4124

Жизнь продолжается

Женщины, побывавшие в тюрьме, пережившие насилие, живущие с ВИЧ, поборовшие наркотическую зависимость, решились рассказать свои истории открыто и от первого лица. Обнажили души они со сцены театра “ARTиШок”. Но откровенничали девочки не только из любви к искусству. У них важная цель - высветить проблемы насилия в отношении женщин и социализации человека с уголовным прошлым.

Жизнь продолжается

Семь историй, написанных женщинами. Перформанс - часть проекта “Сделай себя сама” от общественного фонда “Центр комплексной поддержки “Реванш”. Восстановление документов, временное жилье, обучение новым специальностям - здесь делают все возможное, чтобы человек, вставший на путь исправления, смог влиться в нормальную жизнь.

- Женщины, вышедшие на свободу, - это потенциальные жерт­вы. Возвращение к наркотикам, новый срок, проституция. У нас была история, когда муж сам отвозил жену к клиентам, а после бил в порыве ревности, - рассказывает лидер движения женщин, побывавших в местах лишения свободы, и одна из участниц перформанса Анна КОЗЛОВА.

У Анны в прошлом 12 лет заключения, наркозависимость.

- На воле женщину ждут трудности. Только два процента сидящих женщин дожидаются мужья. Пока идет срок, умирают родители. Забрать своего ребенка из детского дома архисложно. Наша задача, чтобы в стране появились программы помощи бывшим заключенным сразу после освобождения, а еще лучше внутри учреждения, - говорит Анна.

- Уже через месяц после освобождения я пошла работать в общественный фонд. Всего два года, как вышла по УДО, но возвращаюсь туда как социальный работник. Бывает тяжело - за семь лет я стала, как иностранка, - не понимаю, о чем говорят люди, не знаю новых терминов, - рассказывает Кристина КАТАРАГА-ЛИВАЗА. - Уверена: мой ВИЧ-позитивный статус помог мне изменить жизнь. Я отказалась от зависимости, сблизилась с дочерью, выдала ее замуж. Сегодня годовщина и моей свадьбы.

Кристина с мужем не скрывают своего статуса и помогают людям найти себя на воле, а тем, у кого ВИЧ, принять себя.

- Мы решили не скатываться в негатив. Пусть у нас лучше будет смех сквозь слезы, - забегает вперед режиссер-постановщик перформанса Надежда ПЛЯСКИНА.

Зауре РАХИМОВА со своей историей.

На сцену выходит Зауре РАХИМОВА. Посадили ее в 90-х на семь лет. Она рассказывает: взяла на себя вину мужа. В тюрьме организовала театральный кружок, сама шила костюмы и декорации, картины и панно, которые до сих пор хранятся в тамошнем музее. Потом 19 лет ждала из тюрьмы супруга, который все-таки попался на преступлении. Поднимала сына, освоила семь (!) профессий и открыла свое дело - массажный кабинет. Муж вышел из тюрьмы и начал вымещать на Зауре свои обиды.

- А я позволяла себя бить, - плачет Зауре, опять проживая эту боль. - Я же делала массаж спорт­сменам в весовой категории за сто килограммов. Знаешь, какая сильная! Легко могла бы ему ответить. Но терпела. Лишь однажды, когда он повалил меня на пол и стал бить ногами, поняла: все, конец! Я ушла от него и уехала в Казань. В марте 2020-го приехала с мужем разводиться. Дальше весело - пандемия, границы закрыли. Жить и ему, и мне негде. Так и пошли вдвоем в “Реванш”. Мы до сих пор так и не развелись. Живем вместе. Но ему доказала: я больше не жертва.

Наталья КОВАЛЕВА на сцене - королева. Она и была королевой аферы в прошлом. Еще раньше - мастером спорта. А сегодня активный соцработник.

- У меня четыре срока, около восьми лет заключения. Но пять лет назад я решила, что это больше не про меня, - уверяет Наталья. - Мой последний срок - три года условно и принудительное лечение от наркозависимости. Полгода в условиях, более суровых, чем колония. Около трех лет поисков себя. Сейчас я работаю с молодежью, употребляющей новые синтетические наркотики, а еще помогаю женщинам, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию.

Анастасии восемнадцать лет. Она тоже социальный работник. Настя не сидела, не кололась и здорова. Почему она на сцене?

- ВИЧ-позитивные у меня и мама, и папа, - признается Настя. Она единственная среди участниц перформанса просит не указывать в статье ее фамилию. - Они избавились от зависимости, принимали противовирусную терапию, и у них родились трое совершенно здоровых детей. Я - старшая. Но меня все равно оскорбляли в школе, когда узнали статус моей мамы от медработников. Все закончилось только в колледже. Однако все это время мне хотелось рассказать о своей боли.

В будущем авторы проекта не исключают возможности превратить перформанс в полноценный спектакль и “прокатить” его по тюрьмам Казахстана. С просветительской целью.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть