2421

Жираф большой… или Кто на кого учился

Глава “Самрук-Казыны” Нурлан ЖАКУПОВ недавно публично усомнился в необходимости строительства АЭС в Казахстане: какая будет стоимость, какие тарифы, потянем ли их мы и наши дети? И вообще, найдутся ли в Казахстане необходимые объемы воды для ее работы?

Жираф большой… или Кто на кого учился

Конечно, наполнение казахстанского информационного пространства объективными данными и представлениями на атомный счет, повышение грамотности населения о состоянии казахстанской энергетики вообще и “зеленых” и ядерных перспектив в частности - важная задача всех причастных к этому государственных органов вместе со специалистами отрасли. Однако (между нами говоря) руководителю холдинга, в чьем подчинении находятся “Самрук-Энерго”, KEGOC и “Казатомпром”, на который к тому же возложена реализация национальных проектов, включая электроэнергетику, полагалось бы не задавать такие вопросы, а иметь подтвержденные делами ответы на них.

Умению наших чиновников выражать мысли на уровне простого народа надо учиться. А что до по-настоящему высокой квалификации в энергетике - по цепочке от электромонтера до руководителя отрасли, то она тоже просто так не появляется, нужны длительное обучение и хорошие учителя. Как рыбе для плавания необходима вода, так и специалисту для роста нужна качественная профессиональная и образовательная среда, включая умение пользоваться всей доступной информацией, выбирая из нее только хорошо проверенную, разумеется.

Так вот насчет пользования верифицированной информацией: таковой, несомненно, является утвержденная правительством совсем недавно (в марте) концепция развития электроэнергетической отрасли до 2029 года, в которой объем вводимых электрических мощностей к означенному сроку обозначен величиной 11,7 ГВт. Повторим: одиннадцать тысяч семьсот мегаватт за следующие шесть лет, включая нынешний год.

Причем строить надо буквально бегом, поскольку концепция фиксирует суровую правду: в прошлую зиму при максимуме нагрузки 16,5 ГВт всей наличной мощности казахстанской энергосистемы хватило только на 15,2 ГВт, а 1,3 ГВт пришлось привлекать из России.

Для представления о масштабах: мощность самой большой у нас Экибастузской ГРЭС составляет 3,5 ГВт, то есть к 2029-му потребуется построить еще три с лишним такие электростанции, если идти по угольному варианту. Впрочем, вариант зачеркнут обязательствами Казахстана по Парижскому соглашению, согласно которому к 2030 году мы должны как раз уменьшить выбросы.

На атомных электростанциях дымовых труб вообще нет, но, даже если мы срочным образом введем первую очередь Балхашской АЭС, это будет только

2,4 ГВт. Тогда как к 2029-му соглас­но концепции нужно, повторим, 11,7 ГВт. То есть, если идти по атомному варианту, потребуются целых пять таких атомных электростанций, причем возведенных в сроки, в два раза короче нынешних мировых рекордов. Получается эдакое энергетическое фэнтези, дающее повод задуматься: хорошо ли и тому ли учились разработчики концепции?

К тому же, если судить по последним годам, зимние максимумы растут темпами чуть более 500 МВт, поэтому не до хорошего, к 2029 году хватило бы ввести с учетом покрытия дефицита хотя бы 4,5 ГВт. То есть меря сразу углем и атомом полновесную Экибастузскую ГРЭС-2, а вдогонку сначала первую, потом и вторую очереди Балхашской АЭС, что является предельной по срокам, сложности, затратам, но все же реальной задачей.

Но откуда тогда невообразимые, фантастические 11,7 ГВТ? А это курс на “зеленую” энергетику, вот только здесь разработчиков надо бы немножко подучить. Да, за доведение альтернативной выработки до 12,5 процента Казахстан отчитается, однако зимним вечером 2029 года от всех солнечных электростанций мы получим ноль, а от ветряков - хорошо, если 15 процентов воздвигнутой мощности. То есть все “зеленое” великолепие в нашем резко континентальном климате требуется дополнять суточными накопителями и едва ли не полным зимним дублированием, что авторам концепции, а особенно устроителям тендеров по ВИЭ, полагалось бы знать. А резервирование ВИЭ - это либо газ, которого в таком объеме просто нет, либо… те же АЭС, которым наши морозы и бураны будут только в помощь.

Одним словом, по угольной ли линии, по “зеленой” ли, но перед Казахстаном безальтернативно встает необходимость дополнения традиционной энергетики атомной. И единственно весомый аргумент против: потянем ли мы это новое направление с точки зрения кадрового потенциала?

Так ведь оно никакое не новое, если учесть, что атомная электростанция - это вершина айсберга всей ядерной инфраструктуры и у нас многое из этого давно есть. В Институте ядерной физики (ИЯФ) в симпатичном поселке Алатау, входящем в состав Алматы, без единого эксцесса работает самый настоящий ядерный реактор мощностью 6 МВт плюс комплекс из шести ускорителей. Это одно­временно и школа кадров. В ИЯФ действуют три учебных центра: по подготовке специалистов по радиационной безопасности, по неразрушающим методам контроля и по ядерной физической безопас­ности. Все это в сотрудничестве с Министерством энергетики США, МАГАТЭ, зарубежными ядерными центрами и университетами (Италия, Япония, Корея, Россия, Польша, Финляндия, Узбекистан и др.). В общей сложности в этих центрах прошли подготовку более 3500 специалистов.

В самом ИЯФ работают пять док­торов и более 60 кандидатов наук и PhD-докторов. Институт является основной базой для подготовки большинства PhD-докторантов ядерного профиля университетов Казахстана. Действуют соглашения с КазНУ, Евразийским национальным университетом, государственным университетом в Дубне и Объединенным институтом ядерных исследований (Россия) о совместной подготовке бакалавров и магистров по специальности “ядерная физика”. Дипломы казахстанского и российского образца получили свыше 200 казахстанских студентов.

Свой вклад добавляет Нацио­нальный ядерный центр (НЯЦ) в Курчатове, где ежегодно проходят практику более 120 студентов, изучающих ядерную и техническую физику, а также материаловедение.

Из свежих новостей: в прошлом году ИЯФ и КазНУ кроме подготовки кадров договорились о создании диссертационного совета по специальностям “ядерная физика”, “материаловедение и технология новых материалов” и “радиационная химия”. А уже в 2023-м на базе кафедры теоретической и ядерной физики КазНУ совместно с ИЯФ открыта специализация “ядерная инженерия” для бакалавров, планируется открытие магистратуры и докторантуры, а также диссертационного совета.

Многие физики-ядерщики, работающие в ИЯФ, НЯЦ, “Казатомпроме” и МАЭК, получили образование в России. Династии физиков-ядерщиков продолжаются детьми наших казахстанских специалистов, которые получили или получают образование в России в таких вузах, как МИФИ, Томский политехнический университет, Алтайский государственный университет. Ранее, в начале 2000-х годов, когда впервые была представлена тема строительства АЭС, такие специальности, как “атомные электрические станции”, “ядерная энергетика”, были открыты во многих вузах страны: КазНТУ, КазНУ, университете “Семей”, Каспийском госуниверситете. Однако в связи с невостребованностью выпускников почти везде были закрыты. Остались специальности “ядерная энергетика” в КазНТУ, “атомные электрические станции и установки” в Алматинском университете энергетики и связи.

В прошлом году на базе КазНУ был открыт филиал российского МИФИ, имеется лицензия на специальность “ядерная физика и технологии” по российской программе, но набора на эту специальность еще не было. Дело за малым: определиться наконец-то с реальными (!) сроками строительства и приступить к подготовке специалистов для АЭС. А кад­ровая база, как мы убедились, имеется.

Пётр СВОИК, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть