4136

Так как же нам обустроить КСК?

Преобразование КСК в ОСИ идёт настолько слабо, что становится ясно: выверенной оси у процесса нет

Так как же нам обустроить КСК?

До 7 января нынешнего года собственники квартир должны были создать объединения собственников имущества (ОСИ), положив тем самым конец клятым КСК. Пандемия, правда, встала на защиту врагов народа и акимов, но правительство непреклонно: до 1 июля теперь уже следующего года КСК все-таки передадут органам управления каждым отдельным многоквартирным домом всю документацию, тем самым самоликвидировавшись. Ну или во что-нибудь преобразовавшись.

Какими темпами идет сейчас процесс переплавки КСК в ОСИ, нам сообщают очень уж витиевато. Например, до начала реформы вся официальная статистика базировалась на том, что в стране насчитывается всего 78 402 многоквартирных жилых дома (МЖД). Но когда реформаторам стало совсем тяжело хвастаться достижениями по переходу от КСК к ОСИ, то изменились базовые данные. Теперь в Казахстане официально всего 54 474 МЖД. Следовательно, для рапорта об окончательной победе над КСК уже почти на треть нужно меньше ОСИ (см. “Кривая статистика”, “Время” от 17.5.2021 г.). Но процесс веселее от этого не пошел. Дело в том, что, пока верхи изображают бурную деятельность, низы уже поняли, куда или во что их загоняют.

Давайте лучше вспомним, что с нового года минимальная зарплата в Казахстане поднимется до 60 тысяч тенге, и составим скромную смету: председателю ОСИ и бухгалтеру - по той самой минималке, уборщице в подъездах и дворнику положим по 150 тысяч, ниже просто не найдем желающих. А поскольку без электрика и сантехника тоже не обойдешься, положим еще 200 тысяч, если найдем умеющего и то и другое за эти деньги.

Умеющие складывать подсчитают сумму, нам же осталось понять, как все это вместить в такой расчет: население приучено к расходам на содержание дома в районе 30 тенге за “квадрат” жилой площади, в стандартной пятиэтажке таких “квадратов” три тысячи; итого месячный бюджет типового ОСИ - 90 тысяч. А ведь три четверти всего городского жилого фонда в Казахстане - это те самые панельки, которым элементарно, для того чтобы содержать подаренный им правительством и депутатами “суверенитет”, придется поднимать привычные платежи во много раз. С очень скромной двушки (45 кв. м) целевые отчисления должны теперь стать как минимум 12,5 тысячи в месяц.

Сейчас при среднем тарифе собственники на содержание дома с такой же квартиры платят 1350 тенге. Потянут ли обитатели микрорайонов такое счастье и как оценят столь ощутимую заботу о себе? Не получится ли, что борющиеся всего лишь за собственное выживание председатели КСК станут вожаками - выразителями протестных интересов городских масс?

А что будет с самим жилым фондом, оставшимся без должного ухода? Панельки ведь могут на радость застройщикам просто развалиться в результате такого реформирования…

Газета “Время” по всему ходу подготовки и обсуждения законопроекта вела специальную акцию “Как нам обустроить КСК”, где объясняла, казалось бы, элементарное: система управления жильем должна быть трехуровневой. Поясним на примере: представьте, что вы живете в доме, подъезды в котором моют быстро и чисто с применением спецтехники, дворник во дворе, он же садовник, тоже оперирует на мини-тракторе, в вашем и соседнем дворах мало того что клумбы и отличные детские площадки, так еще и работают различные кружки и спортивные секции.

Кто обеспечивает такое счастье? УК - управляющая компания, основанная на принципах ГЧП - государственно-частного партнерства. Она обслуживает все многоэтажки в данном микрорайоне, оптимально тратя целевые сборы от жильцов. А сверху от акимата идет социальный заказ на работу с детьми, содержание, озеленение и обустройство придомовых территорий. В самих же ОСИ никаких штатов, есть только выборные старшие по дому на небольшой зарплате от той же УК.

Причем управляющие компании обеспечивают не только содержание дворов и подъездов, но и взаимодействие с городскими электрическими, тепловыми и водопроводными сетями, включая достоверные подомовые измерения. А значит, определение реальных потерь и справедливость тарифов - всего того, чего сейчас и близко нет. Хотя правительство уже лет двадцать мужественно над этим бьется. Почему не получается? Здесь поучительно оглянуться на историю.

При советской власти была именно трехступенчатая схема управления жилым фондом: наверху - Минжилкомхоз со службами при гор­исполкомах, посередине - крупные домоуправления, внизу… нет, не дома, а квартиры, все своей громадной россыпью. Субъектности отдельных домов-многоэтажек не было в принципе, тогда и не требовалось. Потом пошли рыночные реформы - приватизировали квартиры - тоже россыпью. Общедомовое имущество и дворы остались за государством, но государство-собственник от них просто отреклось, бросило без хозяина и попечения.

В 1996 году грянула знаменитая реформа ЖКХ, которая на самом деле была не про ЖКХ, а про отскок государства: из бюджета разом исключили все коммунальные дотации, а домоуправления отпустили на свободу, в приказном порядке перерегистрировав в те самые КСК. Еще через пару лет расчеты с коммунальщиками пустили мимо КСК, оставили им только собираемые с жильцов целевые. Возникла, можно сказать, идеальная по бестолковости схема: председателям КСК автоматически капающих целевых более чем достаточно, сами же они недосягаемы для контроля и ответственности как снизу, от жильцов, так и сверху, от городских властей.

В результате все грандиозные затеи правительства и законодателей по госпрограммам модернизации и термомодернизации жилья, переводу системы измерений и расчетов за коммунальные услуги с поквартирного на подомовой формат, все потраченные на это деньги, организационные усилия и обещания-заверения коту под хвост.

И до чего же додумалась новая плеяда ответственных за ЖКХ правительственных чиновников и депутатов? Додумалась до, казалось бы, уже невозможного - привести к окончательной неработоспособности и без того неработоспособную систему: раздробить теперь уже КСК до отдельных панелек, оставив их на “самообслуживании”. Придумка настолько неработоспособна, что счастливо блокирует даже сама себя: понятно ведь, что жильцы отнюдь не рвутся регистрировать ОСИ, а рычагов заставить их у акиматов нет. Есть только ни на что не годные жилищные инспекции. Вот были бы управляющие компании…

В чем же причина этой поразительной неспособности государства сотворить хоть что-то дельное, что может вызвать одобрение и энтузиазм жильцов? Причин много, а две основные - это отечественная некомпетент­ность и… иностранный консалтинг.

Насчет некомпетентности: в правительственных подразделениях, отвечающих за ЖКХ, сменилось неимоверное количество руководителей, но ни один не отметился системным пониманием проблематики, промелькнули, будто их и не было. Кто-то, может быть, и понимал суть, но не сумел ни сам огласить, ни начальство впечатлить. А насчет консалтинга… правительство находится под незаметным, но твердокаменным внешним контро­лем: никакого вмешательства государства, пусть все решает рынок. Вот и дорешались…

Нет в стране другого такого правового акта, кроме закона “О жилищных отношениях”, который многие правительства вместе со все новыми составами мажилисменов и сенаторов на протяжении десятилетий независимости непрерывно совершенствовали и вновь улучшали, доведя в конце концов почти до абсурда. Все мы понимаем, что у правительства и народных избранников в избытке и собственных интересов, чтобы мучиться заботами о народе. Тем не менее в наше непростое время все большее значение приобретает способность верхов сотворить что-то такое на законодательном уровне, что население восприняло бы на ура и от чего реально почувствовало бы пользу.

В новостройках для состоятельных жильцов с охранниками при шлагбаумах и консьержками в подъездах все организовано по-европейски, их изыски казахстанского законотворчества не волнуют. А вот массовое жилье ждет еще одна дезорганизация. Похоже, придется “Времени” продолжить рубрику, как все-таки обустроить КСК.

Пётр СВОИК, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее