2426

Саморазоблачение антимонопольщиков

На пути к демонополизации рынка электроэнергии странную позицию выбрало Агентство по защите и развитию конкуренции. Попробуем разобраться почему

Саморазоблачение антимонопольщиков

Департамент топливно-энергетического комплекса АЗРК проанализировал конкурентную среду на оптовом рынке электроэнергии. Более разоблачительного документа видеть не приходилось!

Оказывается, у нас в Казах­стане насчитывается целых 18 оптовых рынков, на которых производители электро­энергии - электростанции - продают ее либо непосредственно крупным потребителям, каковых по стране 74, либо энергоснабжающим организациям (ЭСО), чтобы те перепродавали ее на розничных рынках нам, потребителям. Розничных рынков, соответственно, тоже как минимум 18, но - добавим от себя - на самом деле их в два раза больше. А что касается перепродавцов-посредников, их, по анализу антимонопольщиков, насчитывается 165, из них 35 - так называемые гарантирующие. То есть такие, к которым, как гвоздями, без права выбора прибита потребительская масса в каждом регионе: население и бюджетные организации целиком, а юридические лица - только те, что попроще. Как снабжаются те, что похитрее, расскажем ниже, а пока продолжим пересказ проведенного АЗРК анализа.

Специалисты эти не зря едят свой хлеб: умеют высчитывать индекс рыночной концентрации по Герфиндалю - Гиршману. Благодаря чему вывели, что из 18 оптовых рынков ровным счетом 17 высококонцент­рированные. Иначе говоря, сугубо монопольные. И только Улытауский энергоузел, по скрупулезным подсчетам антимонопольщиков, вышел “умеренно концентрированным”, так сказать, полумонопольным. Почему именно Жезказгану так повезло (или не повезло), не скажем, но отныне это официальный факт.

Вот, собственно, и весь пересказ достаточно длинного, насыщенного таблицами и численными данными документа, вышедшего из главного антимонопольного ведомства. Настолько главного, что не так давно оно выведено из-под правительства и переведено в прямое подчинение президенту.

Есть в конце анализа и рекомендации насчет повышения на рынке элект­роэнергии конкуренции, но они как раз и имеют самый разоблачительный характер: меры сугубо второстепенные - реализуй их хоть все полностью, конкуренции не добавится. Да и откуда этой конкуренции взяться, если досконально установлено: все оптовые рынки - сплошная монополия. И одна полумонополия.

Читатель заметил, конечно, что мы говорим о проведенном АЗРК анализе с эдакой усмешкой. А если честно - с негодованием. Ведь перед нами действительно разоблачительный документ: разоблачающий, с одной стороны, дробно-олигополистическое строение выстроенного еще два десятилетия назад энергорынка, тщательно охраняемого всеми с тех пор правительствами в их частно-олигополистической сущности. С другой стороны, добротное такое непонимание работниками топливно-энергетического департамента самой сути того, как работает электроэнергетика и каким только и может быть по-настоящему конкурентный рынок электроэнергии. Непонимание действительно искреннее, иначе документ про 18 отдельных оптовых рынков просто не был бы выпущен.

Причем вот это непонимание на исполнительском уровне каким-то образом складывается с неизменно демонстрируемым на уровне руководства АЗРК отсутствием как идей, так и действий по реальному реформированию энергорынка для приведения его в действительно конкурентное состояние. Чего здесь больше - тоже недостатка профессиональных знаний или избытка осторожности, нежелания связываться с реальными хозяевами разделенного между олигархиями рынка электро­энергии стоимостью более триллиона тенге в год, гадать не будем. Но факт есть факт.

Но мы-то с вами понимаем, как устроена электроэнергетика. Давайте напомним друг другу, каким должен быть конкурентный рынок электричества. С позиции главного лица - потребителя - это никакой не оптовый и никакой не розничный рынок и ни в коем случае не набор каких-то региональных рынков. Электроэнергия - это абсолютно всем необходимый и самый универсальный товар, доставляемый в любой уголок Казахстана. В стране нет такого жилого, офисного или производственного помещения, где не было бы розетки на стене и лампочки на потолке. И все розетки, патроны для лампочек и входные щитки во всех цехах по всему Казах­стану связаны общей системой электропередачи без единого разрыва или промежутка. Это технически единая система, выстроенная под существование единого рынка электроэнергии. Кстати сказать, больше половины стоимости электроэнергии для потребителя составляют затраты на передачу, иногда на тысячи километров. Поэтому делить такой рынок на региональные лоскутки может либо профан, либо профессиональный извлекатель собственной выгоды.

К сожалению, мы именно в такое и вляпались. В анализе от АЗРК не сказано, но мы добавим: на каждом из 18 кусочков оптового рынка формируются свои тарифные политики, которые потом через ЭСО-посредников спускаются на розничные уровни совершенно невероятной тарифной чехардой. Мало того что практикуется надуманное разделение на физиков, юриков и бюджетников с дискриминационными вилками между ними, так еще и тарифы для одних и тех же категорий потребителей в разных регионах отличаются в разы. Для энергетиков это профессиональное оскорбление, для правоведов - нахальное пренебрежение правами граждан и экономических субъектов, а в целом для страны - демонстрация то ли бессилия, то ли откровенно лоббистской роли правительства.

Здесь же добавим, что гвоздями прибитая к региональным ЭСО-гарантам потребительская масса дискриминируется еще и тем, что платит по заведомо самым высоким для данного региона тарифам. Отсюда и наше упоминание про юридических лиц не из самых простых: на них работают те из 165 ЭСО, которые являются не гарантирующими, а аффилированными с теми или иными игроками энергорынка. Под свои более низкие тарифы они и перетягивают выгодных клиентов из числа юрлиц.

А теперь специальное разъяснение для специалистов АЗРК, обязанных защищать и развивать конкуренцию: в нынешней конструкции оптового рынка, пусть даже поделенного на 18 кусочков, конкуренции не может быть в принципе! По той - отраженной и в анализе - причине, что сделки на нем заключаются на среднесрочный или долгосрочный период - от месяца до года. А в таком временном формате, когда разные производители предлагают совершенно одинаковый товар, но в разных объемах и по разным ценам, у покупателей по определению нет свободного выбора. Составлением контрактующихся пар может заниматься назначенный базарком, или хозяин данной олигополии, или корпоративное лобби, или можно придумать технический способ распределения с учетом расположения электростанций и пропускной способности сетей - способов может быть много. Но вот основанный на рыночной конкуренции выбор покупателями продавцов, а продавцами - покупателей придумать невозможно.

Продолжим разъяснение: реальная конкуренция на рынке электроэнергии организуется только в режиме текущего времени и только в формате единого закупщика. На таком рынке электростанции соревнуются через предложение наименьшей цены, во-первых, за участие в диспетчерском графике готовности к несению электрической мощности, во-вторых, за конкретную балансирующую мощность в данный момент диспетчерского графика. Выигрыш потребителя - наименьшая из возможных цена закупа электроэнергии по всем часам суток. Общий выигрыш - единая по всей стране тарифная политика с необходимыми понижающими или повышающими коэффициентами по видам потребления.

Впрочем, специалисты АЗРК наверняка и сами это знают и сопротивляются переходу к единому закупщику по каким-то другим интересным причинам.

Пётр СВОИК, рисунок Игоря КИЙКО, Алматы

Поделиться
Класснуть