2424

Всё о других заботимся

Экспорт Казахстана за прошлый год резко вырос, а импорт ещё больше. Почему?

Всё о других заботимся

Национальный банк строго, как по часам, ровно по пятнадцатым числам второго после отчетного периода месяца публикует данные внешнего платежного баланса Казахстана поквартально и в целом по годам. Так предписывают стандарты МФО - международной финансовой отчетности, и такая стандартизация среди прочего позволяет национальным правительствам и международным экспертам анализировать-сопоставлять показатели, отслеживать процессы и тенденции вплоть до предсказаний будущего. Особенно это важно для нас, поскольку наша экономика производит в основном то, что страна не потребляет, и наоборот, страна потребляет в основном то, что экономика не производит.

В еще большей степени это касается пересекающих наши границы не материальных, а финансовых потоков. Тут и отсылаемые за рубеж заработки иностранных специалистов на казахстанских нефтепромыслах и в офисах компаний, и присылаемые домой зарплаты наших гастарбайтеров. Главное же - это потоки иностранных инвестиций и займов в Казахстан и встречные потоки выводимых из страны дивидендов на инвестиции, процентов по займам и возврата самих займов.

Между нами говоря, выводимый инвес­торами и кредиторами поток дивидендов и доходных процентов еще лет десять назад на­дежно превысил величину вновь заводимых инвестиций и кредитов. Но если Национальный банк и правительство по этому поводу не переживают, то и нам не стоит. Не будем переживать и о том, что в финансовом смысле наша экономика даже более “вывозная”: инвестирование и кредитование из-за границы с выводом туда же доходов на порядок превышают объемы инвестиций и кредитов в тенге, на базе ресурсов работающих на внутренний рынок хозяйствующих субъектов. Можно даже сказать, что экономику нашей страны финансируют нерезиденты Казахстана, а экономика Казах­стана финансирует нерезидентов нашей страны.

По этим ли щекотливым моментам или просто в силу солидной немногословности ответственных должностных лиц публикация столь важного и многоговорящего документа, как платежный баланс, никакого всплеска информационно-аналитической активности ни в самом Национальном банке, ни в правительстве не вызывает. В лучшем случае пересказываются опубликованные цифры.

Да и представители СМИ не слетаются как мухи на мед на очередное обнародование платежного баланса, не раздирают его итоги на сенсационные заголовки. Оно и понятно: совсем не просто распутывать табличные ряды строчек и столбиков. А ведь это, повторим, самый информативный и беспристрастный разрез, как раз по внешнему контуру, всей нашей национальной экономики. Примерно как компьютерная томография: по полученному ряду картинок врачебный консилиум всегда найдет, где спряталась болезнь, и назначит спасительное лечение.

Грех пропускать такой момент: с 15 февраля мы имеем опубликованную Национальным банком предварительную оценку платежного баланса за полный 2022-й. Тот самый год, в котором началась специальная военная операция и встречная санкционная война против России. Все это отразилось на нашей экономике самым существенным образом. Сейчас увидите, особенно в сопоставлении с “довоенным” 2021 годом (см. таблицу).

Как видим, налицо прямо-таки взлет внешнеэкономических оборотов: экспорт за прошлый год вырос сразу на 40 процентов, а импорт - на все 73 процента. Навскидку так и хочется воскликнуть: понятное дело, это “параллельный импорт”! Россия под санкциями, поэтому через Казахстан транзитом хлынули импортируемые для нее товары.

Однако официальная статистика это не очень подтверждает: да, экспорт из Казахстана в Россию увеличился с 7 млрд долларов в 2021-м до 8,8 млрд в прошлом году, но это совсем не те масштабы. Импорт же Казахстана из России даже снизился - с 17,6 млрд в 2021-м до 17,3 млрд в 2022 году. Причина понятна: Россия старается насыщать собственный рынок. Однако и это изменение столь незначительно, что можно сказать: все осталось как было.

Кстати, сравнение структуры экспорта-импорта Казахстана тоже фактически не позволяет поймать разницу между “довоенным” годом и “военным”.

Казахстан как экспортировал в основном сырье и приобретал главным образом машины и оборудование, так и продолжил. Разве что 3,3 процента машино­строительного экспорта в 2021 году подросли до 4,6 процента в прошлом. Но и эту прибавку, пожалуй, лучше адресовать не реэкспорту в Россию, а продвижению наших собственных автомобилестроителей.

Получается, что совершенно феноменальный взлет экс­порта-импорта Казахстана нам приходится объяснять непопулярной в соцсетях версией о превращении нашей страны в эдакую промежуточную торговую площадку для подсанк­ционной России - статистика этого не подтверждает. Следовательно, резкая добавка экс­портной выручки - это следствие счастливой для Казахстана мировой ценовой конъюнктуры как раз из-за санкционного вытеснения России с нефтяных рынков. Иллюстрация: физический экспорт нефти в 2022 году был даже чуть меньше, чем в 2021-м, но выручка - в полтора раза больше!

А еще более резкий взлет импорта - это сложение двух факторов. Во-первых, примерно две трети казахстанского импорта - это отнюдь не заполнение готовыми иностранными товарами нашего потребительского рынка, а банальное обеспечение тех же сырьевых экспортеров завозимыми из-за рубежа оборудованием, запчастями и расходными материалами. Эти 2/3 импорта как гвоздями прибиты к сырьевому экспорту, такова наша “вывозная” модель. Во-вторых, давайте не забывать об охватившей развитые страны инфляции самих доллара и евро, особенно сильной как раз не на потребительском рынке, а на рынке промежуточных промышленных товаров.

В результате на подорожании импорта мы потеряли больше, чем получили на росте экспорт­ной выручки.

Спрашивается: почему при всех декларациях правительства за два десятка лет на территории Казахстана не появились хотя бы сборочные производства по крайней мере для основных видов завозимого сырьедобывающими корпорациями оборудования? Но это тоже к вопросу, почему Нацбанк и правительство даже не пытаются анализировать платежный баланс.

Можем войти в их положение: как прикажете подавать общественности налаженный вывоз иностранными инвесторами и кредиторами своих гигантских доходов? Что бы там ни происходило в мире, а ежегодные 25-27 млрд долларов они из нашей экономики вынимают.

На этом фоне скромно выглядит в среднем миллиард долларов дохода от размещенных в иностранных бумагах активов Национального фонда. Как большой подарок нам обещано, что половина таких доходов с 2024 года будет распределяться по открытым на детей счетам. Детей до 16 лет у нас уже 6 млн, и будь такое в этом году, каждому набежало бы ровно по сто долларов. А в прошлом - по 75 американских “зеленых” за весь год. Эдак к совершеннолетию много не накопишь. Тоже вопрос из разряда риторических: не находите, что авторы идеи такого “подарка” подставляют главу государства?

И последнее в нашей попытке порассуждать за Нацбанк и правительство: как долго продлится удачная для Казахстана внешнеэкономическая конъюнктура? Заметьте, в 2022 году результирующий счет платежного баланса сведен с плюсом, и такого не бывало еще с “домайданных” времен. Однако за первые три квартала набежало уже более 8 млрд долларов, а результат 6,3 млрд получился потому, что уже в четвертом квартале мы вернулись к привычному минусу.

Тем важнее не замалчивать все то, о чем буквально вопиет платежный баланс нашей страны, а поскорее начать разбираться с “вывозной” экономикой.

Пётр СВОИК, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть