядах Вооруженных сил нет никакой прозрачности и открытости, - считает правозащитник Анель ЖУНУСОВА. - Череда случаев выглядит как тенденция: парней, ставших жертвами “стариков” или офицеров, пытаются выставить психами. Солдат находится в воинской части, будто в каком-то вакууме: общаться с родственниками особо не дают, а за сообщения командованию или в прокуратуру могут объявить стукачом. Вот молодые парни и тянут до последнего, пока не станет совсем плохо. А спустить на молодого солдата всех собак и назвать ненормальным и вовсе пара пустяков. В такую теорию легко поверить - слишком много негатива в последнее время происходит в нашей армии. Хочется верить, что следственные органы обязательно разберутся во всех этих эпизодах.
Когда материал готовился к печати, Жанна Байгожинова сообщила, что забрала Едиге из больницы и привезла его домой в Алматы. Парень порывается вернуться на службу, но женщина не уверена, что для ее сына там будет безопасно.
- Мы в любом случае будем отстаивать свою правоту. Я верю сыну, - заявила Жанна. - Полагаю, кому-то выгодно выставить его ненормальным, чтобы оклеветать и скрыть неприятные факты.

Евгений ФОМИНЫХ, фото Виктора АБАКУМОВА и из семейного архива Жанны БАЙГОЖИНОВОЙ, Усть-Каменогорск

Поделиться
Класснуть