19456

Кошмар у стоматолога

Севара и Мехрибон - жертвы насильников.

Мрачное проклятие накрыло одно из самых старейших сел Южного Казахстана. Жертвами дремучей безысходности оказались совсем еще юные девочки, коим выпало несчастье родиться и жить в ауле Карабулак.

Из 45-тысячного населения Карабулака 99 процентов - узбеки. Первое упоминание древнего кишлака датировано аж XVI веком! Однако спустя пять столетий жизнь, спрятанная за высокими дувалами, по-прежнему строится по законам Средневековья. Особенно ярко это проявляется в отношении к женщине. Девочек здесь сызмальства приучают к тому, что главное предназначение женщины на земле - это служение мужу и рождение ему потомства. Девичье вольнодумство пресекается на корню. Любое неосторожное слово, смелый взгляд ложится темным пятном не только на доброе имя девушки, но и на всю ее семью.
И вдруг на фоне этого пуританства пару лет назад кишлак захлестнула волна самоубийств. В основном накладывали на себя руки старшеклассницы и вчерашние выпускницы школ. Даже белый верблюд, принесенный Всевышнему в жертву, не защитил детей от гибели. Девочки продолжали предпринимать попытки суицида, некоторым они удавались. Истинных причин никто не знал, а если и знал, то молчал. И вот спустя два года стена молчания рухнула. Первыми о беде заговорили родители 15-летней Мехрибон (имя девочки и ее родственников изменено по этическим причинам. - З.М.). Они заявили, что их дочь изнасилована местным стоматологом, к которому школьница ходила вместе с мамой лечиться.
24 июля этого года у Мехрибон выпала поставленная накануне пломба. Зуб болел, и, не дождавшись мамы, девочка отпросилась у бабушки к зубному врачу.
- Он посмотрел на свою работу, сказал, что все исправит, надо только сделать обезболивающее, - вспоминает Мехрибон. - Укол в дес­ну не подействовал. От второго укола в вену я отключилась. Когда пришла в себя, то увидела, что мы уже в машине. Ночь. За окном цветочный базар, магазины. Позже я узнала, что это был Шымкент. Голова страшно болела, болели ноги, спина, зуб. Он заставил меня выпить что-то прозрачное, горькое и вонючее, наверное, это была водка. Я снова отключилась.
Следующий раз де­вочка очнулась в чужой постели в незнакомой квартире. Стоматолог лежал рядом голый. Он норовил ее раздеть, но Мехрибон сопротивлялась. Чтобы усмирить девочку, насильник ударил ее по голове, а после обесчестил. Школьница то и дело теряла сознание, а когда приходила в себя, обнаруживала, что находится то в машине стоматолога в компании двух его друзей, то снова на съемной квартире. Похитители не давали девочке есть и лишь давали пойло, от которого Мехрибон вновь и вновь впадала в беспамятство. Кошмар продолжался сутки. Вдоволь натешившись, стоматолог и его товарищи (теперь их было трое) в третьем часу ночи решили отпустить ребенка.
- Они высадили меня, дали телефон и приказали, чтобы я позвонила своему брату, - рассказывает девочка. - Запретили говорить лишнее. Я должна была сказать, где нахожусь и что жива. Я сделала, как они приказали, а они снова посадили меня в машину и увезли.
Немного поколесив по ночному Шымкенту, Мехрибон высадили. Истерзанная, напуганная, голодная, она не знала, куда ей в незнакомом городе идти и у кого просить помощи.
Тем временем родители сходили с ума от переживаний. Они объездили все село, написали заявление в полицию, дежурили у кабинета стоматолога в надежде, что он сможет пролить свет на тайну исчезновения девочки.
 - 26 июля к нам позвонил сельский участковый и сказал, чтобы мы сидели дома, сейчас привезут дочку, - вспоминает мать девочки Санобар. - Дело в том, что этот стоматолог и наш участковый - двоюродные братья, и мы пригрозили, что, если дочь не найдут, мы будем писать на них жалобы. И в самом деле через час стоматолог с каким-то парнем привез Мехрибон на одну из улиц Карабулака. Высадил, а после ее забрали полицейские. Даже домой не завезли.
Спустя немного времени в полиции оказался и зубной врач. 28-летний мужчина в каталажке долго не задержался, а после того, как дело об изнасиловании было закрыто, он и вовсе воспрял духом. Зато Мехрибон весть о бесславной развязке едва не отправила в могилу.
- Дочка заперлась в сарае и выпила уксус, - плачет Санобар. - Слава Аллаху, я вовремя подоспела. Дверь выбила, а она лежит на полу дергается, изо рта пена идет. Пока “скорая” ехала, айраном ее отпаивала. Неделю в реанимации провалялась. Думала, что потеряла дочку. На счастье, обошлось. Правда, с тех пор у девочки болит все: желудок, печень, почки, а ведь была самая здоровая в нашей семье. Зато этот негодяй спокойно разъезжает по кишлаку. Ему все с рук сошло, потому что его отец - большая шишка.
По нашей информации, отец стоматолога несколько лет назад работал акимом Карабулака, а нынче служит в отделе внутренней политики районного акимата. Между тем в Карабулаке поговаривают, что сын удачливого чиновника оказался на редкость любвеобильным и везучим. Как минимум еще одна несовершеннолетняя девочка написала заявление в полицию о том, что он ее изнасиловал. Однако ей в возбуждении уголовного дела отказали.
Впрочем, не только “золотая молодежь” Карабулака грешит педофилией. В полицию с заявлением сначала об исчезновении их 16-летней дочери Севары, а после о ее изнасиловании обратились Саёра и Саид Низамовы (имена изменены. - Авт.). Ребенка похитил и сутки насиловал в степи 27-летний житель Карабулака. Когда же сестра насильника подвезла девочку к родительскому дому, то полицейские сразу же отвезли ребенка в поселковый опорный пункт. Там она вновь встретилась с насильником.
- Опрос дочери производился без нашего участия, - рассказывает Саёра. - Мало того, что у нее был такой стресс, так она еще совсем ребенок. На нее там психологически давили и заставили написать расписку, что в случившемся она сама виновата. Под присмотром участкового она писала под диктовку человека, который ее насиловал. Кстати, он еще в степи заставил ее написать аналогичное заявление, что она не имеет к нему никаких претензий.
Имея на руках такое железное алиби, даже несмотря на результаты судмедэкспертизы, Сайрамская районная полиция дело закрыла. Понимая свою обреченность и не найдя в себе сил жить с постыдным клеймом, дочка Саёры и Саида трижды пыталась наложить на себя руки. Теперь родители не оставляют ребенка ни на минуту и пишут жалобы во всевозможные инстанции.
- К нам поступило заявление матери этой девочки, - говорит прокурор Сайрамского района Султан ОРМАНОВ. - Внимательно изучив материалы дела, мы возбудили уголовное дело по факту изнасилования. Однако стоит заметить, что эта статья носит весьма специфический характер, который предполагает вторжение в интимную жизнь потерпевших. Мы стараемся быть здесь как можно деликатнее. К слову, и по истории со стоматологом мы возбудили уголовное дело по статье “доведение до самоубийства”. Делом об этом изнасиловании занимается Абайский отдел полиции Шымкента.
Никаких прогнозов о финале этих уголовных дел прокурор не дает. В качестве иллюстрации приводит прошлогоднюю историю об изнасиловании несовершеннолетней девушки, которая потом наглоталась иголок. Тогда прокурор нашел насильников, отправил их на скамью подсудимых, а в суде юная жертва отказалась от своих показаний и дело рассыпалось.
Узнать позицию полиции в ситуации, сложившейся в кишлаке, нам не удалось. Начальник Сайрам­ского РОВД Нурлан КАРАБАЕВ (на снимке) оказался в отлучке, замначальника РОВД Бауыржан ЕСЕНОВ от комментариев отказался, сославшись на отсутствие шефа, и отправил нас в пресс-службу областной полиции, но руководитель пресс-службы главка Салтанат КАРАКОЗОВА пребывала в отпуске. Цепочка молчания замкнулась. В итоге нам так и не удалось узнать, сколько же девочек и женщин Карабулака обратились в полицию с заявлениями об изнасилованиях. По нашим подсчетам, как минимум четыре несовершеннолетние стали жертвами насильников, и эта цифра далеко не окончательная. Зато аким Карабулака Закиржан ИБРАГИМОВ (на снимке) и его свита к моменту нашего визита пребывали в святом неведении.
- Я только про этого стоматолога знаю, и то потому, что заявление от потерпевших было, - оправдывается глава аула. - Мы передали заявление в полицию и больше ничего не можем. О таких вещах у нас в ауле не принято говорить. Менталитет здесь такой… а вообще у нас все хорошо.
Да и от многочисленных попыток само­убийства школьниц чиновник открещивается. Ему об этом никто из официальных лиц не докладывал, а общаться с народом на эту тему начальнику не с руки.
- Какой суицид, какие изнасилования, какие слухи? - недоумевает аким. - Да я не знаю, чем мои дети живут. Из-за службы прак­тически не вижу семью. На работе с раннего утра и до поздней ночи: отчеты, собрания, совещания…
А пока чиновники заседают, карабулакцы боятся выпускать своих дочерей на улицу.
- Попадись мне эти подонки, они бы за все бесстыдства ответили, и не нужен мне для того ни суд, ни прокурор, - говорит 70-летняя Бибимайрам БЕКТАШЕВА (на снимке). - В мою молодость таких негодяев забивали камнями, а их родителей и семьи с позором выгоняли из кишлака. Сейчас закон молчит. Родители, чтобы про дочерей не пошла дурная слава, тихо сидят. Чиновникам вообще нет дела до этого. Вот насильники и творят что хотят. Что остается бедным девочкам, у которых из-за них вся жизнь искалечена? Только петля…

Зауре МИРЗАХОДЖАЕВА,фото автора, Шымкент

Согласно официальным данным, в Сайрамском районе в прошлом году 16 человек наложили на себя руки, из них спасти удалось лишь семерых. За 9 месяцев этого года четыре человека добровольно ушли из жизни и еще восемь предприняли попытку суицида. О том, сколько юных самоубийц близкие успели спасти без участия участковых и медиков, статистика умалчивает.

Поделиться
Класснуть

Свежее