1699

Гляди в оба

Контроль за властью со стороны общества: функция или фикция? Этот вопрос решается как раз сейчас

Гляди в оба
Фото: hr-quick.ru

Ну вот, выборы закончились, и депутаты возвратятся к привычному занятию - принимать подготавливаемые в правительстве законопроекты. А вот чтобы наоборот, чтобы представительная власть направляла бы деятельность власти исполнительной и контролировала ее… К этому пока еще ищут подходы. В идеале как раз парламент должен быть местом пересечения того, что низы хотят, а верхи могут. Но поскольку это как-то не задалось, нужно создавать более широкий фронт смычки власти и общества.

Подотчетное, слышащее государство и ответственные граждане - так это сформулировал президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ на предвыборном съезде партии Nur Otan, а вообще мысль о взаимодействии государства и общества на принципах взаимного доверия и ответственности проходит чуть ли не через каждое публичное выступление главы государства. “Государство обязано слышать мнение народа”, “деятельность госорганов должна быть прозрачной и находиться под постоянным контролем общественности”. Цитат подобного рода можно привести достаточно.

А если в практическом плане, то в оглашенном 1 сентября президентском послании на этот год стоит поручение разработать и принять закон “Об общественном контроле” и законопроект об усилении роли общественных советов.

И да, правительство не сплоховало - законопроект об общественном контроле уже вскоре после того был вынесен на обсуждение, и мы с вами… в пух и прах его раскритиковали (см. “Проконтролируй меня. Если сможешь…”, “Время” от 25.11.2020 г.). Каким-то выхолощенным, если откровенно, получился тот проект.

Газета выступила - меры приняты: мне позвонили разработчики и предложили участвовать в рабочей группе. Я согласился, конечно, но продолжения не последовало. Зато на портале “Открытые НПА” появился проект даже не закона об общественном контроле, а концепции к нему. Хороший такой документ, обстоятельный. На уровне эдакой обзорной лекции для студентов-первокурсников. Но никак не концептуальный концентрат работоспособного законодательного акта. Одним словом, на колу мочало, начинай сначала.

А если брать сначала, то пространных рассуждений обо всем хорошем, оформленных почему-то в виде концептуальных документов, у нас и без того достаточно. Есть, например, концепция развития гражданского общества республики до 2025 года и национальный план по развитию взаимодействия неправительственных организаций и государства на 2016-2020 годы. А уже в наступившем году вошли в силу дополнения к закону об общественных советах. Дело за малым - превратить все правильные слова в работающие нормы законодательства.

Впрочем, чуть ли не прорывные действия в этом направлении предприняты были Министерством информации и общественного развития - коль скоро законотворчество буксует, в атаку пошли министерские приказы. Например, приказы об утверждении правил организации и проведения общественного контроля и об утверждении типового положения об общественном совете. Очень удобно: министр сама все расписала, депутаты-законотворцы могут быть свободны.

Это, конечно, полумера, и президент сто раз прав. Но как на деле организовать реальный общественный контроль за действиями властей?

Оттолкнемся от обратного - попробуем на конкретных примерах понять, почему при и так уже избыточном нормативном массиве общественный контроль больше декоративен, чем действенен.

Вот я, например, являюсь членом общественного совета при ЕНПФ, и как раз по линии пенсионного обеспечения, сами знаете, в Казахстане накопились проблемы и попытки (по инициативе президента, опять же) их решения. Так вот, внимание: за все годы существования общественного совета не состоялось ни одного обсуждения действительно волнующих казахстанцев вопросов пенсионной реформы и не принято ни одной рекомендации! В том числе по нашумевшему праву использования части пенсионных накоплений. Именно так: ни одного и ни одной.

При том, что заседания проводятся достаточно регулярно, на них заслушиваются отчеты руководства ЕНПФ и Нацбанка, что-то вслед говорится, и большинство членов ОС, уверен, вполне довольны такой ролью общественного совета и своей в нем деятельностью.

При этом, заметьте, решения по пенсионным накоплениям и выплатам в Минтруда и соцзащиты, в Национальном банке и в самом ЕНПФ идут своим чередом независимо от того, что там обсуждается или не обсуждается в общественных советах. И напиши министерство еще хоть пять приказов, так и останется.

Другой пример. По линии казахстанской ассоциации “Прозрачный тариф”, аккредитованной при национальной палате “Атамекен”, у меня лежит для замечаний и предложений опять-таки даже не законопроект, а проект концепции изменений в целый ряд законов на предмет реализации поручения президента по усилению борьбы с завышением цен и тарифов и обеспечению прозрачности тарифообразования. Правительство разработало целую “дорожную карту” и расписало, как еще надо усовершенствовать проведение публичных слушаний, организацию общественного мониторинга, деятельность совета по тарифной политике и региональных эксперт­ных советов. И предложения-то все правильные, но…

Проводи публичные слушания или не проводи, выступай на них или не выступай, собирай заседания совета по тарифам или нет, на реальном тарифном процессе, замкнутом исключительно на междусобойчике регулятор - монополист, это не сказывается.

Вот в этом и суть. Общественный контроль - это не организуемая самими же госорганами некая постановочная самодеятельность при них, а равноправное взаимодействие государственных органов с организациями гражданского общества, прописанное в нормах закона.

А что такое законодательный акт, если он действительно закон, а не облаченный в такую форму набор пожеланий и описаний? Это обязательные к существованию институты и такие же обязательные процедуры. Применительно к общественному контролю это создаваемые в гражданском поле неправительственные организации, действующие на основании госзаказа и вставленные в обязательные для самих же госорганов процедуры.

К примеру, партнером государства в области пенсионного обеспечения должны быть возрожденное движение “Поколение”, а также Ассоциация вкладчиков ЕНПФ, без заключений которых не может быть принято ни одно сколько-нибудь важное решение по пенсиям и пенсионным накоплениям.

Также и по тарифам: регулятор должен не собирать некие советы и устраивать постановочные слушания, а иметь в парт­нерах независимую экспертизу и организации потребителей. С пре­вращением тех же публичных слушаний в ключевое и состязательное мероприятие тарифного процесса.

Трудно ли расписать закон об общественном контроле в таком институционально-процедурном формате? С точки зрения юридической техники да при понимании сути совсем нетрудно. Но мы почему-то чаще всего вместо работающих норм общественного контроля имеем нечто расплывчатое и постановочное. А без этого низы давно уже ничего не хотят, а верхи не могут.

Пётр СВОИК, обозреватель

Поделиться
Класснуть