3589

Тушите свет в шахматном порядке!

Прогнозные балансы Минэнерго сулят нам усугубление дефицитов и рост тарифов, зато “зелёное” развитие прекращается и возобновляется… практика веерных отключений. Об этом прямо нигде не говорится, но по законам физики веерные отключения не могут не возобновиться

Тушите свет  в шахматном порядке!

Министерство энергетики в начале каждого года утверждает прогнозные балансы электрической энергии и мощности на семь лет вперед. На сей раз это балансы на 2023-2029 годы, и в них много пугающего заодно с удивляющим.

Начнем с того, что максимум нагрузки вырастет с 17,7 ГВт в следующую зиму до ­22,9 ГВт в 2029 году, итого прирост 5200 МВт. При этом дефицит располагаемой мощности с учетом нормативного резерва составит в этом году 1414 МВт, хотя чисто физический запас в размере 494 МВт еще будет иметь место. Новой генерации предполагается ввести 4681 МВт, и в результате даже чисто физический дефицит на конец прогнозируемого периода составит 690 МВт. А с учетом нормативного резерва так и все 3076 МВт. В том числе дефицит регулирующей мощности - тоже, подчеркнем, физический с заложенной на 2023 год угрожающей величины 1229 МВт, по прогнозам на 2029 год… нет, не исчезнет. Он надежно сохранится, всего лишь понизившись до 1015 МВт.

Дефицитным может быть ваш семейный бюджет, если имеются богатые родственники или есть где взять кредит. Некоторые страны приспосабливаются годами жить с бюджетным дефицитом и отрицательным сальдо внешнего платежного баланса. А вот в электроэнергетике физический дефицит может существовать не более 2-5 секунд, в течение которых он должен быть устранен автоматическим отсечением нагрузки либо привлечением генерации извне. В противном случае энерго­система попросту разваливается.

Получается, для Казахстана на семь лет вперед официально запланировано полное отлучение от электроснабжения действующих или строящихся крупных потребителей на те самые 690 МВт плюс веерные отключения для населения, предприятий и организаций не первой категории для сброса как минимум 1000 МВт перегрузки.

Добавим сюда, что приводимые в министерских прогнозах дефициты исходят из величины нынешней располагаемой мощности 18,2 ГВт. Однако, если бы нам позволили заглянуть в диспетчерские справки, мы бы убедились, что все электростанции Казахстана в пиковые часы январских суток выдавали не более 15,4 ГВт. И то в те дни, когда остановок котлов-турбин не было. При этом обычный максимум нагрузки уже был выше этой фактической мощности. А для поддержания устойчивости приходилось привлекать из России по 200-400 МВт. В иные же дни доходило до 700-1000 МВт, а то и все 1300.

Выходит, что полностью отсекать от электроснабжения придется где-то на ­3,5 ГВт крупных потребителей, а под дневные-вечерние веерные отключения подводить нагрузку в районе 4 ГВт. А это уже, что называется, ситуация “туши свет” по всей стране!

С другой стороны, подсчитанные до запятой и совершенно недостаточные 4681 МВт новой генерации, вводимые за следующие семь лет, - это фантастически много во всех смыслах. Если по продолжительности инвестиционного цикла, все это должно быть уже запроектировано и начато строительство, чего в натуре не наблюдается. Если по стоимости, то по самым щадящим нормативам это порядка 10 миллиардов долларов, или по 1,5 миллиарда в год. Применительно к прогнозируемой выработке это потребует повышения среднего отпускного тарифа по Казахстану на 1,25 цента, или порядка 6 тенге за 1 кВт-ч по курсу.

По европейским меркам совсем немного. Но здесь стоит вспомнить про предельные тарифы на генерацию: от 2 до 4 тенге за 1 кВт-ч для крупных ГЭС, от 7 до 9 тенге за 1 кВт-ч для базовых угольных ГРЭС и в диапазоне 8-12 тенге за 1 кВт-ч для большинства ТЭЦ, утвержденные Минэнерго на 2023 год. Итого примерно половина всей вырабатываемой в Казахстане электро­энергии вписывается в тариф менее 8 тенге за 1 кВт-ч, а всего усредненный тариф на генерацию уверенно укладывается (с запасом) в диапазон 10 тенге.

Тариф на высоковольтную передачу и сис­темные услуги КЕGОC - до 3 тенге за ­1 кВт-ч, тарифы на региональные сети - от 5 до 8 тенге за 1 кВт-ч.

Итого уверенно скажем, что выработка и доставка до потребителя электроэнергии в тарифах 2023 года вполне вписываются в 20 тенге за 1 кВт-ч, даже с запасом. В американской валюте по текущему курсу на начало 2023 года это получается по 4,3 цента за 1 кВт-ч.

На этом месте дотошный читатель воскликнет: неправда, мы платим больше! Да, нынешний оптовый рынок электроэнергии устроен так, что наибольшие объемы наи­более дешевой выработки делятся засекреченным образом внутри нескольких олигополий, на розничные же рынки сбрасываются остатки такого закрытого распределения. Причем на каждом розничном рынке эти остатки - заведомо самые дорогие для данного региона - имеют сильно отличающуюся стоимость. После чего уже акимы вместе с местными “энергосбытами” дополнительно добавляют разнобой в этот разносимый с оптового рынка тарифный хаос, распределяя кто как может, средний закупочный тариф между на­думанными категориями физических, юридических лиц и бюджетных организаций. И такая тарифная чехарда творится уже два десятилетия, несмотря на то что как минимум половину конечного тарифа занимает сетевая составляющая.

Впрочем, олигополистическое устройство рынка электроэнергии - это отдельная тема. Вернемся к проблеме дефицита и вариантов его покрытия.

Почему же фактическая мощность казахстанских электростанций на­м­ного ниже числящейся на бумаге и выручает ли тут курс на “зеленую” энергетику? Как раз наоборот: фактическая мощность снижена не только из-за износа на электростанциях, но и из-за наращивания солнечно-ветровой генерации, которая азартно вводится еще со времен EXPO-2017, причем совершенно бессовестно ради увеличения сверхприбыли без накопителей энергии, переносящих наработку на пиковые часы.

По итогам 2022 года набралось уже 2955 “зеленых” МВт, в нынешнем запланировано ввести еще 276. А без накопителей этих мощностей, как раз когда надо электро­энергию, ее и нет!

Но даже бессовестная экономия на накопителях не делает солнечно-ветровую выработку конкурентоспособной. Никто такую энергию напрямую не покупал бы, по­этому ее заставляют оплачивать традиционные электростанции, распределяя между ними квоты. Соответственно, эти затраты перекидываются на повышение тарифов ГЭС, ГРЭС и ТЭЦ.

И вот вам для сведения, почем обходилась “чистая” энергия в прошлом году: в январе стоимость принудительного закупа составила почти 67 тенге за 1 кВт-ч, к апрелю опустилась до минимальной величины - чуть более 20 тенге, летом и к осени-зиме опять росла, достигнув в декабре 45 с лишним тенге за “зеленый” 1 кВт-ч. В среднем за год вышло более 30 тенге - в три раза дороже традиционной генерации.

Откроем секрет: на фоне европейской стоимости от 15-40 евроцентов за 1 кВт-ч кому-то не дают спать наши 4 с небольшим цента плюс еще цента полтора за наращивание мощности. Позарез надо кратно задрать тариф, а солнце и ветер - прямой путь к такой цели.

Однако хватит нагонять жути, есть в прогнозных балансах и обнадеживающие строчки. Это закладываемая в них “зеленая” выработка неизменной величиной 2,6 миллиарда кВт-ч начиная с 2025 года. Другими словами, Минэнерго официально сообщает нам: через три года наращивание ВИЭ прекратится! Причем в тот момент доля альтернативной выработки составит 2 процента, а к 2029-му снизится до 1,9 процента. Тогда как Казахстан обязался отчитаться перед мировым сообществом о достижении к 2030 году 30 процентов!

Не станем уточнять: это только отдельно взятое Министерство энергетики выводит себя из Парижского соглашения или такова позиция всего правительства? В любом случае аплодируем такому прогнозному балансу стоя!

Пётр СВОИК, рисунок Игоря КИЙКО, Алматы

Поделиться
Класснуть