2882

Делать не переделать!

Команда энтузиастов из Шымкента, превращающих автомобили в электрокары, безоговорочно верит в то, что недалек тот день, когда электрические двигатели на авто перестанут быть экзотикой. Особенно сильно им верится в это, когда страну сотрясает очередная волна дефицита солярки и бензина, когда водители мечутся по заправкам, когда рост стоимости ГСМ мгновенно отражается на ценниках в магазинах. Пока же парни удивляют только тех, кто видит их электрокары вживую. В числе удивленных оказалась и корреспондент газеты “Время”.

Делать не переделать!
Нурсултан СЕЙСЕМБАЕВ.

Первым удивление вызвал лидер этой команды Нурсултан СЕЙСЕМБАЕВ. Шесть лет он учился в Велико­британии - сначала в колледже, а после в университете на инженера-механика. Казалось бы, начало прекрасной карьеры в Европе положено. Но Нурсултан возвращается в Шымкент. Да не один, а приглашает с собой на юг Казахстана двух однокашников из Москвы и Алматы. Парни едут делать бизнес.

К слову, еще учась в университете, будущие инженеры разработали приложение по поиску свободных парковок. Стоянки оборудовали специальными датчиками, которые передавали данные о занятых местах.

- Я человек практичный, - объясняет Нурсултан причины возвращения из Лондона в Шымкент. - Казахстан - прекрасное место для того, чтобы начать свой бизнес, особенно в сфере производства. Во-первых, у нас много незанятых ниш. Оттого конкуренция минимальна. В технологических отраслях вообще пустота. Минус только в том, что большой дефицит кадров: грамотных технарей найти сложно. То, что именно Шымкент, а не столица или Алматы, так тут бизнес требует меньше вложений.

С тех пор как 10 лет назад, будучи студентом, Нурсултан увидел в Брайтоне Tesla, а потом досконально изучил историю создания электромобилей, он заболел электрокарами. Причем инженеру нравится переделывать обычные машины с двигателем внутреннего сгорания в электромобили. Это называется конвертировать.

В мире конвертировать машины, по словам Нурсултана, начали еще в 80-х годах прошлого века. Но только в автоконцернах такая переделка с бензинового на электрический двигатель стоит несравнимо дороже. Rolls-Royce с электродвигателем стоит от 250 тысяч фунтов и выше. И заказы на пять лет вперед.

- Практически все автоконцерны мира сегодня работают над созданием своих электрокаров. Гибридные болиды уже давно представлены на “Формуле-1”. Электромоторы безопасны для экологии и практически вечные, - перечисляет Нурсултан преимущества таких двигателей. - Они гораздо проще устроены, чем бензиновые. Не нужно менять масло, нет необходимости проводить постоянную диагностику и ремонт. На батарею производитель дает гарантию на 10 тысяч циклов заряда/разряда. Если заряжать свое авто два раза в неделю, этого ресурса хватит лет на 10. При аварии электродвигатель не взрывается и не опасен для водителя и пассажиров. Вся информация о состоянии двигателя - на табло контролера. Их мы, кстати, теперь сами производим, как и зарядные устройства.

Впрочем, при стольких преимуществах есть один жирный минус: пока с электрокарами больше расходов, чем доходов. Поэтому на его подпитку идет все, что удается заработать в другом, далеком от автопроизводства деле.

Первые шаги в бизнесе выпускники британских вузов в Шымкенте начали с легпрома. Спустя несколько лет проб и ошибок сосредоточились на пошиве мужской одежды, белья и выпуске мыла. Потом расширились. Теперь в компании есть направления от трусов до электрокаров. И все это под одним брендом.

Сегодня в команде 10 человек - убежденные фанаты электромобилей и специалисты-универсалы. Молодые, задорные, верящие в себя. Идея их объединила. Именно так и нашли друг друга британские выпускники и музыкант, дипломированный концертмейстер Ерлан РАХМАТУЛЛАЕВ, который еще школьником увлекся автомобилями и всем, что с ними связано. А после стал фанатом электрокаров и превратил свой красный Volkswagen Golf в один из них.

Сегодня у ребят к продаже уже готовы четыре автомобиля, конвертированные в электрокары: помимо Golf ретромобиль Ford Taunus 1974 года выпуска, а также BMW z3 для драг-рейсинга и BMW X1 для ралли.

Ford был куплен в совершенно разбитом состоянии. Сегодня его салон обшит светлой кожей, имеет деревянные панели, блестит на солнце и заводится с пол-оборота - до 100 километров в час за 6 секунд - нажатием одной кнопки. Поражает звук двигателя - миксер работает громче. Запас хода на полной зарядке 300 километров.

BMW z3, появляясь на шымкентских улицах, неизменно собирает толпу зевак. Видя, как тачка разгоняется за несколько секунд, спрашивают про объем двигателя. В ответ слышат: 50. 50-киловаттная батарея позволяет разгонять автомобиль до 250 км/час и проехать на ней 300 километров.

К слову, у Golf совсем скоро появится владелец. Машина выставлена в качестве приза на Avto Loto. Ребята наладили сотрудничество с организатором нацио­нальной лотереи, называя его реальной поддержкой их бизнеса.

Еще один заказ поступил из Бангкока. А машина для него - Rolls-Royce 1991 года выпуска ручной сборки, коих по миру осталось около полутора тысяч, - из Токио. Пока этот люксовый автомобиль выглядит довольно жалко: работа над ним только началась. В Казахстане его превратят в электрокар, сделают новый салон и отправят в Таиланд. Делать его уникальным, проводя кузовные работы и покраску, будут модные там художники. Сколько модель будет стоить после такой переделки, сегодня представить сложно, как и то, сколько тамошние ценители за нее в итоге заплатят. Для шымкентских парней это очередная проверка их возможностей.

Переделать в электрокар можно любой автомобиль. Замена бензинового двигателя на элект­рический обойдется от 4-4,5 млн тенге. И половина стоимости - цена батареи. Все комплектующие, даже самые мелкие детали, импортные. Хотя зачастую сырье для них, тот же кремний, экспортируется из Казахстана.

- Конвертация двигателей легальна во всех развитых странах мира. Тот же Merсedes объявил о прекращении выпуска бензиновых двигателей с 2035 года. Автоконцерны один за другим запускают производство электромоторов, которые можно приобрести для установки в обычный автомобиль, - убеждает Нурсултан. - У нас в стране чуть ли не каж­дая вторая машина переделана, ездит с газовым оборудованием, которое намного опаснее электродвигателя. Про экологию и говорить не приходится.

Легализация электрокаров, переделанных из бензиновых авто, для команды сегодня первоочередной вопрос. Его решение Нурсултан взял на себя. Отправился на встречу в Министерство индустрии и инфраструктурного развития, пытался убедить чиновников в том, что в стране давно настала пора разрешить постановку на учет конвертированных машин с электродвигателями. Пока его только услышали.

- Один из частых вопросов, который задают интересующиеся: из Шымкента в столицу я ведь на электрокаре не доеду? Конечно, не доедете, так как не хватит заряда. Но проблема ведь не в машине, а в отсутствии инфраструктуры, - рассуждает Нурсултан. - Нет зарядных станций вдоль дорог. Были бы - и машин таких было бы больше. АЗС в Казахстане считаются одним из самых прибыльных бизнесов. Но гораздо выгоднее обычных могут стать электрозаправки, которые не зависят от цен на топливо и его наличия на неф­тебазах.

Шымкентские энтузиасты не скрывают своих надежд получить государственную поддержку на разработку и внедрение электродвигателей. А в перспективе - и на запуск производства зап­частей для электродвигателя, что позволит снизить его себестоимость. В пример приводят Норвегию, которую считают раем для электрокаров. Причина тому - государственные субсидии для покупателей таких авто.

- Или вот еще пример. Небольшая хорватская автомобильная компания Rimac сразу стала специализироваться на выпуске электромобилей. Ее первая модель стала самым быстрым электрокаром. В прошлом году Porshe выкупил 45 процентов акций этой компании. Теперь это объединенный бренд Rimac Bugatti, - рассказывает Нурсултан и признается, что их команда открыта для инвесторов даже больше, чем хорватский Rimaс.

Алиса МАСАЛЁВА, фото автора, Шымкент

Поделиться
Класснуть

Свежее