1482

Как сделать казахстанцев богатыми

Чего самого главного не хватает в опубликованном для обсуждения проекте национального плана развития

Как сделать казахстанцев богатыми

Выполняем обещания подсказать новому правительству, как опереть экономичес­кое развитие на состоятельность граждан (см. “Главная банковская тайна”, “Время” от 8.2.2024 г.). Тем более что у нас уже есть и конкретный повод для подсказки - представленный одновременно с назначением нового премьера проект национального плана развития до 2029 года. Давайте считать этот материал нашим вкладом в его доработку.

Начнем с общего разбора ситуации: за что отправлен в отставку предыдущий премьер? Ответ: за безынициативность. А ведь это не совсем так. Оставшийся практически тем же состав правительства довольно-таки активно пытался продлевать жизнь и что-то подправлять в экономической модели старого Казахстана, полностью построенной на “вывозном” интересе. А в рамках такой модели производственные мощности в самой стране иностранных

сырьедобытчиков интересуют лишь в той мере, в какой они обеспечивают то же “вывозное” направление: энергетика, транспорт, связь, торговля, строительство. Но никак не машиностроение, не импортозамещение и не высокотехнологичные переделы.

Тем более это относится к интересам населения: их иностранный добывающий и финансовый капитал готов учитывать лишь в необходимой для функционирования “вывозной” инфраструктуры степени. В остальном - лишь бы не мешали и не создавали проблем. И это дело уже не иностранных собственников и инвесторов, а властей страны пребывания.

В старом Казахстане так и было: менялись правительства и программы, но неизменно для удовлетворения “вывозного” интереса, в отрыве от интересов страны и ее граждан. И вот мы дожили до ситуации (и это прямо и честно сказано в проекте национального плана до 2029 года), когда внутренняя инфраструктура критически изношена, бюджет в долгах и дефиците, а те самые “нефтянка” и металлургия, на которых держалась вся экономика, тоже, оказывается, идут не в рост, а на спад.

И что же в таком случае мы должны увидеть в национальном плане, в самом его начале? Что остро назрело, то и должно быть: глубокие и всесторонние социально-экономические преобразования, переход на новую экономическую модель, во главе которой не абстрактные достижения, а реальное улучшение жизни граждан. Предстоит обеспечить справедливое распределение национальных богатств, чтобы каждый гражданин ощутил плоды поступательного экономического развития…

Стоп! Мы пересказываем не национальный план - ничего подобного в нем нет. Это подборка целеполаганий главы государства из его послания народу 1 сентября прошлого года. И там же президент ставит конкретные задачи: мощный экономический рывок, создание прочного промышленного каркаса, обеспечение экономической самодостаточности, стабильный экономический рост на уровне 6-7 процентов, чтобы к 2029 году увеличить объем нацио­нальной экономики в два раза, до 450 млрд долларов.

Все это авторы проекта национального плана странным образом упустили. Упомянули в преамбуле только задачу удвоения ВВП на горизонте 2029 года, но более и о ней даже не заикнулись. Сейчас объясним почему.

В масштабах всей национальной экономики ровно так же, как и в каждой отдельной семье: хочешь удвоить богатство - сумей помимо текущих расходов накопить для этого средства. Желательно свои, а не взаймы у соседа, которому потом придется отдавать с процентами. Пока же в нашей “вывозной” экономике правительство ровно в том же положении, что и наше бедное на круг население: еле сводит бюджетные поступления с бюджетными расходами, а когда нужна денежка посерьезнее - приходится бежать занимать у чужого дяди.

Казахстанцы занимают у местных банков. Правительство, госхолдинги и национальные компании - у иностранных. Завелись же хоть какие-то накопления, граж­дане хранят их в местных банках. Правительство - немедленно отправляет за рубеж. Денежный запас граждан именуется депозитом, запас государства - золото­валютными резервами Национального банка и Национальным фондом. Все - в иностранных инструментах, и это традиционный предмет гордости наших монетарных властей.

У людей накоплений крайне мало, долгов перед банками критически много. У государства запас в иностранной валюте ровно в два раза меньше, чем накопленный Казахстаном внешний долг. Доходный процент по депозитам граждан обязательно меньше, чем процент по кредиту. У государства ровно так же: от активов Нацфонда за прошлый год, например, получено 1,8 млрд долларов дохода, а с обслуживанием обязательств перед иностранными кредиторами и инвесторами из страны выведено 26,7 млрд. Сальдо текущего счета за 2023 год минус 9,8 млрд долларов. И это при том, что сырья экспортировали на 80 млрд.

Схема прямо-таки идеальна: вывоз сырья и доходов от внешнего финансирования идет по накатанной, а внутри страны ни люди не могут вырваться из “ловушки бедности” (тоже цитата из послания президента), ни правительство сделать хоть что-то дельное, хотя бы поправить те же вышедшие на предел энергетику и ЖКХ.

Тем не менее в проекте нацио­нального плана все по-прежнему: ставка на уменьшение роли государства, частные, читай - иностранные, инвестиции. Соответственно, весь проект национального плана нанизан на идею: тарифы недостаточны, их надо поднимать. А коль скоро всю инфраструктуру - снабжение газом и ГСМ, электричеством, теплом и водой - попытаются поддержать за счет роста стоимости ее услуг, это выписывает тормоза самой попытке промышленного роста заодно с дальнейшим обеднением населения.

Рост тарифов и экономический рост - они не совмещаются в принципе. Вот почему подчиненные президента самым удивительным образом проигнорировали целеполагания своего шефа. Даже про то, что народ теперь хозяин недр, поразительным образом забыли!

Отсюда вытекает подсказка: чего не хватает в национальном плане для запуска экономического роста? Во-первых, мощного потока внетарифных инвестиций, которые превратили бы электроэнергетику из нацио­нальной проблемы в промышленный локомотив. Во-вторых, такого же потока инвестиций в развитие импортозамещения, как промышленного, так и потребительского, с ориентацией как на собственный рынок, так и на внешние. В-третьих, встречного потока платежеспособности от… состоятельного населения.

Есть ли деньги в стране? Более чем: на не работающих на экономику банковских депозитах почти 19 трлн тенге, в пузыре ЕНПФ свыше 18 трлн, свободные остатки в фондах медицинского и социального страхования - еще два-три трлн.

Спрашивается: почему в социальном по Конституции, а теперь еще и справедливом государстве Казахстан граждане хранят деньги у ростовщиков и к ним же бегут по нужде? Почему бы государству не взять на себя функцию хранителя и инвестора сбережений граждан, а в установленных случаях еще и кредитора?

Если идея принимается, реализация - дело техники. ЕНПФ, ФСМС и ФСС консолидируются в национальную социально-страховую накопительную систему. Отчисления в них тоже объединяются в один платеж. Деньги расписываются по накопительным счетам граждан с правом использования ежемесячного лимита на оплату ЖКХ, другие покупки, стимулирующие местного производителя. И на долгосрочные цели: жилье, образование, лечение. Государство стимулирует рост накоплений и добровольные взносы, выплачивая на них бонус из средств Нацфонда.

То есть деньги лежат на счетах у людей, умножаются, греют душу, никуда не пропадут, помогают осиливать месячные расходы, выручат в экстренных случаях, пойдут на пенсию, могут дариться и наследоваться. А государство-хранитель инвестирует копящиеся гражданами длинные триллионы в инфраструктуру и в производительные мощности, где они много раз себя оправдают. Интересно, найдется ли кто-нибудь против?

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть