14114

Диалог из трёх букв

Каиргельды ЖАНПЕИСОВ.

Как высокопоставленный спортивный чиновник разговаривает со своими подчинёнными 

В межрайонном административном суде Астаны со дня на день будет рассмотрено весьма необычное дело. Сотрудница дирекции штатных национальных команд Мавлуда МАМУРЗАЕВА обвиняет директора предприятия Каиргельды ЖАНПЕИСОВА ни много ни мало в нанесении телесных повреждений и оскорблении! В том случае, если суд встанет на сторону женщины, высокопоставленный чиновник может получить несколько суток ареста. Спортивный функционер такого ранга в кутузке - какой позор! Корреспондент “Времени” специально съездил в столицу, чтобы понять, кто же прав в этом трудовом конфликте - начальник или его подчиненная.

Уже больше месяца все спортивные чиновники столицы обсуждают скандал в дирекции штатных национальных команд. Это казенное предприятие отвечает за государственное финансирование всех казахстанских атлетов. Именно в ДШНК получают зарплату и суперзвезды, и начинающие юниоры, в коридорах можно встретить и Илью ИЛЬИНА, и Серика САПИЕВА. Хочется думать, что тут царит дух спорта и честной борьбы. Увы, разборки и дрязги здесь тоже случаются.
- Атмосфера в нашей организации тяжелая, не буду скрывать, - рассказывает Мавлуда Мамурзаева (на снимке), сотрудница отдела кадров ДШНК. - И идет это от первого руководителя. Я работаю в дирекции с 2005 года, уходила в декретный отпуск, возвращалась, трудилась под руководством разных людей. Но именно при Каиргельды Жанпеисове у нас самая большая текучка и постоянные склоки, скандалы, любимчики. Он не умеет выстраивать отношения с людьми, даже в простых рабочих разговорах умудряется оскорбить подчиненных. Меня, например, он называет исключительно узбечкой. Да, я узбечка по национальности, но не понимаю, почему мне постоянно нужно этим тыкать. В Астану я много лет назад приехала из Шымкента, но, кроме Каиргельды Масыгутовича, никто не говорит мне: ты же у нас шымкентская, с тобой все ясно! Все это произносится вроде как в шутку. Я не понимаю, какое это имеет отношение к работе?
Не самое тонкое чувство юмора руководства можно было бы потерпеть, если бы на этом все претензии к директору были исчерпаны. Однако и в работе Каиргельды Жанпеисов время от времени допускает ошибки. А отвечать приходится его подчиненным!
- Наш конфликт возник, по сути, в середине июля, - вспоминает Мавлуда Мамурзаева. - Поскольку я работаю в отделе кадров, то готовлю приказы на зачисление новых сотрудников. Мне поступило указание отпечатать документацию на четырех лыжников. Я занесла бумагу к Жанпеисову, он ее подписал, потом по инструкции она ушла на исполнение. Спустя месяц выяснилось, что нельзя было зачислять этих лыжников в штат. Весь отдел кадров был вызван к начальству, где директор на нас накричал, а когда я ему объяснила, что документы подписаны лично им, он разорвал бумагу, а мне объявил выговор с лишением премии. Но я не согласилась с этим приказом, поскольку свои обязанности хорошо знаю и сделала все в соответствии с долж­ностными инструкциями. Я написала письмо руководству комитета по спорту. Выговор с меня в итоге сняли с большим скрипом. Но, видимо, Каиргельды Масыгутовичу не понравилось, что я пошла к начальству…
Конфликт назревал и случился 17 августа. В этот день Мавлуда Мамурзаева написала заявление на отпуск - попросила 10 дней по семейным обстоятельствам, чтобы подготовить ребенка к школе. Директор бумагу не подписал.
- После этого я пошла узнать, по какой причине меня не могут отпустить в отпуск на такой короткий срок, хотя согласно графику я должна была уйти отдыхать именно в это время, - рассказывает женщина. - Жанпеисов сидел в своей приемной. Мне он сказал, что в это время отдых мне не положен. Я показала ему график нашего отдела - там у меня отпуск запланирован на июль-август, но директор даже слушать меня не хотел. Я и спросила: неужели это сведение счетов за тот выговор, который с меня в итоге сняли? Ну он и ответил прямым текстом: “Да пошла ты на х...й!” После этого схватил за одежду и начал трясти. Я уже плохо понимала, что происходит. Он то пытался меня затащить в свой кабинет, то хотел вытолкать из приемной. В результате я ударилась головой о дверной косяк и вырвалась из его рук. Весь коллектив слышал его крики. И как я плакала, многие видели. После этого я обратилась в полицию с заявлением, меня отправили на судмедэкспертизу, где было зафиксировано сотрясение мозга, причинение легкого вреда здоровью. Насколько я знаю, следователь уже отправил дело в суд…
Так чего же ждет рядовая сотрудница ДШНК от судебного разбирательства? Ведь за такое “преступление” ее начальник может получить несколько суток адмареста либо штраф. Если его вина, конечно, будет доказана.
- Честно скажу: терпеть уже больше нет сил, - объясняет Мавлуда. - Я пришла в дирекцию 10 лет назад, но никогда не было такого, чтобы любимчики начальника ездили по международным соревнованиям, получали самые высокие зарплаты и премии, а всех остальных гнобили и унижали. У нас, например, главный бухгалтер и начальник финансового отдела летают на Олимпийские игры и чемпионаты мира. Зачем? Какой в этом смысл? Делегации урезают до невозможности - убирают массажистов, технический персонал, смазчиков, врачей, тренеров, чтобы поехал финансовый директор или главбух. А сколько шума вокруг матпомощи для беременных! У нас любимица директора рожает ребенка, ее чуть ли не сразу вызывают на работу, вручают толстый конверт, при всех поздравляют. Тут же встает наша коллега и просит: раз уж у организации есть деньги, давайте поможем девочке из нашего отдела, она уже третий месяц ждет. Жанпеисов это выступление грубо обрывает: все, замолчи, пусть мне заявление принесут, я подпишу! Ну что за цирк - девочка у него в приемной сидела с малышом, приходила несколько раз. Понимаете, не должно так быть в государственной структуре. Ни рукоприкладства, ни оскорблений, ни деления на своих и чужих, узбечек, шымкентских и нешымкентских!
Разумеется, эту сложную ситуацию мы попросили прокомментировать и самого Каиргельды Жанпеисова. Он не стал отказываться от общения с прессой.
- Все, что говорит эта женщина, - вранье, - заявил директор ДШНК. - И если вы напечатаете ее ложную информацию, я на вас сразу в суд подам. Я даже пальцем ее не трогал, даже на пять метров к ней не подходил. Я уже нанял адвоката и готов идти до конца. Свои слова могу подтвердить на детекторе лжи. Вы тоже, кстати, можете при этом присутствовать. У меня весь материал собран, есть письмо от сотрудников, подтверждающее мои слова, - весь коллектив подписался, ее отдел тоже подписался. Ничего там такого не было! Везде сейчас по всему Казахстану ходит и говорит, что я ее избил, заявление написала. Но я спокоен. Это провокация с ее стороны. Дело в том, что у нее непорядок с документами. Я начал собирать этот материал. Мне одна сотрудница пришла и сказала, что она изменила дату рождения в паспорте - вообще она 1977 года, а написано, что 1967-го. Я тоже знаю, что она молодая. Потом спросил у нее, паспорт забрал. И после этого были попытки меня спровоцировать, но я не поддавался. Я клянусь, что я пальцем ее не трогал…
- Также Мавлуда Мамурзаева утверж­дает, что вы ее оскорбили нецензурно.
- Давайте я расскажу. В тот день после 6 часов я сидел в приемной у секретарши, собирался уходить. У нас готовился чемпионат мира по треку, потом еще футбол, поэтому я пораньше решил уйти. Мавлуда пришла в приемную, спокойно подошла и спросила, почему ей отказали в отпуске. Я объяснил, что в отделе кадров одна ушла в декретный отпуск, вторая - в трудовой, вот она вернется, и ты пойдешь. Она ушла и вернулась с графиком. Я ей говорю: ты же только вышла из отпуска, куда опять собираешься? Она с криком выскочила из приемной и что-то говорит - не по-казахски и не по-русски, а по-узбекски. Я ее спрашиваю: ты что, материшься, ну-ка зайди сюда обратно! Она повернулась: нет, не зайду. Ну я ей и ответил: ну тогда иди на х...р, у тебя есть начальник отдела кадров, к нему и обращайся, больше ко мне не подходи. Она ушла - и все. Вот что я сказал - простое русское слово “иди на х...р”. Потом я улетел на чемпионат мира на байдарках и каноэ, а мне туда звонят - на меня жалобы поступили министру, в “Нур Отан”, еще куда-то. Я вернулся 25-го числа, нанял адвоката, он теперь занимается. Объяснительную в полицию я написал, ее отдел кадров тоже подписал, коллектив весь подписал - человек 60. Теперь она ходит и будоражит всех.
- Что ждете от судебного разбирательства - какое решение должен принять суд, на ваш взгляд?
- Она же написала заявление в суд. Если бы не написала, я бы подал за клевету. Если бы я ее побил, то “скорую” надо было бы вызывать. Я участкового потом спрашиваю: почему вы “скорую” не вызвали, когда к вам женщина пришла? Я теперь в суде хочу у врача спросить, который ей справку выдал о телесных повреждениях, почему полицию сразу не вызвали. У меня много вопросов. Самое главное - я готов пройти детектор лжи. Вас я тоже приглашаю, ваш приезд оплачу, чтобы вы узнали истинную правду. Этот человек вообще провокатор. Я ее давно знаю, сам на работу брал, когда ее из бухгалтерии увольняли. Буквально вчера нам пришло письмо о том, что спортсменка выиграла суд - эта Мавлуда ее незаконно уволила, подделала ее подпись, заявление за нее написала. Теперь я буду принимать решение по этой ситуации…

Михаил КОЗАЧКОВ, Астана

Поделиться
Класснуть