2979

Сбежавшее государство

Шок от размороженного Экибастуза ещё долго будет преследовать нас. Но вот будут ли из него сделаны системные выводы, и какими они могли бы быть?

Сбежавшее государство

Не бывает худа без добра, и, пожалуй, теперь следует не только наказать Александра КЛЕБАНОВА и других хозяев ЦАТЭК - Центрально-Азиатской топливно-энергетической компании, но и поблагодарить... за убедительнейшую демонстрацию доведения приватизированных ими теплоэлектроцентралей до ручки. Ведь всего за год на Петропавловской ТЭЦ обрушилось то, что должно стоять прочнее всего, - дымовая труба, и в решето превратились тепловые сети энергетического сердца всего Казахстана - Экибастуза.

Однако г-н Клебанов с акционерами не захватывали вооруженным путем эти и другие объекты коммунального теплоэлектроснабжения - их им с доброй душой преподнесло государство. Причем не только в соответствии с законодательством, но и строго в духе провозглашенной государством же идео­логии, согласно которой оно - государство - плохой управляющий и собственник. Что государство уже четверть века, а сейчас на примере размороженного Экибастуза, блестяще и доказывает. Ведь сколь ни плоха в роли собственника ЦАТЭК, породившее всех таких “хозяев” государство еще хуже.

А все пошло с 1996 года: основу идеологии, позволившей государству сбежать от ответственности за энергетику и ЖКХ, заложила знаменитая, первая на просторах бывшего СССР и самая радикальная жилищно-коммунальная реформа. Она, собственно говоря, свелась к двум пунктам: а) государство разово отказалось от бюджетных дотаций и вообще каких-либо вложений в электро- и тепловодоснабжение городов; б) государство одномоментно вышло из управления городским жилым фондом, насильно перерегистрировав бывшие домоуправления в “независимые” КСК.

Вся та реформа и вытекающее из нее законодательство основывались на том, что электроэнергетика и городская “коммуналка” должны сами себя содержать, окупать и инвестировать. Жильцы же - сами себя организовывать. И при этом в электроэнергетику и городскую “коммуналку” должен зайти частник со своим предпринимательским интересом и своими инвестициями. И вот под этот интерес извлечения частной прибыли потребители тоже обретут свое счастье.

Все это не работало с самого начала.

Единственный эффект - тотальная коммерциализация энергетики и жилищно-коммунальной сферы, превращение их в кормушки для дея­телей разного масштаба: от ворочивших миллиардами олигархов до приватизировавших “целевые” жильцов председателей КСК. Все это происходит у всех на виду. Однако сбежавшее от своей ответственности государство до сих пор не думает возвращаться и никакие самые очевидные провалы его не смущают.

Например, когда готовилось преобразование КСК в ОСИ, газета “Время” провела специальную акцию, в целой серии статей убеждая, что система управления жилым фондом должна быть трехступенчатой. Внизу, да, подомовые объединения собственников имущества. Но нужны еще организуемые акиматами на принципах ГЧП управляющие компании. А наверху должны быть сами городские власти, несущие свою долю финансирования и ответственности.

Однако нас не услышали, и мы скажем почему. Потому что списанное с иностранных методичек увиливание государства от ответственности за ЖКХ - это святое, нерушимый канон для сос­тавленного сплошь из рыночников правительства. В результате реформа ЖКХ провалена, провал камуфлируется переносом сроков, но выводов - никаких. По этой же причине государство так и не разродилось законом о местном само­управлении.

Похоже, что при таком подходе и экибастузская катастрофа тоже сведется к назначению стрелочников.

Правда, в Жана Казахстан со старыми ТЭЦ нам никак не перескочить. Эту зиму уж как-нибудь переживем, а вот хотя бы к очередным внеочередным парламентским выборам хорошо бы иметь программу действительно сис­темной реформы энергетики и ЖКХ, за которую могло бы взяться новое правительство.

Так, нынешнее Министерство энергетики следовало бы реорганизовать в Министерство нефти и газа и Министерство электроэнергетики и ЖКХ. Минэнерго несет ответственность за состояние и планы развития всей национальной энергосистемы, вплоть до городских и других местных распределительных электросетей. Точно так же это министерство отвечает за состояние и планы развития всех городских централизованных систем отопления, включая работающие в таких системах котельные.

Параллельно все электро- и теплоисточники, электрические и тепловые сети городов закрепляются в коммунальную собственность с ответственностью городских властей самоуправления за их содержание и развитие.

Власти местного самоуправления создаются во всех городах, поселках и крупных селах в форме избираемого жителями представительного органа (горсовета, сельсовета) и формируемого им исполнительного органа (гор­исполкома). Глава исполнительного органа (мэр города, сельский староста) избирается или назначается представительным органом. Органы городского самоуправления получают бюджетную самостоятельность, базирующуюся на действующей системе налогово-бюджетного распределения. Основной задачей городского самоуправления становится содержание и развитие жилищного и коммунального хозяйства.

Парламент по предложению Мин­энерго утверждает общенациональный тариф на электроэнергию, а также понижающие и повышающие коэффициенты к нему по видам потребления. Кроме того, утверждаются повышенные для пиковых часов и пониженные для ночного времени коэффициенты. Потребители вправе выбирать среднесуточный тариф или тариф, дифференцированный по часам суток. Сам потребительский тариф делится на условно постоянную абонентскую плату, определяемую подключенной нагрузкой, и тариф на текущее потребление по счетчику.

Общенациональный тариф на электро­энергию поддерживается длительно неизменным и является ценовым якорем для сдерживания общего роста цен в стране. Тарифы на теплоснабжение и водоснабжение утверждают органы городского самоуправления.

Для контроля за использованием тарифных и инвестиционных средств соз­дается система независимого профессионального мониторинга, его данные лежат в основании назначения тарифов.

В стране создается (возрождается) система городского планирования - составления и регулярной корректировки генеральных планов городов и в их составах - схем тепло- и электроснабжения, водо- и газоснабжения. Финансирование развития по таким планам осуществляется за счет бюджета, но в основном за счет целевых кредитных линий непосредственно от Национального банка. Такие кредиты по мере их освоения переводятся в безвозвратные, частично или полностью. Критерий целевого финансирования - поддержание стабильных тарифов.

Неиспользуемые для текущих выплат накопления ЕНПФ также инвестируются в объекты развития электроэнергетики и ЖКХ.

Вывод прибыли из электроэнергетики и ЖКХ запрещается. Запрещается также включение в тариф безадресной прибыли. Самое же главное - запрещается в принципе коммерческое кредитование объектов национальной инфраструктуры, включая самые уважаемые международные банки и самые льготные проценты.

Вот что надо подчеркнуть особо: никакого зарабатывания дивидендной, банковской и вообще коммерческой прибыли на энергетике и ЖКХ быть впредь не должно! Свет, вода и тепло в наших квартирах, это если смотреть в корень, - основа не только общенационального, но и каждого отдельного семейного благополучия. А нормальный глава семьи не станет перелагать свои обязанности на разбитного соседа или вовсе чужого дядю. И если уж продолжать семейную аналогию, сбежавшему государству пора бухнуться в ноги перед страной и народом, попросить прощения и начать делом искупать свою вину.

Пётр СВОИК, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть