1678

Когда начнём оживлять палату?

Президент на встрече с бизнесом 12 сентября прошлого года отдельно остановился на теме реформирования Национальной палаты предпринимателей “Атамекен”: она должна стать ключевым каналом эффективного диалога между бизнесом и государством, одной из движущих сил социально-экономических реформ. С тех пор каких только совещаний-обсуждений в самой Нацпалате и вокруг нее не проводилось. В итоге все как было, так и остается. А именно: эта палата как была эдаким двуполо-однополым организмом, так им и является.

Когда начнём оживлять палату?

Национальная палата предпринимателей (НПП) “Атамекен” согласно закону о ней является эдаким “министерством предпринимательства” с обязательным членством и взносами, фактически еще одним видом налогов с бизнеса. НПП претендует на представительство предпринимательского сообщества в общении с государством. Правда, в таком своем качестве она попросту лишняя.

В самом деле, сколько-нибудь серьезный бизнес весь объединен в те или иные ассоциации, напрямую взаимодействующие с соответствующими отраслевыми министерствами. В свою очередь профильные ведомства с удовольствием вступают в отношения с бизнес-ассоциациями.

НПП “Атамекен” на этом празднике жизни остается только тянуть на себя сразу оба одеяла: стараться быть эксклюзивным представителем государства в общении с бизнесом и эксклюзивным представителем бизнес-сообщества в общении с государством. Но результат давно известен.

В свое время, когда президиум НПП “Атамекен” возглавил родственник первого президента (как раз и пробивший фактически под себя эксклюзивный закон о Нацпалате), а во главе правления стоял действительно способный управленец, гениально совмещающий в себе сразу и бизнесмена, и чиновника, Национальной палате почти удавалось быть главной с обеих сторон. Теперь же якобы для усиления руководства посты председателя президиума и правления оказались в руках одного лица, к тому же даже не из производительной сферы, а из коммерции.

Совмещенными оказались как раз недостаточность властного ресурса и бизнес-авторитета. Получилось где-то даже оптимальное решение с точки зрения выдавливания Национальной палаты на обочину канала “власть - бизнес”.

Вот почему реально дельные предложения реально опытных служащих самой Национальной палаты и неравнодушных представителей бизнеса мало что способны изменить. Корень проблемы не в руководстве, не в структуре НПП и не во взаимодействии ее руководителей и под­разделений, а в этой самой “двуполости” - попытке быть сразу с обеих сторон процесса.

Однако мы, как современные толерантные люди, сразу скажем, что сама Нацпалата никак не виновата во всех своих неприятностях из-за нетрадиционной ориентации - такой ее породило государство. Государство, не умеющее создавать и воспитывать себе полноценных партнеров для собственного же продолжения, для рождения совместно с партнерами новых и новых поколений экономического и социального продукта. Вот корень проблемы.

Формой общения хозяйствующих субъектов обязательно служит договор, в котором прописаны взаимные обязательства и права сторон, порядок разрешения споров между ними. Брачные контракты у нас не в моде, но любая семья тоже держится на правилах общения между супругами, детьми и родителями. Если что - в законо­дательстве все прописано и всегда можно обратиться в суд. А “семья” с перепутанными “родителями” номер один и номер два - это нечто, не имеющее продолжения.

А есть ли у нас культура договорного взаимодействия государства, то есть первого сектора со вторым сектором, то есть с бизнесом, и с третьи сектором - гражданским обществом? Ответ отрицательный: государство везде старается иметь не равноправного партнера, а некоего подопечного, в лучшем случае опекаемого, а не получается - так и гнобимого.

Как это случилось у нас с проф­союзами, целенаправленно стерилизованными во вред не только оставленным без представительства их интересов наемным работникам, но и самому государству, не справляющемуся, если откровенно, с “неорганизованными” трудовыми конфликтами.

Точно так же государство, признающее по Конституции местное самоуправление, так и не сподобилось создать его в городах, поселках и селах-аулах. Именно потому, что всем пытается руководить само, всех самим собой подменять и под себя подминать, в результате лишая себя же продуктивной потенции в бесконечном самоудовлетворении.

Президент Токаев вскоре пос­ле прихода поручил разработать закон о народном контроле. А кого, в принципе, должен контро­лировать народ? Производителей товаров-услуг тоже, конечно, но прежде всего - государство. Основой чего мог бы быть договор: государство выдает оплачиваемый заказ неправительственным организациям на контроль, допустим, тарифного процесса, или пенсионного, или образовательного. Однако исполнение закономерно провалено: принята откровенная пустышка, позволяющая пилить акиматовские и министерские бюджеты.

Еще одним примером партнерского взаимодействия государства с обществом могло бы быть партийное строительство и действительно конкурентные парламентские выборы. Однако здесь мы, пожалуй, чересчур себе позволили, не рискнем раскачивать эту тему.

Вернемся к менее политизированному вопросу: что же делать с НПП “Атамекен”?

Укрепить руководство тоже не помешало бы, но тем важнее вопрос - зачем? Наш ответ: на предмет превращения Национальной палаты в договорного партнера государства со стороны бизнеса.

Представим, что из закона “О Национальной палате предпринимателей” исключается обязательность членства и взносов, зато вписываются договорные обязательства государства перед стороной бизнеса. Так, Национальная палата представляет сторону потребителя в тарифном процессе. В частности, получает государственный заказ на нормирование закладываемых в тарифную смету технико-экономических показателей, а также на мониторинг эксплуатационной и инвестиционной деятельности объектов тарифного регулирования.

Еще так: НПП представляет сторону поставщика в организации закупок государства и квазигоссектора, определяет процедуры и проводит закупки на своей площадке.

И конечно, палата предпринимателей получает государственный заказ на разработку своего видения налоговой, бюджетной, тарифной, денежно-кредитной, инвестиционной и промышленной политики. Правительство и депутаты могут, разумеется, и не соглашаться с позицией предпринимательского сообщества. Однако ни один затрагивающий интересы бизнеса законопроект или акт правительства не должен иметь хода вне ведома и выражения мнения Нацпалаты. Не вместе, не в массовке рабочей группы, а именно как равноправной договорной стороны.

Или еще такое: налоговые, санитарные и иные проверки бизнес-субъектов осуществляются с присутствием комиссара от НПП, причем Нацпалата идет первым ответчиком при возможных нарушениях. Равно как условием членства является ее право осуществлять профилактический контроль.

Необычно и непривычно - да. Но если дать делу естественный ход, НПП “Атамекен” тихо-мирно угас­нет. И придется обсуждать уже вопрос, как оживлять покойника.

Пётр СВОИК, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть