16131

Остановить “Самрук-Казыну”

Должен ли фонд национального благосостояния присутствовать в нашей экономике?

Остановить “Самрук-Казыну”

Ключевыми выгодоприобретателями экономического роста в нашей стране постепенно стали финансово-олигархические группы. Сложившиеся олигополии серьезно ограничили развитие свободного рынка и снизили конкурентоспособность страны. Следующий вопрос - эффективность деятельности фонда “Самрук-Казына”. Фонд играет ключевую роль в управлении стратегическими активами страны. Выполняет ли фонд свою основную задачу, то есть сумел ли приумножить национальное богатство? Если реформирование фонда вообще невозможно, желательно, чтобы такая структура отсутствовала в нашей экономике. Это из выступления президента при представлении нового премьера в парламенте. Поищем и мы ответы на эти вопросы.

Вообще, предназначение АО “Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына” раскрыто уже в самом названии. А как руководство фонда понимает свою миссию по повышению этого благосостояния, мы можем узнать из стратегии развития фонда на 2018-2028 годы и национального плана развития страны до 2025 года, где прописана транс­формация ФНБ от роли исполнителя государственных инициатив и программ к роли инвестиционной компании.

И действительно, если мы попытаемся найти “Самрук-Казыну” или какую-нибудь из ее дочерних нацкомпаний в утвержденных незадолго до путча национальных проектах, то по разделам “исполнители” и “ответственные”… не найдем ничего. Разве что отыщем несколько упоминаний в графе “источники информации”, то есть роль фонда - давать исходные данные и писать справки о достигнутом.

Ну что же, коль скоро назначение “Самрук-Казыны” - быть главной инвестиционной компанией, давайте разговаривать о достижениях фонда на понятном его руководителям языке.

В системе международной финансовой отчетности есть такой важный для понимания положения данного государства раздел: “Международная инвестиционная позиция” (МИП). Так вот, по самым свежим данным, на 1 ноября 2021 года наши активы оценивались в неплохую сумму - 166 млрд долларов. Но обязательства перед зарубежными инвесторами… 245,4 млрд долларов, результирующая нетто-МИП Казахстана - минус 79,4 млрд!

Что это значит для нас с вами? Умножьте эти почти восемьдесят миллиардов на 12-15 процентов - получите гарантированный годовой вывод валюты из Казахстана. И вот этот вывод - он надежно превышает поступления от всего чистого (за вычетом затрат на импорт) казахстанского экспорта. Даже сейчас при прямо-таки великолепных ценах на нефть, газ, уран и прочие наши экспортные статьи.

Конкретно для нас это постоянно висящая угроза девальвации тенге, роста цен, а также сказывающиеся на гражданах и экономике трудности бюджета.

Вообще же внешняя инвестиционная зависимость давно стала удерживающим якорем для экономического и социального развития, а если дело и дальше так пойдет, этот якорь утянет нас на дно.

Для справки: в 2008 году, когда фонд “Самрук-Казына” создавался, МИП была в районе 38 млрд долларов, уже тогда с минусом, конечно. К 2014-му, когда была утверждена первая программа трансформации фонда, МИП еще чуть просела - до минус 40 млрд. Зато в конце 2018-го, когда утверждалась ныне действующая программа трансформации в инвестиционный холдинг, МИП Казахстана опустилась до 62 млрд с минусом. Ныне это уже минус 80 миллиардов. Так не лучше ли срочно остановить столь широко шагающего национального инвестиционного поводыря?

Вы скажете: фонд здесь ни при чем, такова инвестиционная политика правительства и Национального банка. У нас ведь не только вся экономика давно и надежно погружается во внешнюю зависимость - государство все последние годы само лидирует в наборе долговых обязательств. Так, при общем долге Казахстана на 1 ноября ушедшего года в 166,5 млрд долларов на государственный сектор приходилось уже 40,3 млрд, в том числе на собственно госорганы - 15,9 млрд, на Национальный банк - 3,1 млрд, а на контролируемые государством организации - 21,3 млрд.

Умножьте два десятка миллиардов долларов на те же 12-15 процентов годовых - получите объемы конвертируемых в доллары и выводимых из экономики Казахстана денег для обслуживания долгов, развешанных по “дочкам” и “внучкам” главного национального инвестиционного холдинга.

Спрашивается: зачем нам громадная пирамидальная структура, со­средоточившая наиболее ценные (из неприватизированных) производственные мощности и лучшие (если судить по зарплатам) финансовые и управленческие кадры, если она сама “приумножает” собственные активы в минус?

В принципе, концентрация всех оставшихся у государства ресурсов обоснованна, если государство ставит перед собой соответствующего масштаба задачу. И да, в истории “Самрук-Казыны” была такая задача и успешное ее выполнение - EXPO-2017, для чего обложили оброком все нацкомпании.

Теперь же в этих шикарных помещениях расположился международный финансовый центр “Астана” - заведомо провальная и финансируемая из бюджета затея. А ведь можно было бы сообразить, что если вся внешнеэкономическая деятельность Казахстана вынесена наружу, то никаких финансовых “караван-сараев” внутри появиться не может. Необязательно в руководстве “Самрук-Казыны”, но кто-то из ответственных должностных лиц мог бы давно уже сообразить и доложить куда надо!

Или вот еще пример, непосредственно связанный с фондом и EXPO: построенные под “энергию будущего” целых три новеньких завода. Близ Талдыкоргана (благо есть отличное месторождение кварца) выплавляют металлургический кремний, в Усть-Каменогорске нарезают тончайшие кремниевые пластины, а в Нур-Султане делают готовые панели. На самом деле все стоит, ничего не делается.

Причина техническая: упустили такую стадию, как превращение металлургического кремния в солнечный - на порядок большей чистоты. Эту технологию можно докупить, затратив еще громадные деньги, но все впустую. По той очевидной причине, что солнечная-ветровая энергетика, как, кстати, и атомная, - это направления, в которых остро конкурируют глобальные игроки, и отдельный суверенный Казахстан ни в производственную кооперацию, ни на рынки сбыта никто не пустит.

Развивать же “зеленую” энергетику на всем покупном - дело изначально провальное. Спрашивается: неужели среди специалистов и управленцев “Самрук-Казыны” не нашлось никого, кто бы понимал столь элементарные вещи и не пропустил бы заведомо безуспешный и безумно затратный проект?

Но есть ли сейчас в Казах­стане действительно нужные всем и требующие концентрации госресурсов национальные проекты? Конечно, и первый из них - воссоз­дание крупнотоварных коллективных сельскохозяйственных производств вокруг всех городов, райцентров и крупных сел по двум критериям: полная трудовая занятость местного населения с запасом (чтобы некого было возить на путчи) и оптимальное использование земельных и водных ресурсов. Но в этом плане не только на “Сам­рук-Энерго”, но и на сам Минсельхоз надеяться пока не приходится.

Да, для выхода из экспортно-сырьевой, внешней кредитной и инвестиционной зависимости, для развития собственного производства и устранения социальных перекосов в стране надо много чего менять. Но что точно поменять к лучшему не получится, так это ФНБ “Самрук-Казына”.

Прав президент: такая структура не должна присутствовать в нашей экономике. Структура правительства у нас сформирована по отраслевому принципу, другого во всем мире пока не придумано. Вот и надо закрепить национальные компании (к сожалению, с их долгами) за профильными министерствами. Хуже все равно уже не будет, зато может получиться существенно лучше как с кадрами, так и с ответственностью.

Пётр СВОИК, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть