1853

Проконтролируй меня. Если сможешь...

Реальный общественный контроль за собой может обеспечить только само государство - через вбитые в законодательство процедуры, которые невозможно обойти. И общественные институты, без участия которых государство не вправе принимать свои решения.

Проконтролируй меня. Если сможешь...
Рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА.

Потихоньку вся жизнь перестраивается на удаленку, по-своему даже удобно. Вот получил на почту приглашение по­участвовать в обсуждении законопроекта “Об общественном контроле”, инициированном Агентством по противодействию коррупции (а кем же еще?). Давайте поучаствуем вместе. Сказано, что законопроект разработан для обеспечения полноценного права граждан на участие в управлении делами государства, ведь и граждане наверняка не против. А как на деле?

А ну-ка, почитаем...

В целом будущий закон не велик, всего 13 статей, но он, как бы это сказать, всеохватный. Граждане могут контролировать все без исключения институты, вертикали и горизонтали власти и в любых их действиях. Причем такой всеохватный контроль казахстанцы могут осуществлять в любой форме: индивидуально или объединяясь в группы или специальные организации.

Хороший законопроект, там все слова правильные. А вот как он будет работать?.. Да никак он не будет работать. Почему? Это вопрос даже не к разработчикам, а ко всей системе взаимодействия третьего сектора. Того самого граж­данского общества, под контролем которого должен бы находиться, как написано во всех учебниках и красивых законах, сектор первый - государственная власть.

Так вот, чего не хватает во взаимодействии первого и третьего секторов у нас в Казахстане, лучше всего продемонстрировать от обратного - на примере взаимодействия первого и второго секторов, то есть власти и бизнеса.

Возьмем ту же национальную палату предпринимателей “Атамекен”. Это власть или бизнес? Ответ: здесь такая сцепка, что это и то и другое. Что может кому-то сильно не нравиться и работает, конечно, неидеально, но определенная польза есть и для государства, и для предпринимателей как система обеспечения прямой и обратной связи.

А связь, как в той же мобильной телефонии, требует наличия четко организованных приемо-передающих сторон, каждая связана друг с другом такими устройствами, протоколами и процедурами, которые ни одна сторона не может ни отменить, ни осуществить самостоятельно в отсутствие партнера.

А как прикажете взаимодействовать более чем организованной стороне - государству - с тем самым гражданским обществом, которого как организованной и равноправной стороны попросту нет? И у самих граждан при самом горячем желании и при наличии самых замечательных деклараций об их правах возможности выйти на равноправное партнерство нет.

Нет, есть, конечно, законы, по которым граждане вправе мирно и без оружия собираться, объединяться, регистрироваться, в чем-то там участвовать, просить, требовать, предлагать и все такое. Примерно как об стенку горох. Либо в виде игры самой стенки с горохом, когда стенке требуется изобразить видимость.

Слово и дело

Трудно ли привести примеры? Труднее найти обратные примеры реального взаимодействия государства и гражданского общества, а вот показухи и имитации - куда ни глянь. Возьмем ту же тарифную политику со знаменитыми публичными слушаниями - чистая и совершенно сознательная профанация. Процедура, никак не институализированная со стороны даже не гражданского общества, а вполне конкретно со стороны потребителей. И притом без всяких правовых последствий от ее проведения или непроведения, что бы там ни говорилось и кто бы ни участвовал в таких постановочных публичных слушаниях, на уже решенный между монополистом и устанавливающим тариф государственным ведомством вопрос это никак не повлияет.

Третьей полезной стороной в тарифном процессе могла бы стать та же национальная палата, однако руководство “Атамекена” технично уклонилось. Государство же в лице правительства, готовившего законопроект о естественных монополиях, и депутатов, его утвердивших, вроде как не заметило чисто показушной роли граждан-потребителей и их организаций. Впрочем, почему не заметило? Скорее, как раз сознательно и по­участвовали в создании декоративной нормативной базы.

Для сведения Агентства по противодействию коррупции: рынок электроэнергии и коммунальных услуг в Казахстане имеет обороты порядка двух триллионов тенге в год, а сколько расхищается - государственная тайна. В том смысле что ни со стороны государства, ни со стороны общества нет ни институтов, ни процедур, направленных на получение реального знания о положении дел на предприятиях энергетики и в ЖКХ.

В том-то и дело, что общественный контроль, а он действительно остро необходим, может быть не показушным, если его узаконить не общими фразами, а институционально и процедурно по всем ключевым точкам пересечения интересов первого, второго и третьего секторов.

В том же тарифном процессе: публичные слушания должны быть состязательными, с обязательным участием независимой экспертизы, имеющей соответствующий госзаказ и отслеживающей деятельность естественных монополистов в постоянном режиме. Да, такая экспертиза тоже может быть коррумпированной или непрофессиональной, но если есть система - ее можно улучшать. А на нет и суда нет.

Поле непаханое

Общественный контроль за состоянием… школьного образования, например, или здравоохранения. Если не брать общественные советы при ведомствах, состав которых подбирают сами минис­терства, нужен целевой социальный заказ республиканского, городского и районного уровней, в котором расписано, что надо отслеживать, как оформлять и кому представлять результаты.

К примеру, почему бы не выпус­кать национальные и региональные доклады о состоянии дел в школах и больницах? Знающие дело эксперты и общественные активисты, выигравшие соответствующий заказ, на многое смогли бы открыть глаза самим же госруководителям и предложить много чего полезного.

Или, допустим, наболевшие вопросы о составе потребительской корзины, величине прожиточного минимума, соответствующих зарплат и пенсий. Если процесс дополнить обязательным участием профсоюзов и общественной экс­пертизы, то все станет честнее и справедливее.

Вы скажете, общественная деятельность по определению должна быть инициативной и бесплатной. В общем, да, если речь идет об объединениях, например, любителей собак и кошек или садоводов. Но если это взаимодействие с государством или бизнесом, то законодательство, если оно не показушное и не лукавое, обязано прописать конкретные институты и обязательные для сторон процеду­ры, включая финансирование.

Жалко государственные деньги? Так ведь и сейчас государство (министерства и акиматы) тратит гораздо более значительные суммы на финансирование разного рода общественных организаций при них. Вполне-таки открыто: тендеры проводятся регулярно. Поинтересуйтесь, каких только лотов на самые разнообразные темы и стоимости там нет!

А я вам скажу точно, каких нет: нет как раз того самого общественного контроля. Не постановочного, а реального, через который граждане только и могли бы обрести полноценное право участия в управлении государством. А такой контроль за собой может обеспечить только само государство через вбитые в законодательство процедуры, которые невозможно обойти, и общественные институты, без участия которых государство не вправе принимать свои решения.

И тут, знаете ли, только составленным из общих замечательных слов законодательством не обойтись, нужна конкретика. Впрочем, законопроект “обо всем хорошем” как раз и поможет обойти общественный контроль, растворив его в декларациях.

Пётр СВОИК, обозреватель

Поделиться
Класснуть