1741

Маршрут особого значения

Есть ли у Казахстана альтернатива КТК?

Маршрут особого значения

У Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) нынче проблема за проблемой. На этот раз он вынужден сократить объемы прокачки нефти по трубопроводу Тенгиз - Новороссийск из-за ремонта на Тенгизском месторождении и остановки добычи нефти на месторождении Кашаган, сообщила на днях пресс-служба компании. Как тут не вспомнить о поручении президента Касым-Жомарта ТОКАЕВА диверсифицировать маршруты экспорта казахстанской нефти. Но насколько быстро это можно провернуть?

Жаркое лето

Напомним некоторые важные события. 5 июля Приморский районный суд Новороссийска предписал КТК приостановить деятельность на 30 суток из-за нарушений в Плане ликвидации аварийных разливов нефти.

Уже через день, 7 июля, Касым-Жомарт Токаев на совещании по развитию транспортно-транзитного потенциала страны поставил задачу диверсифицировать маршруты поставок казахстанской нефти:

- Приоритетным направлением является Транскаспийский маршрут. Поручаю “КазМунайГазу” проработать оптимальный вариант его реализации, в том числе с возможностью привлечения инвесторов Тенгизского проекта. Правительству совместно с “Сам-рук-Казына” следует принять меры по увеличению мощностей нефтепроводов Атырау - Кенкияк и Кенкияк - Кумколь.

Но 11 июля Краснодарский краевой суд отменил решение Приморского районного суда Новороссийска о приостановке деятельности АО “Каспийский трубопроводный Консорциум - Р” и вместо этого назначил штраф в 200 тыс. рублей.

Однако радость от возобновления работы КТК была недолгой. 27 июля из-за грозы и урагана в Атырауской области попадало несколько опор воздушных линий электропередачи, в результате чего были отключены от электро­энергии НПС “Курмангазы” и “Исатай”. Восстановить их работу удалось только 29 июля.

А теперь вот еще ремонт на Тенгизе и остановка добычи на Кашагане…

Альтернативы? Только в перспективе

Министр энергетики Болат АКЧУЛАКОВ, выступая на этой неделе на пресс-конференции, напомнил, что мощность нефтепровода Казахстан - Китай составляет 20 млн тонн в год. Ее можно увеличить еще на 8,5 млн тонн, но для этого придется расширять трубопроводную систему из Атырау в сторону востока. Но на это уйдет как минимум год. Еще в планах увеличить мощность прокачки нефтепровода Атырау - Кенкияк - Кумколь с 6 млн до 12 млн тонн в год. Что же касается морского экспорта на танкерах из порта Актау, то этот вариант позволяет транспортировать только порядка 7 млн тонн нефти в год.

Глава Минэнерго отметил, что разработка и ввод больших альтернативных маршрутов - длительный процесс, который занимает в лучшем случае до пяти лет. Для сравнения: решение о строительстве того же нефтепровода Тенгиз - Новороссийск было принято в марте 1994 года, строительство началось в мае 1999-го, а загрузка в порту Новороссийска первого танкера тенгизской нефтью состоялась только в октябре 2001 года.

Российская точка зрения

Аналогичной позиции - что альтернатива КТК может заработать в лучшем случае не раньше чем через пять лет - придерживается и член наблюдательного совета российского Института развития технологий топливно-энергетического комплекса (ИРТ ТЭК), ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь ЮШКОВ.

Игорь ЮШКОВ.

- Если КТК будет нормально работать, то я думаю, что всерь­ез никто искать альтернативу не будет, - отметил Юшков в ходе онлайн-дискуссии “Диверсификация экспорта нефти из Казахстана. Есть ли альтернатива КТК?”. - Есть поручение проработать варианты, но дальше уровня изучения, мне кажется, никаких перспектив нет. Тут главное российской стороне учитывать интересы Казахстана и пояснять свои действия. Потому что когда нет диалога, это создает определенные проблемы.

В свою очередь член экспертного совета, руководитель медиа­центра ИРТ ТЭК Дмитрий КОПТЕВ полагает, что есть варианты увеличения транспортировки казах­станской нефти через Каспий без чрезмерных расходов:

- Сейчас нефтепроводы Баку - Тбилиси - Джейхан (БТД) и Баку - Супса используются не на полную мощность. К примеру, при проектной мощности БТД в 50 млн тонн в 2021 году через него было прокачано всего 26,5 млн тонн. У Баку - Супса проектная мощность - 7,2 млн тонн, а прошлогодний объем транспортировки - 4,2 млн тонн. То есть можно обойтись без строительства альтернативных маршрутов, если использовать свободные мощности этих нефтепроводов.

Дмитрий КОПТЕВ.

- Но тут возникают две главные проблемы. Первая - это вопрос качества нефти. Азербайджан, напомню, экспортирует нефть Azeri Light - легкую, низкосернистую. И захочет ли он смешивать ее с казахстанской нефтью более низкого качества - большой вопрос. И вторая проблема: для транспортировки больших объемов через Каспий понадобятся значительные вложения в строительство танкерного флота - большого количества небольших танкеров, поскольку Каспий мелководен и не позволяет использовать суда большой грузоподъемности, - подчеркнул эксперт.

Поэтому, полагает он, в обозримой перспективе альтернативы КТК нет.

- Буквально недавно была озвучена цифра, что существующие альтернативы позволяют Казахстану экспортировать всего 16,5 млн тонн, а по КТК в прошлом году было прокачано свыше 53 млн тонн, - сказал Коптев. - В среднесрочной перспективе можно исключительно на альтернативных маршрутах нарастить объем транспортировки до 44 млн тонн в год, но это при условии, что будут использованы все потенциальные возможности.

И мы того же мнения

Управляющий партнер Центра стратегических инициатив Алихан БАЙДУСЕНОВ тоже считает, что найти альтернативу КТК не так-то просто:

- Да, президент дал поручение диверсифицировать маршруты поставок казахстанской нефти. Но не стоит забывать, что по КТК в основном экспортируется нефть крупных операторов - участников консорциума: ТШО, “ЭксонМобил”, “Тоталь”. То есть для разработки альтернативных маршрутов нужно учитывать не только политическую волю Казахстана, но и мнение участников консорциума. С точки зрения управления рисками вопрос диверсификации маршрутов очень сложный. По большому счету, это вопрос договоренностей и соблюдения всеми участниками консорциума своих обязательств с тем, чтобы бизнес не становился заложником геополитической обстановки.

Алихан БАЙДУСЕНОВ.

- Конечно, альтернатива всегда есть всему. И альтернативу КТК тоже можно найти, - продолжил казахстанский эксперт. - Но на это уйдет много времени. Быстро построить маршруты, способные транспортировать такие огромные объемы нефти, не получится. К тому же не стоит забывать, что цены на металл, на те же трубы очень сильно взлетели. Насколько будут выгодны такие проекты? Физически в обозримой перспективе попросту невозможно перенаправить по альтернативным маршрутам те объемы, которые сейчас идут по КТК. Но для Казахстана вся эта ситуация в любом случае дополнительный мотив развивать нашу нефтепереработку и нефтегазохимию.

А член клуба экспертов при сенате парламента Казахстана Олжас БАЙДИЛЬДИНОВ уточнил к тому же, что по КТК транспортируется не казахстанская нефть:

- Когда было вынесено решение суда Новороссийска, в казахстанских СМИ появилось много публикаций: мол, Россия перекрыла нам вентиль. Не нужно политизировать этот вопрос. Во-первых, по КТК идет не казахстанская нефть, а нефть из Казахстана. По большей части это нефть Тенгиза, Карачаганака и Кашагана, которая принадлежит иностранным консорциумам, которые работают в Казахстане по соглашению о разделе продукции, либо это стабилизированные контракты. У “КазМунайГаза”, конечно, есть определенная доля в этих проектах, но она не ключевая. И решение о строительстве КТК принималось, по сути, не правительством Казахстана, а западными компаниями, которые прокачивали и выбирали именно этот маршрут.

Олжас БАЙДИЛЬДИНОВ.

В 2008-2009 годах прорабатывался маршрут транспортировки нефти через Каспий. Но тогда уже возникло много вопросов и противоречий. Азербайджан не хотел смешивать Azeri Light с казахстанской нефтью. Потому что Azeri Light торгуется с премией к бренду, то есть дороже, чем российская “Юралс” и наша. Поэтому вполне понятно, почему они не хотели смешивать и терять в качестве. Кроме того, тогда стороны не договорились по тарифам на транспортировку. Тариф им был невыгоден, поэтому и было принято решение в пользу КТК.

- Я думаю, что КТК - это стабильный маршрут. Да, есть определенные нюансы. Но это вопросы взаимоотношений России с Западом. И к Казахстану они не имеют отношения, - считает Байдильдинов.

По его данным, порядка 57 процентов от общего объема казах-станской нефти было прокачано с 2001 года через КТК.

- А общий объем прокачанной казахстанской нефти за этот период составил больше 5 млрд баррелей. При любых ценах на нефть это колоссальные деньги! - отметил он. - И не нужно забывать, что это стало возможным в том числе благодаря КТК. Что касается альтернатив, то через Каспий это сделать затруднительно. Море мелеет, и, чтобы пользоваться им, нужно проводить дноуглубительные работы и рыть канал длиной 80 километров. А это ценник порядка 600 млн долларов. Либо строить мост на Кашаган, а это 2 млрд долларов. Это большие суммы. И говорить, что в таких условиях мы сможем развивать танкерный флот... Наверное, нет. Кроме того, средняя окупаемость танкеров - 15-20 лет. И нет никаких гарантий, что мы будем все эти 15-20 лет прокачивать нефть в таких объемах по этому маршруту. Поэтому это направление не может стать основным.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, Алматы

Поделиться
Класснуть