1453

Система будет защищаться

Очередное повышение тарифов на фоне очередной тревожной зимы всё более напрягает как потребителей электроэнергии, так и саму электроэнергетику. А ведь внутри неё с июля угрожающе тикает ещё и механизм Единого закупщика

Система будет защищаться

Перевод рынка электроэнергии на систему Единого закупщика (ЕЗ) предусматривался еще шагом №50 Плана нации “Сто шагов” 2015 года. И это было фактическое признание неработоспособности внедренной в начале 2000-х годов непрозрачной и не­справедливой олигополистической модели.

Та модель предусматривала якобы конкуренцию производителей и свободу выбора для потребителей. А на самом деле отразилась на потребителях закрытым распределением наибольших объемов наиболее дешевой электроэнергии между аффилированными олигополиями, а также отличающимися по регионам, но всегда самыми высокими тарифами у так называемых гарантирующих энергоснабжающих организаций (ЭСО). Внутри которых относительное удешевление тарифов для физических лиц компенсировалось перекладыванием нагрузки на юридические лица и бюджетные организации.

Фактически внутри такой системы прак­тиковалось несколько десятков тарифных градаций, наполовину обоснованных экономической и социальной целесообразностью, на другую половину - использованием электроэнергетики для извлечения корпоративных и клановых преимуществ с присвоением значительных денежных потоков.

Свою крайнюю неэффективность система убедительно продемонстрировала и внутри себя. Балансирующий рынок много лет совершенно официально действовал в имитационном режиме. Стимулы для электростанций поддерживать располагаемую мощность и участвовать в покрытии пиковых нагрузок отсутствовали.

Точно так же сетевые предприятия не имели стимулов бороться за снижение аварийности и сетевых потерь.

Тем не менее такая ориентированная не на потребителя, а на собственный коммерческий интерес энергосистема в лице всех своих элементов - от органов управления до электростанций, электросетей и сбытовых организаций - давно и прочно приспособилась к такой деятельности, практически все участники научились извлекать из нее свои дивиденды.

Соответственно, назревший еще десятилетие назад переход к Единому закупщику хотя и подспудно, но дружно саботировался всеми вплоть до настоящего времени. Более того, само появление Единого закупщика в нынешнем его виде является успешным продолжением того же дружного саботажа.

Но при том, что Единый закупщик является и Единым продавцом, сколько-нибудь внятной тарифной политики не предъявлено даже на концептуальном уровне. Пока ситуация камуфлируется доведением ее до абсурда: потребителям выставляются те же почасовые цены, по которым осуществляется закуп у электростанций, то есть 24 х 30 = 720 тарифов в месяц. Плюс, поскольку счет и у самого ЕЗ не автоматизирован, расчеты задерживаются на месяцы.

Суть в том, что продажа электроэнергии, в отличие от любого другого товара, разным потребителям по разным ценам - это нормально, целесообразно и даже категорически необходимо. Но если раньше это осуществлялось засекреченным, клановым и подчас просто бессовестным образом, то заведенная под такой несправедливый рынок бомба Единого продавца просто обязана дать взрывной эффект - желательно в пользу не присосавшихся, а нормальных потребителей.

По-хорошему, необходимо утверждение на уровне правительства (а лучше - парламента) обоснованных категорий потребителей и уровней тарифов для них. Точнее, единого обще­национального долгосрочного тарифа с понижающими и повышающими коэффициентами к нему по категориям потребления. И с коэффициентами по выбору потребителя на повышенную стоимость в пиковые часы и пониженную в ночное время.

И второе: упорядочить деятельность энергоснабжающих организаций. Их суть - быть конкурирующим между собой ритейлом, необходимым звеном между оптовым и розничным рынками электроэнергии. Тогда как нынешние так называемые гарантирующие ЭСО - это просто крепостные организации, творящие тарифную сегрегацию между прикрепленными к ним “физиками”, “юриками” и “бюджетниками”, а прочие ЭСО - это кошельки для хозяев электростанций, сетей и самих гарантирующих энергосбытов.

Но приведение ЭСО в одинаковое состояние - это тоже взрыв сложившегося порядка, на который кто-то должен решиться и взять на себя ответственность. Пока же система, привыкшая снабжать кое-кого в разы более дешевой электроэнергией и уводить сотни миллиардов тенге на сторону, дружно, но россыпью защищает себя как может.

Так, гарантирующие ЭСО скатываются к идее всеобщего выравнивания тарифов, что для не совсем разбирающихся в энергетике, да и в экономике, выглядит справедливостью. Хотя на самом деле - глупость. С другой стороны, в ход идет еще одна популистская идея - упразднить ЭСО вообще с возвращением (в советское время так и было) функций сбыта в сетевые компании. Что есть не то чтобы глупость, но и… не лучшее решение.

В целом казахстанская электроэнергетика, все более превращающаяся в общенациональную проблему и становящаяся сплошным набором проб­лем внутри себя, является воплощением одной самой главной проблемы: отсутствия лидера. То есть проблемы отсутствия структуры, которая имела бы концепцию переустройства рынка электроэнергии в системе Единого закупщика с позиций интересов потребителей и была бы способна продвигать ее реализацию.

Так, Минэнерго находится в положении чуть ли не стороннего наблюдателя, поскольку тарифная политика отдана Министерству национальной экономики, а “Самрук-Энерго” вместе со скелетом и сердцем энергосистемы - компанией KEGOC - находятся под бессмысленным ФНБ “Самрук-Казына”.

То же и партнерские структуры: НПП “Атамекен” традиционно увиливала от занятия собственной позиции относительно тарифов и проблем энергетики, увиливает и сейчас. А Казахстанская электроэнергетическая ассоциация (КЭА), представляющая всех главных игроков того самого рынка, под который подведена бомба Единого закупщика, защищает сами понимаете кого. В частности, занимает позицию “непротивления” как популистскому уравниванию тарифов, так и ликвидации ЭСО, лишь бы уцелеть.

Есть еще одна немаловажная структура, предусмотренная даже законом “Об электро­энергетике”, - совет рынка, осуществляющий мониторинг, рассматривающий инвестиционные программы и вырабатывающий рекомендации.

Однако его функции (как раз со времен начала саботажа шага №50 Плана нации) приказом министра энергетики закреплены за пытающейся проскользнуть “между струйками” КЭА - и все, круг замкнулся!

А ведь мы еще не сказали про другую остро вставшую перед электро­энергетикой проблему - инвестиционную. Под которую надо на государственном уровне срочно определить внетарифные источники и создать полноценный рынок новой мощности под эгидой того же Единого закупщика.

Поэтому предложение: почему бы самому президенту не дать старт решению энергетической проблемы через учреждение совета рынка в качестве ответственного двигателя как концептуального решения, так и его реализации?

Допустим, по одному представителю в совет делегируют парламентские партии, Минэнерго и МНЭ, КЭА, “Атамекен” и другие республиканские предпринимательские объединения, а еще двух-трех представителей со стороны населения вместе с председателем совета рынка глава государства назначает сам. И - вперед!

Пётр СВОИК, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее