2208

А яд и ныне там

Чешские экологи берут пробы грунта и воды на участке, где ранее были проведены очистительные работы.

На протяжении полувека темиртауский завод “Карбид” сливал в реку Нуру отходы с содержанием ртути. На вычерпывание многотонных пластов загрязненного ила и их захоронение на специально отстроенном полигоне государство потратило почти 100 миллионов долларов. Однако выяснилось, что почва в районе, который отныне считают реабилитированным, по-прежнему напичкана ртутью.  

- К сожалению, никто не проверял, насколько очистилась Нура, - отмечает директор карагандинского “ЭкоМузея” Дмитрий КАЛМЫКОВ (на снимке). - Минувшим летом мы попытались узнать, действительно ли там стало чище.
Исследовать русло реки местным экологам помогали сотрудники чешского НПО “Арника” и ОФ “Центр внед­рения новых экологически безопасных технологий”. Они побывали на участке, где ранее реализовывался беспрецедентный проект, и взяли 20 проб со дна Нуры. Эти материалы были отправлены на экспертизу в Пражский институт химических технологий. Неутешительными результатами предварительных тестов поделился представитель “Арники” Мартин СКАЛЬСКИЙ (на снимке):
- В 30 процентах проб было зафиксировано очень большое содержание ртути, - рассказал он. - Самый высокий уровень загрязнения обнаружен в донных отложениях вблизи Красных скал, вниз по течению от бывшего завода - на килограмм почвы приходится 177 миллиграммов ядовитого металла. В Европе, к примеру, уровень ртути 10 милли­граммов уже считается поводом для зачистки загрязненной территории. А допустимый максимум, установленный Министерством охраны окружающей среды РК, и вовсе составляет 2,1 мг/кг. Получается, что очистка Нуры не была проведена до необходимой степени.
А ведь столько сил и средств было вбухано в ликвидацию экологической катастрофы! По приблизительным подсчетам экспертов, на дне Нуры покоилось от трехсот до тысячи тонн чистой ртути! Точную цифру, впрочем, не знает никто, потому что во времена работы завода “Карбид” контролем за отходами производства никто не занимался. К слову, построен этот завод был в 1950 году. Основным его продуктом был синтетический каучук, который изготовляли с использованием серной кислоты и сульфата ртути. Никаких очистных сооружений предусмотрено не было: существовали лишь отстойники, вода из которых периодически сливалась в реку. А ил из отстойников иногда вывозили и сбрасывали в местное болото Жаур.
В 1997 году завод обанкротился и закрылся. Спустя шесть лет казахстанские власти подписали соглашение с Международным банком реконструкции и развития по реализации проекта “Очистка реки Нуры” на сумму 40,39 миллиона долларов. В 2004 году этот проект ратифицировали, исполнительным агентством стал комитет по водным ресурсам Министерства сельского хозяйства РК. Тогда же общая стоимость работ поднялась до 97,42 миллиона долларов. Сюда вошло строительство полигона для захоронения ртутьсодержащих отходов, выемка зараженной почвы и разборка конструкций завода, а также удаление загрязненных материалов из русла и поймы Нуры на расстояние 25 километров и восстановление Ынтумакского водохранилища. В целом планировалось захоронить около 1,5 миллиона тонн содержащего ядовитый металл грунта.
Хотелось бы порадоваться, что теперь опасная речка, впадающая в уникальную систему озер Тенгиз Кургальджинского заповедника, не загрязнит их опасной начинкой. А ведь тамошние водные артерии тянутся к столице...
Еще хотелось бы не переживать за жителей прибрежных поселков, которые все эти годы подвергали свое здоровье риску. Они ведь пользуются грунтовыми водами, в которых тоже обнаруживалась примесь отравы, и рыбу в реке ловят, и огороды поливают ядовитой водичкой. Неудивительно, что у многих сельчан серьезно подкошено здоровье.
Но радоваться рано - в очередной раз огромные деньги потрачены впустую.
- В прошлом году мы делали запрос в комитет водных ресурсов, хотели узнать, насколько Нура очищена, - говорит директор “ЭкоМузея” Дмитрий Калмыков. - В ответ нам написали, что эти данные сек­ретны! Но казахстанские законы запрещают засекречивать сведения относительно экологического загрязнения. Что касается взятых нами проб - это не мы и не наши чешские коллеги должны были делать. Это государственные органы обязаны контролировать. И требовать с исполнителей проекта выполнения обязательств: раз чистили реку - значит, она должна быть чистой!
Пока же экологи не рекомендуют купаться и ловить рыбу в Нуре.
- Это как переходить дорогу с закрытыми глазами - может, повезет, а может, собьют, - отметил Дмитрий Калмыков.

Ирина МОСКОВКА, фото “ЭкоМузея”,  Караганда

Поделиться
Класснуть