1033

Духовные дети

6 октября исполняется 130 лет со дня рождения Сергея КАЛМЫКОВА, гениального художника. Правда, на родине его юбилей не отмечают. Но его духовные дети мечтают увидеть в Алматы памятник знаменитому казахстанцу.

Духовные дети

Дети - это объединение ОРТА, которое уже несколько лет вдохновляется текстами и образом мастера. Они на свои деньги издают книги, ставят спектакли, делают радиопередачи. Например, актриса Александра МОРОЗОВА весь карантин вышивала цитаты Калмыкова. Эти работы стали частью большого проекта, показанного в Москве в центре Мейерхольда, и произвели фурор, как и мысли, и сама персона художника. Суровые москвичи рыдали, обе­щали изучать матчасть, удивлялись, что казахстанцы настолько нежные и душевные. Что их искусство может пронизывать насквозь без эпатажа, раздеваний и мата.

Мы спросили Александру Морозову, как ей пришла в голову идея соединить традиционную казахскую вышивку биз-кесте и цитаты Калмыкова.

- Этот художник меня зацепил именно своими текстами, а не картинами или легендой, - рассказывает Александра. - До определенного времени я не очень понимала восторгов - художник, чудак, и что? А потом почти случайно вместе с режиссером Рустемом БЕГЕНОВЫМ зашла в Центральный архив посмотреть его тексты. Прекрасно помню этот момент: стою над листами, и они буквально отпечатываются в моем сознании вместе с его характерным интересным почерком. Выйдя из архива, мы сразу стали обсуждать, как можно издавать эти тексты, использовать в спектаклях. Потому что они потряс­ли нас - настоящие бриллианты, которыми мы не пользуемся. А ведь при всей славе культурной столицы у нас не так много подобных историй, творческих бунтарей, людей, избравших абсолютно неординарный путь.

- Как все же тексты пересек­лись с вышивкой?

- Я сама точно не могу отследить этот момент. Вышивать любила всегда. Однажды увидела на ярмарке нашего знаменитого художника Зейнельхана, который вышивает целые картины в этой старинной технике. Зейнельхан с удовольствием дал мне несколько уроков, подарил специальный крючок, которым быстрее и удобнее вышивать, чем иглой. Я попрактиковалась и… забросила это дело. А потом случился карантин, когда все сходили с ума и не знали, чем себя занять. Вот тогда я начала вышивать потрясающие фразы Калмыкова и поняла, что биз-кесте словно специально создано под почерк этого художника. Получилось здорово. Потом начала вставлять вышивку в рамки, а в Москве цитаты стали частью большого проекта, посвященного Калмыкову.

Главное остается за кадром. Александра рассказывает, что ее поразили мировоззрение Калмыкова, его радость и предвкушение счастливого будущего, несмотря на все, что он переживал. Будущее рисовалось с крылатыми людьми, тотальным счастьем, взрывом творческих сил.

- Например, чего стоит одна фраза: “Я счастливый человек потому, что всю жизнь занимался кругом любимых тем”. Это было написано в конце жизни, а мы же прекрасно знаем, как все было на самом деле: художник жил в нищете, полусумасшедший, забытый, рисовал, на чем придется, и при этом был счастлив! Занимался кругом любимых тем. Я подумала: а что мне мешает заниматься любимыми темами и быть счастливой? Мне кажется, что людям очень важно узнавать Калмыкова, его картины и его образ мыслей. Мы в Москве показывали тексты философам, они были поражены. Да и простые люди очень хотят больше знать про такого необычного человека. Жаль, что в городе, в котором он столько работал и умер, все немного иначе.

- В Алматы будет как-то отмечаться юбилей?

- Мы не слышали о каких-то мероприятиях по этому поводу. Очень жаль. Даже могилу его так и не смог никто найти. Нужна человеческая память. Было бы здорово, если бы в Алматы возле Оперного театра, в котором работал Калмыков, появился какой-то памятник ему. Мы бы даже сами его поставили, но надо очень много разрешений, согласований с местной властью, много бюрократии, и есть опасения, что потом еще будут диктовать, как это должно выглядеть. Сейчас же, мне кажется, город даже и не знает, что Калмыкову исполнилось 130 лет...

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее