3844

Призраки прошлого

Корреспонденты газеты “Время” побывали в помещении старого следственного изолятора в Алматы, где когда-то приводили в исполнение смертные приговоры

Призраки прошлого
В этом коридоре наши журналисты разглядели белые фигуры...

23 сентября 2020 года постоянный представитель Казахстана в ООН Кайрат УМАРОВ подписал второй факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, предусматривающий отмену смертной казни. По закону этот документ вступит в силу только после ратификации его парламентом, так что говорить об отмене смертной казни в Казахстане прежде­временно. Тем не менее решение принято, и ратификация протокола всего лишь вопрос времени.

По официальным данным, за годы независимости в нашей стране было приведено в исполнение 536 смертных приговоров. 1 января 2004 года вступил в силу указ президента о введении моратория на смертную казнь, которая фактически была заменена на пожизненное заключение. Тем не менее смертные приговоры выносили и после этого, только не приводили в исполнение. Например, в 2006 году суд назначил исключительную меру наказания исполнителю убийства оппозиционного политика Алтынбека САРСЕНБАЕВА Рустаму ИБРАГИМОВУ, а спустя 10 лет - расстрелявшему силовиков в Алматы террористу Руслану КУЛЕКБАЕВУ. Сегодня они, а также другие приговоренные к смерт­ной казни отбывают наказание в двух учреждениях - ЛА УК 161/12 в Аркалыке и УК 161/3 в Житикаре, именуемом “Черным беркутом”.

Большая часть связанных со смертной казнью сведений по понятным причинам недоступна для широкой общественности. Однако на днях мы с разрешения руководства комитета уголовно-исполнительной системы МВД побывали в закрытом в 2018 году следственном изоляторе (учреждение ЛА 155/1), расположенном на пересечении проспекта Сейфуллина и улицы Маметовой в Алматы, и своими глазами увидели помещение, в котором приводили в исполнение смертные приговоры.

Это небольшая, два на два метра комната в подвале, с низким потолком, в которую можно попасть как со стороны камер, так и со стороны внутреннего двора СИЗО. На первый взгляд это пустое помещение ничем не примечательно, пока не замечаешь, что стена и дверь усеяны дырками от пуль (смертные приговоры в СССР, а в последующем и в независимом Казахстане приводили в исполнение путем расстрела). На выходе из комнаты шкаф, где мы обнаружили носилки с бурыми пятнами, на которых тела выносили наружу. Атмосфера тут довольно-таки тяжелая, и дело не только в темноте, тесноте и духоте - в воздухе буквально витает дух смерти, хотя последний приговор тут был приведен в исполнение около 18 лет назад.

Как рассказал нам бывший работник СИ-1, по понятным причинам попросивший не указывать свое имя, смертные приговоры приводились в исполнение через год после вступления их в законную силу. Все это время осужденные содержались в СИЗО в одиночных камерах. Свидания с родными им были разрешены раз в год, да и то краткосрочные, через стекло. Поначалу приговоренных выводили из камер только в душ, но потом в здании изолятора оборудовали помещение для прогулок. Это была обычная камера с той лишь разницей, что в окне не было стекол. Туда смертников приводили по одному, и около полутора часов они могли гулять под присмотром контролера.

В таких условиях многие приговоренные к смерти становились верующими. В изолятор регулярно наведывался священник, и при желании осужденные могли с ним встретиться.

На стенах расстрельной камеры остались дырки от пуль.

- О дате смерти им, конечно, не сообщали, - рассказывает наш собеседник. - Из камеры выводили под различными предлогами: в душевую, на свидание, к прокурору и т. д. Но страх у них всегда появлялся - в любых нестандартных случаях они считали, что их ведут на расстрел. Была специальная группа, которая занималась приведением приговоров в исполнение. Состав ее никто не знал, это секретная информация. После исполнения тела вывозили из СИЗО, как правило, в ночное время. На кладбище на могилу ставили деревянный колышек с номером. О месте захоронения родственникам сообщали по истечении года, причем это делал суд, который вынес смертный приговор.

Старый следственный изолятор Алматы стал третьим по возрасту пенитенциарным учреждением в стране после усть-каменогорского изолятора и ныне закрытого семейского. В конце XIX века на этом месте была пересыльная царская тюрьма, тут же располагались церковь и кладбище, где хоронили арестантов. Затем, уже после революции - тюрьма №1 НКВД. Естественно, о таком мрачном месте в народе ходит немало легенд, про которые мы не могли не спросить. Например, о вырезанном на стене кресте, который, как ни замазывай, через какое-то время проявляется снова, о неупокоенных душах, бродящих по подземным лабиринтам.

- Вы что-нибудь подобное видели? - интересуюсь я у собеседника.

- Эти слухи всегда ходили, - отвечает он. - Тюрьма старая, есть какие-то звуки. Но я ничего не видел. Конечно, в первое время был страх. Ночью никто из сотрудников подземными переходами не пользовался. Не было особой необходимости. Ну и что говорить - страшно. Подвал, темно, тишина - все это действует на психику.


Между тем, похоже, кое-какая чертовщина в стенах старого СИЗО все же происходит. Осматривая корпуса, в какой-то момент я осталась в темном коридоре совсем одна - фотокорреспондент Владимир ЗАИКИН убежал вперед, а сопровождавший нас сотрудник УИС стоял в начале коридора. Зайдя в одну из камер, я вдруг явно услышала в тишине… женский плач. Выбежав оттуда, я закричала сопровождающему: вы слышали? Он отрицательно покачал головой, и я подумала, что показалось.

Но самое странное произошло после нашей экскурсии. Уже дома я решила выложить в Facebook одну из сделанных в СИЗО фото­графий, и во время загрузки система на изображении пустой камеры распознала чье-то лицо и предложила... отметить друзей. Но на том снимке не было ничего похожего на очертания лица или глаз! А чуть позже фоторепортер прислал снимок, на котором в конце коридора отчетливо видны выстроившиеся в ряд белые фигуры. Так что не зря, похоже, ходят в народе легенды о призраках старого СИЗО…

P.S. К сожалению, в скором времени следственный изолятор с почти полуторавековой историей может исчезнуть - объект выставлен на продажу. Правда, покупатель пока не нашелся. Обсуждая с фотокором нашу экскурсию, мы подумали: вот бы появился инвестор, который не будет сносить комплекс и возводить вместо него очередной бизнес-центр или типовые многоэтажки, а откроет там отель, музей и квест-клуб. Уверена, ради такого туристического объекта в Алматы съезжались бы любители пощекотать себе нервы со всего Казахстана да и из других стран тоже.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть