2815

“Депутатский” автомобиль - всё равно что такси

На вопросы читателей ответил депутат мажилиса, лидер Коммунистической народной партии Казахстана Айкын КОНУРОВ (на снимке).

Сакен АЛИМ, Алматы:
Вам не кажется, что ваша деятельность - это борьба с ветряными мельницами? Ведь кучка коммунистов все равно не может повлиять на решения, принимаемые в парламенте, вы всегда в меньшинстве. Коллеги не относятся к вам свысока?
- Нет, коллеги к нам свысока не относятся, не забывайте, что среди них немало бывших коммунистов. Да, они поменяли свою партийную принадлежность, но, несмотря на это, поддерживают нас во многих вопросах, нередко подписываются под нашими депутатскими запросами, ободряют наши предложения. Так что в этом плане мы не испытываем какого-то дискомфорта. Но, конечно, хотелось бы, чтобы нас было больше и мы не являлись бы парламентским меньшинством. Я считаю, что с нашим приходом в мажилис изменилось отношение к нему. Мы задаем членам кабинета министров, которые приходят к нам на правительственный час, неожиданные, острые вопросы. Они к ним не готовы, и бывает, не знают, что сказать. Наша партия не задает постановочных вопросов и не ездит на постановочные встречи. Мы прошлись практически по госпрограммам и доказали, что зачастую они неэффективны. Например, “Дорожная карта занятости”. Она реализуется третий год, на нее выделяются достаточно серьезные средства, безработные обучаются на курсах, прослушивают лекции, но постоянную работу все равно не находят. Те навыки, которые они получают на этих занятиях, можно применить в очень узкой сфере, и они оказываются невостребованными. Мы предложили перечислять средства, которые сейчас выделяются в рамках этой программы, непосредственно работодателям. Они смогут тратить эти деньги на подготовку тех профессионалов, в которых они действительно нуждаются.
Чтобы повысить эффективность своей работы в парламенте, мы создаем информационно-аналитическое агентство при партии. Оно будет мониторить деятельность местных исполнительных и центральных органов власти, создавать свой рейтинг акимов, министров, правоохранителей, доверия населения к судебной системе. Можно сказать, это будет народная оценка, которую мы будем составлять на основе опросов наших граждан. Это поможет нам выявлять проблемы и более оперативно реагировать на них.

Лилия ЦХАЙ, Астана:
Мне всегда было интерес­но, чем и как живет депутат парламента, насколько он близок к народу. Вот вы, к примеру, когда в последний раз ездили на автобусе или как простой гражданин пытались оформить документ в ЦОНе? Куда собираетесь в отпуск, в каких магазинах одеваетесь, в какой школе учатся ваши дети?
- На автобусах не езжу принципиально еще со студенческих времен - они ассоциируются у меня с давкой и толчеей. Стараюсь ходить пешком, а если идти нужно достаточно далеко, использую велосипед или личный автомобиль - у меня “тойота”. Служебной машиной не пользуюсь, многие думают, что у депутатов они персональные, хотя на самом деле это не так. “Депутатский” автомобиль - все равно что такси: его можно вызвать из гаража, и он приедет в нужное место. Есть лимит на его использование, точно не помню - 60 или 70 часов в месяц, все, что свыше, избранник народа оплачивает отдельно. Сам прохожу техосмотр, ставлю машину на учет, недавно потерял удостоверение личности, как все, обращался в ЦОН, чтобы восстановить документы. Никому не делегирую эти полномочия. В принципе, мне понравилось, как работает тот же ЦОН - сейчас все процедуры настолько облегчены, что в них нет ничего сложного. В отпуск собираюсь в Турцию. Одежду покупаю сам, в Казахстане, не какие-то супербрендовые, просто качественные, в основном турецкие вещи. Дети раньше учились в обычной общеобразовательной школе Астаны, сейчас перевелись в международный колледж непрерывного обучения - это ближе к дому и удобнее для нас.

Narimanik, вопрос задан на сайте газеты “Время”:
Вы считаете свою партию оппозиционной? Если да, то почему тогда не организуете какие-то радикальные митинги или пикеты? Как вы голосовали, когда повышали пенсионный возраст женщин?
- Да, мы оппозиционная партия, и считаем, что за последние две сессии, когда в парламенте появилась наша партия, стали подниматься такие вопросы и проблемы, о которых раньше никто не говорил. Мы голосовали против изменений в пенсионное законодательство, в которых речь шла о повышении пенсионного возраста женщин. И это несмотря на то, что в законопроекте были поправки, которые предлагала именно наша партия, например, создание государственного накопительного пенсионного фонда. Что же касается акций протеста, то для нас очень ценна стабильность внутри Казахстана, поэтому мы не являемся сторонниками каких-то радикальных мер, которые могли бы на нее повлиять. Но акции протеста и пикеты мы все равно проводим.

Зурият ИБРАЕВА, Экибастуз:
Моя дочь с рождения тяжело больна, она инвалид первой группы и нуждается в постоянном уходе. Всю жизнь я нахожусь рядом с ней. Сейчас мне 55 лет - скоро на пенсию. Из-за дочери я никогда не работала, поэтому у меня нет стажа, так что я буду получать минимальную пенсию. Разве это справедливо? Ведь я не бездельница, которая не хотела трудиться. Скажите, собирается ли ваша партия поддерживать таких женщин, как я?
- Этот вопрос мы поднимали, когда в мажилисе были дебаты, касающиеся увеличения пенсионного возраста женщин. Тогда не только коммунисты, но и наши коллеги из других партий предлагали приравнять время ухода за ребенком-инвалидом к трудовому стажу, а пенсию начислять не по минимальным показаниям, а исходя из среднемесячной заработной платы по Казахстану. Не знаю, будет ли это реализовано на прак­тике. Ведь деньги придется выделять из бюджета, а правительство на подобные нормы социального блока реагирует очень плохо - они не приветствовали их даже в те времена, когда не было, как сейчас, дефицита бюджета. Осенью в мажилис поступит концепция дальнейшей модернизации пенсионной реформы, тогда можно будет говорить о том, какие меры поддержки таких людей, как вы, в ней предусмотрены. Мы снова будем высказывать те предложения, о которых я говорил выше, и, надеюсь, что другие депутаты нас поддержат.

Rina, вопрос задан на сайте газеты “Время”:
Вы собираетесь соединить две компартии страны - КНПК, к которой сами принадлежите, и Коммунистическую партию Казахстана (КПК), из которой когда-то вышли. Считаете ли вы, что нашей стране нужен капитализм?
- Что касается объединения двух коммунистических партий, то процесс с переменным успехом идет очень давно. Мы сначала очень хорошо сближаемся, потом снова расходимся. Ведь те противоречия, которые возникли между руководителями этих двух политических сил, настолько серьезны, что их можно назвать нерешаемыми. На мой взгляд, объединение произойдет эволюционным путем, без всяких пленумов и соглашений, люди, как говорят, голосуют ногами и переходят из КПК в нашу партию. Хотя мы всегда готовы к диалогу и, если есть возможность, помогаем нашим однопартийцам, но почему-то находящимся в другой партии. По поводу капитализма могу сказать однозначно: нашей стране он не нужен. Сегодня Казахстан записали в разряд развивающихся стран, а все те эксперименты, которые над нами проводят Всемирный банк и Международный валютный фонд (МВФ), в большой степени неудачны. Вспомните пенсионную реформу, которую нам в свое время навязал именно МВФ. С таким уровнем безработицы и зарплат у накопительной системы нет никаких перспектив, она должна быть солидарной, как раньше. Думаю, что в рамках сегодняшней экономики и при том уровне IT-инфраструктуры, которая есть сейчас, плановая экономика была бы раз в сто эффективнее, чем при Советском Союзе.

Асия АБИШЕВА, Акмолинская область:
Я жительница поселка Красногорск Есильского района - моногорода, который фактически вымирает. У нас нет заработка, денег, нам не дадут равноценного жилья, если мы захотим переехать. Периодически к нам приезжают чиновники разных уровней и обещают расселить людей, но проблема не решается на протяжении многих лет. Скажите, как нам быть?
- Я был в вашем поселке и знаю об этой проблеме. Но, к сожалению, решить ее крайне сложно, все упирается в недостаточное финансирование. Сейчас людей пытаются переселить в районный центр Есиль, в котором специально для этого строят жилые дома, но бюджет у местных властей очень маленький, поэтому все движется не так быстро, как хотелось бы. Мы говорили об этой проблеме в стенах мажилиса, направляли депутатские запросы в различные министерства, но отовсюду получали один и тот же ответ: “Денег на это нет”. Увы, но вам остается только ждать.

Батыр, вопрос пришел на электронную почту:
Ваши дети знают, кто такой Ленин и что такое коммунизм?
- Конечно, знают. Четыре года подряд мы с семьей ездили своим ходом на озеро Алаколь. Там очень целебная вода, а у моего сына аллергия, поэтому нам рекомендовали отдых именно там. По дороге я рассказывал сыну и дочери о том, кто такие коммунисты, что они делали. Объяснял, что раньше были октябрята и комсомольцы, рассказывал, кто такой Ленин и чего мы хотим. Мои дети были в Москве и хотели попасть в Мавзолей, но тогда он был закрыт на реконструкцию. Но фотографии, сделанные возле него, остались.

Вопрос газеты “Время”:
В последнее время все чаще муссируется вопрос о переименовании Казахстана в Казак Елi. Как лично вы относитесь к этой идее и действительно ли нашей стране мешает суффикс “стан”?
- Я не считаю, что суффикс “стан” мешает нашей стране. У Казахстана уже сложился положительный имидж на мировой арене, у нас нет проблем во внешнеполитической сфере. Я много раз был в рабочих поездках за границей и не замечал, чтобы Казахстан постоянно путали с Афганистаном. Поэтому, мне кажется, что переименовывать страну - это излишне.

На “прямой линии” дежурила Оксана АКУЛОВА, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть