1225

Послепаводковая финансовая “мелиорация”

Сессию Ассамблеи народа Казахстана, пришедшуюся на спад паводковых вод и на начало восстановительных мероприятий, и речь главы государства на ней можно считать за точку отсчета: насчет уроков прошлого и заданий на будущее.

Послепаводковая финансовая “мелиорация”

А ключевой во всем сказанном президентом мы бы сделали такую фразу: “Правительству необходимо, с одной стороны, в авральном режиме наводить элементарный порядок во многих сферах, а с другой - закладывать основу дальнейшего развития страны”. Собственно, так оно и для каждого из нас. Чтобы нормально жить, нужен элементарный порядок в ежедневном существовании: с утра завтракать, в обед обедать, вечером ужинать и где-то находить для всей такой жизненной текучки средства. И уже на это накладываются разные планы, мечты и цели: создать семью, построить дом, завести детей, выучиться, съездить в путешествие и прочее - с соответствующим финансовым обеспечением, про которое мы тоже должны понимать заранее, где взять, как накопить или у кого занять.

Так и у государства есть своя неотменяемая текучка: весной посевная, осенью уборочная, зимний отопительный сезон и летний ремонтный. И в непрерывном режиме содержание школ и больниц, автодорог и полицейских, судей и прокуроров, пенсионеров и инвалидов - несть числа ежедневным затратам и поиску средств для них. И только при удовлетворении всех сезонных и ежедневных потребностей государство может строить долгосрочные планы, например построить новый и справедливый Казахстан, создать прочный промышленный каркас, обеспечить экономическую самодостаточность и удвоить ВВП к 2029 году.

Все, что нас не убивает, делает сильнее, конечно, при условии, что из перенесенных испытаний извлекаются уроки. В этом смысле паводок, обрушившийся на сотни тысяч казахстанцев, на правительство и на власти в целом, еще только наращивает испытание на нашу общую прочность. Неожиданно нахлынувший с весной паводок - это как раз и есть экзамен правительства сразу на способность аврального покрытия текущих расходов и фундаментального обновления всей той инфраструктуры, при наличии которой нестандартные весенние половодья предсказываются, предотвращаются и локализуются.

Вот, если коротко, перечень данных главой государства обе­щаний и поставленных правительству задач.

Все пострадавшие получат едино­временную выплату на семью. Им будут выплачены компенсации за поврежденное или уничтоженное имущество. Государство отремонтирует поврежденное жилье и построит новое вместо разрушенного. Граждане смогут сменить место жительства, построив или получив дома в населенных пунктах с более привлекательным экономическим потенциалом и экологической ситуацией. Некоторые села переместят в другие места, где будут возведены дома, построены дороги, проведено водоснабжение. Села приобретут совершенно новый облик. Правительство должно взяться за устройство дорог местного значения. И на это, говорит президент, отведено всего пять летних и осенних месяцев.

Действительно, зиму ведь никто не отменял, равно как и подготовку к отопительному сезону. И на это тоже необходимы деньги, которых… категорически не хватало той же электроэнергетике и ЖКХ, и задолго до паводка.

А ведь по урокам паводка в 11 регионах предстоит еще построить 20 новых и реконструировать 15 действующих водохранилищ, воссоздать Национальную гидро­геологическую службу, реорганизовать всю систему управления водным хозяйством, восстановить гидромелиоративный институт в Таразе, усилить институт сейсмологии в Алматы и обновить техническую базу Министерства по ЧС.

Можно и дальше перечислять необходимое, но ключевой вопрос: где взять деньги? Мы сократим бюджетные расходы, говорит глава государства, в пользу неотложных задач по ликвидации последствий паводков. В стране будет введен режим жесткой экономии средств. И даже не будем проводить в этом году Международный форум Астана.

Жесткая экономия, конечно, нужна… но ведь бюджет и до этого не сводил расходы с доходами. Недаром

премьер-министр Олжас БЕКТЕНОВ сразу после назначения дал десятидневный срок на вычеркивание всего “лишнего” из республиканского бюджета и месячный - на все местные.

И недаром еще прежнее правительство готовило новый Налоговый кодекс с расчетом внести его в парламент в мае и ввести со следующего года. Май на дворе. Остается ли такая задача?

К тому же, напомним, помимо мечты о повышении налогов правительство вошло в 2024 год с поставленными на утрату национальными проектами, и не из-за ненадобности, а из-за отсутствия средств. Поэтому поиск денег сейчас - это вопрос жизни и смерти.

Президент подсказывает: впоследствии нам придется по­думать над дальнейшим развитием системы страхования имущества граждан. В развитых странах, сказал он, именно страховые компании берут на себя весомую часть расходов на восстановление ущерба после стихийных бедствий. Правительство тоже должно заняться этим вопросом.

Оттолкнемся и мы от этой подсказки: почему, в самом деле, у нас вполне развито автострахование, а вот страхование жилья не развито совершенно?

Ответ-подсказка с нашей стороны: потому что государство заставляет автовладельцев оплачивать страховку - без нее не поез­дишь, полиция бдит зорко. Соответственно, со стороны бизнеса тоже есть интерес подзаработать на этой обязаловке. На

1 апреля, например, объем обязательств по договорам автострахования составил 25 млрд тенге, а всего объем по договорам обязательного (перевозчиков перед пассажирами, от несчастных случаев на производстве и пр.) составил 60 млрд. Какой процент достается страховщикам, статистика умалчивает, но, поскольку в масштабах страны объемы совсем невелики, это получается такой финансовый малый бизнес.

Добровольное страхование тоже не впечатляет: на ту же дату всего 155 млрд, из них страхование имущества - 82 млрд тенге. Получается, никакому частному бизнесу просто не потянуть страхование домовладений, ведь речь должна идти о триллионах.

Не скажите: вот, например, вполне масштабная государственная обязаловка - накопительная пенсионная система. ЕНПФ, как пылесосом, в этом году в очередной раз засосет в накопительный пузырь примерно 1,5 трлн живых зарплат трудящихся и еще под триллион тенге высосет из бюджета в виде “доходности” от бумаг Минфина.

Или вот не менее масштабный частный бизнес - банковский. Объем депозитов физических лиц на 1 апреля - 16,4 трлн. Во что полезное для страны, экономики и населения вкладываются эти деньги? В основном в потребительские кредиты физическим лицам, коих выдано на 17,5 трлн тенге. Лица, понятное дело, разные, но бизнес шикарный!

Способствует же частному размаху государственный Национальный банк, который не кредитует коммерческие банки, а сам в режиме реального времени занимает у них от 5 до 6 трлн. На 1 апреля, например, это 5 трлн тенге, из них 4,2 трлн в виде депозитов и на 800 млрд тенге - ноты. Эффективная доходность по нотам - 16,7 процента. Можете сами прикинуть, сколько сотен миллиардов “доходности” Национальный банк в буквальном смысле напечатает для таких своих “вкладчиков”.

Кстати сказать, всего государственных долговых бумаг на март выпущено на 19,5 трлн тенге, базовая ставка Национального банка, от которой отсчитывается доходность, 14,75 процента при текущей инфляции 9,1 процента.

Как бы затыкая бюджетные прорехи, само же государство выкачивает из бюджета гигантские деньги и устраивает эдакий постоянный паводок на финансовом рынке, в котором радостно плавают спекулянты, в экономике же - Великая сушь.

Вот какой “мелиорацией” стоило бы заняться правительству.

Пётр СВОИК, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть