1746

Свободу солнцу и ветру!

Нацеленное на либерализацию экономики правительство продвигает возобновляемую энергетику антирыночными методами

Свободу солнцу  и ветру!

Главным итогом заканчивающегося отопительного сезона можно считать то, что отключений тепла и света общегородского или регионального масштаба не случилось. Однако все прошло, что называется, на пределе и благодаря нарастающей поддержке из России. Так, в прошлую зиму час­тота в национальной энергосистеме поддерживалась получением от РАО “Единые электросети” (“ЕЭС”)до тысячи мегаватт, в этом декабре мы вышли на рекордные полторы тысячи, а февральские морозы взметнули рекорд до двух с половиной тысяч. Для сравнения: наш собственный располагаемый максимум чуть больше 15 тысяч мегаватт. Легко запомнить.

Еще проблема: российскую поддержку нельзя перекидывать южнее Караганды, пропускная способность линий тоже на пределе. Тогда как на юге собственная генерация покрывает только половину потребления.

Итого нам кровь из носу надо добавлять хотя бы тысячи три мегаватт новой генерации во избежание к следующей зиме веерных отключений, а то и похуже.

Однако без паники: если разделить всю прошлогоднюю выработку - 113 млрд кВт-ч на 24 часа и 365 дней в году, то получим менее 13 тысяч мегаватт. То есть в среднем казахстанская энергосистема не просто справляется с нагрузкой, а с хорошим запасом.

Более того, официальная располагаемая мощность казах­станской энергосистемы числится величиной более 18 тысяч мегаватт, и это никакие не приписки, а истинная правда: если все работоспособное даст хотя бы номинал - получится даже больше.

Попробуйте, кто хоть немного понимает в арифметике и энергетике, связать концы с концами: хватило бы и 13 тысяч, выдаем более 15, имеем более 18 и… не хватает. Скоро будем тащить из РАО “ЕЭС” уже тысячи по три мегаватт.

И вот вам наводящий вопрос-подсказка: а сколько у нас в Казахстане возведено зеленых мощностей? А их ныне как раз уже под три тысячи мегаватт, благо со времен ЕХРО-2017 только они и вводятся.

Вот и вся энергетическая арифметика: предвечерняя нагрузка вполне-таки вписывается в располагаемые мощности казахстанской энергосистемы, проблемы начинаются с заходом солнца, когда потребительская нагрузка птицей взмывает вверх, а альтернативная выработка - камнем вниз.

Конкретно это так. Мы имеем примерно 1200 МВт солнечных мощностей, которые сколько-нибудь продолжительно могут выдавать до тысячи, и то в самой середине дня, когда свет особо не нужен. А вечером, сами понимаете, ноль.

Имеем примерно 1400 МВт вет­ровых установок, от которых в хорошие часы можно получать до тысячи МВт. Если же брать именно вечера, то практика показала: в удачные дни может доходить до половины от номинала, в неудачные… и за сто мегаватт спасибо.

И имеем примерно 300 МВт малых ГЭС, от которых зимой можно получить хорошо если половину.

В результате так и получается: все то, чего нам так остро не хватает и что приходится тащить из России, распрекрас­но и за наши, потребителей, деньги возведено у нас в Казахстане, включая вполне приличный запас на дефицитном юге. Вот только все это солнечно-ветряковое хозяйство, именно когда надо… крыльями не машет.

Зато вполне намахивает себе тройную - под тройной тариф - прибыль. Именно тогда, когда от зеленой выработки тройной стоимости энергосистема спокойно могла бы обойтись.

Вот арифметика: приобретение единым закупщиком электро­энергии от традиционных электростанций обходилось в 2023 году в среднем менее 10 тенге за 1 кВт-ч. Средний тариф на поддержку ВИЭ - более 30 тенге. Тариф на закуп российской пиковой энергии - от 30 до более 70 тенге за 1 кВт-ч. В среднем у единого закупщика по году вышло примерно 13 тенге.

Считайте, три с лишним тенге с каждого кВт-ч, или порядка трех с половиной сотен миллиардов, в прошлом году мы с вами заплатили за возведенную, но простаивающую в пиковые часы “зелень”.

Спрашивается: неужели в национальной компании KEGOC, которая выдает разрешения и техусловия на присоединение альтернативных источников к энергосистеме и внутри которой находится НДС - нацио­нальная диспетчерская служба, не в курсе, что пик энергопотребления начинается именно тогда, когда солнышко заходит, и как раз по этой причине? И что по той же причине солнечные панели засыпают до утра.

Выходит, даже профессионалам по должности не помешает ликбез. Проведем краткий курс.

Допустим, диспетчеру для покрытия прироста нагрузки надо заказать строителям тысячу мегаватт. Какой вариант электростанции выбираем? Критерий, понятное дело, один: при равной надежности у кого тариф поменьше.

Вариант первый: строим ТЭЦ на 4000… только не мегаватт, а гигакалорий, если имеется такая потребность в отоплении и горячем водоснабжении. Тогда будем иметь как раз тысячу МВт электрической мощности и по тарифу, который выигрывает у остальных претендентов в одни ворота. Для справки: у нас по городам такой готовой под теплофикацию теп­ловой нагрузки даже не на одну тысячу мегаватт.

Вариант второй: ГРЭС мощностью 1200 МВт, с запасом на ремонты. Этот вариант проигрывает ТЭЦ, но выигрывает у остальных в одни ворота. Если, конечно, мы не боимся чуть-чуть забыть про Парижские соглашения. Для справки: в Европе и в самой Франции о борьбе с потеплением на фоне всего творящегося чуть-чуть забывают.

Вариант третий: АЭС мощностью 1100 МВт, с запасом на перегрузку топлива. С позиции экологии, надежности и перспективности вариант выигрывает в одни ворота.

Вариант “солнечный”: для на­дежного покрытия тысячи мегаватт придется возвести никак не меньше 4000 и к ним накопители тоже на 4000 МВт-ч с 19.00 до 23.00 ежедневно.

Вариант “ветер”: почти тот же, что и “солнечный”, только чуть с меньшей установленной мощностью, но не меньше 3000 МВт, и тоже с накопителями.

Либо техусловия на строительство зеленой электростанции сопровождаются условиями дополнительных вложений в маневренные газотурбинные мощности или в остро необходимые Казахстану Кербулакскую и Булакскую ГЭС-контррегуляторы.

ВИЭ сами по себе как системная альтернатива традиционной энергетике неконкурентоспособны. Стоит только прикинуть не их собственный тариф, а во что они обходятся энергосистеме и потребителям. ВИЭ обязательно нужна подпорка, какой для зеленой Германии служил дешевый российский газ, замененный теперь на американский СПГ. А в целом безоглядное “озеленение” Евросоюза во многом держится на атомной энергетике Франции, работающей на казахстанском уране, между прочим.

Понимали ли один за другим сменяющиеся руководители KEGOC, зажигающие зеленый свет ВИЭ, в какое положение они ставили всю энергосистему? Понимали, конечно, сейчас тем более понимают. Тем не менее диспетчер обязан закупать ВИЭ в первую очередь, на этой принудиловке все и держится.

Возможно, кому-то борьба с всемирным потеплением и исключительно решающая роль в этом Казахстана представляется настолько важной, что не жалко собственную экономику и население. Однако есть и менее возвышенные объяснения.

В любом случае правительство у нас супер­либеральное, и есть даже целое Агентство по защите и развитию конкуренции. Вот пусть оно и отменило бы феодальное право первой ночи для ВИЭ, поставило солнце и ветер в одинаковые конкурент­ные условия с другими производителями электроэнергии.

И все встанет на свои места.

Пётр СВОИК, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть