1841

Полицейско-частное партнёрство

Актюбинский полицейский продавал машины с государственной штрафстоянки, которую охранял его отец

Полицейско-частное партнёрство

Главными героями этой детективной истории стали 32-летний Азамат КАМАНОВ и 34-летний Руслан КОЖАЕВ. Свела их судьба в феврале прошлого года. При общении со старшим лейтенантом Камановым таксист Кожаев якобы разот­кровенничался, что вообще-то он не таксист, а коуч и предприниматель. Дескать, частным извозом занимается для души, а кормится с того, что обучает людей премудростям госзакупок. К концу разговора у мужчин созрел вполне рабочий план - Кожаев от имени ИП отца Каманова принимает участие в тендере на охрану городской штрафстоянки и, естественно, побеждает.

Госзакупки на 6,1 миллиона тенге, объявленные в том же месяце горакиматом, предсказуемо выиграл ИП Каманов. Среди шести претендентов он был единственным, кто согласился охранять штрафстоянку за 3,8 миллиона тенге. Партнерам победа нужна была любой ценой!

В итоге в марте был составлен договор, по условиям которого победитель тендера должен был зорко следить за сохранностью 333 машин и девяти мотоциклов до конца 2023 года.

Увы, отец полицейского, инвалид второй группы, был от силы пару раз на объекте. Все остальное время штрафстоянкой заправляли Кожаев, нанятый ИП в качестве директора, и старлей Каманов.

Разобравшись с документами, парт­неры сразу сообразили, на чем можно подзаработать. На стоянке были бесхозные и невостребованные машины. Их взор пал на Toyota Camry, которая пылилась тут с 2021 года. С помощью эвакуатора иномарку отогнали к дому полицейского, где ее предложили знакомому за 2,5 миллиона тенге. Потенциального покупателя Каманов заверил, что сам уладит вопрос оформления. Тот, недолго думая, на радостях согласился и выложил 2 миллиона тенге, пообещав доплатить еще 500 тысяч после передачи всех необходимых документов.

Избавились приятели и от “лады приоры”, помещенной на штрафстоянку после ДТП. Правда, сначала ее отогнали на СТО, где машину покрасили, заменили капот, бампер и фары. А затем ее за 730 тысяч тенге купил юрист ИП Каманова, по совместительству друг Азамата Каманова и бывший сослуживец.

А вот машину Сhevrolet Cobalt деловые партнеры продали за 100 тысяч тенге. В марте прошлого года на ней насмерть разбились четверо граждан Узбекистана. Автомобиль был сильно покорежен - этим и объясняется, почему его отдали так дешево. Машина годилась только на авторазбор.

Продана была и KIA, которая находилась на штрафстоянке с 2022 года. Ее из многих машин выбрал местный житель, которому предприимчивая парочка устроила смотрины. На стоянку его завлекли тем, что можно купить приглянувшийся автомобиль “по цене ниже рыночной”. За товар покупатель выложил 6 миллионов тенге.

Все деньги, поступавшие от продажи чужих авто, деловые партнеры тратили на свои нужды.

Уплыть на сторону могла еще одна Toyota Camry, но планы по ее продаже неожиданно сорвались. В момент вывоза иномарки со штрафстоянки туда нагрянула полиция.

Явились стражи порядка на объект неспроста - к тому моменту они узнали от владельца “лады приоры” и отца одного из погибших граждан Узбекистана о пропаже машин. Те приехали на стоянку забрать свой транспорт или то, что от него осталось, но не обнаружили ничего.

Пока шло следствие, городской акимат поспешил обратиться в экономический суд на ИП Каманова. Летом прошлого года за нарушение взятых обязательств отдел ЖКХ просил признать индивидуального предпринимателя недобросовестным участником госзакупок. Фемида иск удовлетворила, взыскав с ответчика неустойку в размере 147 тысяч тенге. Претензии в свой адрес Каманов-старший не признал (см. “Наказали нарушителей”, “Время” от 15.11.2023 г.).

Спустя несколько месяцев перед судом, уже уголовным, предстали Азамат Каманов и Руслан Кожаев. Страж порядка признал вину не полностью и просил по одной из предъявленных статей оправдать его, а две оставшиеся переквалифицировать в другую. Он настаивал, что в охране штрафной стоянки вообще не участвовал, ею не руководил, никакие машины не продавал и Кожаеву каких-либо указаний не давал. Бывало, ездил на объект, но и то по просьбе отца. То, как Кожаев продавал какие-то машины, видел, однако и подумать не мог, что они со штрафстоянки.

Эту версию неожиданно подтвердил и Руслан Кожаев. Он вину признал полностью и подчеркнул, что к этим аферам Каманов никакого отношения не имел. Продавал чужие авто Кожаев якобы сам. По его словам, когда Азамат узнал, чем он занимается, то вывез за город и поколотил. Поэтому, заявил Руслан, и оговорил полицейского во время следствия, затаив на него обиду.

Он также просил суд назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, учесть, что он единственный кормилец семьи и имеет родителей пожилого возраста. К тому же деньги за машины он вернул покупателям, а автомобили возвратили на штрафстоянку.

Однако Кожаеву не удалось убедить суд, что он не совершал кражи и мошенничество на пару с Камановым: эти доводы Фемида сочла способом защиты во избежание ответственности. К тому же, выслушав множество свидетелей - акиматовцев, полицейских, покупателей, автомехаников, охранников стоянки и других, суд посчитал, что доказательств вины обоих подсудимых более чем достаточно.

Выступившие в суде секьюрити также рассказали, что со сменой поставщика услуг по охране штрафстоянки участились жалобы от клиентов: то из машин пропадали аккумуляторы, то стабилизаторы, то одеколоны.

Закончилось все тем, что деловые партнеры были признаны виновными в краже и мошенничестве, а Каманов еще и в незаконном участии в предпринимательской деятельности. Руслана Кожаева суд приговорил к 3 годам лишения свободы, а Азамата Каманова - на полгода больше. Его также лишили звания старшего лейтенанта полиции.

Осужденные подали апелляционную жалобу.

Между тем в этой истории есть еще один занятный эпизод, говорящий о том, как в целом велось следствие. В марте прошлого года, когда за сохранность машин отвечал ИП Каманов, со стоянки исчез Lexus. Машина была угнана у жительницы российского Обнинска Оксаны ГУН и изъята на пограничном переходе “Алимбет”, поэтому и оказалась на штрафстоянке. Но потом за ней явился некий мужчина, который показал охраннику рукописный текст-разрешение на выдачу авто. Машина в итоге словно растворилась.

Узнав о пропаже авто, Гун подала иск на ДП Актюбинской области и ИП Каманова. Фемида уже взыскала с департамента в пользу россиянки 22,4 миллиона тенге. Индивидуальный предприниматель избежал ответственности - суд посчитал, что полиция не имела права передавать авто Оксаны Гун третьему лицу на хранение, то есть ИП Каманову, без ее согласия.

Акмарал МАЙКОЗОВА, Актобе

Поделиться
Класснуть