11327

На войне как на войне

Нынешняя экономическая ситуация в нашей стране обусловлена не неправильными программами или ошибками правительства, а четвертой мировой войной

На войне как на войне
Иллюстративное фото с сайта news.myseldon.com

Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ ждет от правительства программу нового экономического курса. А в какую новую сторону и по какому маршруту должен пролечь этот курс? Опытный штурман вам скажет, что для прокладки курса необходимо точно знать, где находишься в данный момент и куда стремишься дойти, диспозицию светил на небе, а также иметь представление, куда в бесконечности пространства-времени тащит и вертит саму матушку Землю. И только тогда можно принимать вводную первого пилота насчет пункта назначения.

Мы всего лишь пассажиры, но хотим быть уверены в том, что новый экономический курс поможет построить страну, где единственным источником власти является народ, где жизнь человека, его права и свободы определяют основное содержание законов, а правовое, демократическое и социальное государство все это обеспечивает.

Знаем и то, где сейчас находимся - электронное правительство всю информацию выкладывает. Если чисто по деньгам, то подушевой номинальный доход населения по отчету за 2019 год составил 102 964 тыс. тенге, итого на 18 611 тыс. казахстанцев пришлось 23 трлн тенге, или 33,3 процента - ровно треть - ВВП прошлого года. А ВВП - это денежная стоимость всего-всего производимого в стране и, эквивалентно, всего потребляемого.

А на кого же пришлись другие две трети потребления? На языке статистиков это корпорации, извлекающие свои доходы-прибыли. Фактически же это потребление владельцев соответствующих производств, топ-менеджеров ну и какого-то числа их приближенных. Итого навскидку получается, что на, как минимум, 95 процентов казахстанцев приходится одна треть потребления, а на максимум пять процентов - две трети. Выходит, Казахстану до собственной Конституции как до коммунизма.

Теперь в разрезе собственно экономики: потреб­ление - пять процентов казахстанцев, оно элитное, раздувающее затраты на импорт, зажатый же в потреблении народ зажимает местные производства - несырьевой сектор экономики загружен менее чем наполовину.

Да и с экспортно-сырьевой конъюнктурой дела тоже не блестящие. И вот результат: экспорт за 2019 год упал еще на пять процентов и дал 65 млрд долларов, этот результат лишь чуть лучше 2010 года и сильно меньше, чем в 2011 году. А вот затраты на импорт в очередной раз выросли сразу на 12,6 процента - до 49 млрд долларов. Сравните с 31 млрд долларов в 2010 году или с оптимистичными 34 млрд, заложенными в бюджет 2020 года. Итого: если десять лет назад внешний платежный баланс был плюсовым, то 2019 год дал сальдо текущего счета 5,5 млрд долларов с минусом. Нехватка текущих валютных средств покрывается обратным движением по счетам капиталов и финансов в сторону еще большей внешней зависимости.

Поэтому если 2010 год опустил инвестиционную позицию Казахстана до минус 36 млрд долларов, то 2019-й принес уже минус 60 млрд. А это база для вывоза доходов иностранными инвесторами и внешними кредиторами. И в рамках такой модели это навсегда: сказать “кому должны - всем прощаем” не получится.

Выходит, народ ущемлен, собственно национальная экономика тоже, в выигрыше лишь те, кто участвует в “вывозной” модели.

Схема, вообще говоря, классическая - именно так эксплуатировались страны третьего мира в эпоху противостояния капиталистического и социалистического миров. А теперь я вам скажу главное: наше положение не следствие промашек этого или предыдущих правительств, коррупции и некомпетентности, оно системное. Таков уж, продолжая штурманскую аналогию, парад основных небесных светил.

Но никакого фатализма, мы и сами вполне способны двигаться в выгодном для себя направлении. Единственное, что требуется, - это трезво посмотреть в прошлое, разглядеть настоящее и увидеть будущее.

В мире сейчас идет гибридная война. Причем она, несомненно, мирового масштаба, и это именно война. Но кто с кем и за что воюет?

Для ответа надо понять, что это уже четвертая мировая, и вспомнить предыдущие.

Первая мировая война была битвой созревшего в рамках своих национальных государств промышленного и финансового капитала за новые жизненные пространства, и она обрушила все монархические империи как наследие фео­дализма.

Вторая мировая стала продолжением Первой и оставила в мире только две противостоящие системы - фактически частного ростовщического и планового государственного капитализма, между которыми был раскассирован третий мир.

А так как ростовщический капитал не может не расширяться, остановка для него - смерть, следующая мировая война была неизбежна. Но в это время появилось ядерное оружие, обладание которым исключило военное решение. Третья мировая приобрела форму, именуемую холодной (по форме это была первая гибридная). И в ней, вот это надо бы понять до конца, СССР… нет, не потерпел поражение, а… перешел на сторону противника. Да, добровольно и едва ли не единодушным желанием и властей, и населения, да, с несомненными в результате этого приобретениями, но и со всеми неизбежными последствиями для сдавшейся стороны.

А победившая западная цивилизация, между прочим, исторически складывалась как колониальная, настроенная не на развитие, а на ресурсную и трудовую эксплуатацию присоединяемых территорий. И если в Британской империи промышленное производство в колониях запрещалось законодательно, то теперь ту же роль играют суверенизация и плавающие курсы местных валют. Извините, но это так.

Да, праздник Великой победы остался, и парад 9 Мая в Москве традиционно состоится, но между маем 1945-го и маем 2020 года лежит перестройка, сдавшая прак­тически все итоги Второй мировой. Независимо от наших с вами оценочных суждений на этот счет.

В чем же суть четвертой мировой, гибридной войны? А это уже сражение не между государствами за еще незахваченные пространс­тва - весь мир под капитализмом. Это сражение между транснациональным промышленным и финансовым капиталом за новый мировой передел и собственное выживание в быстроменяющемся на фоне научно-технического прогресса и окончательной нежизнеспособности глобального “дефектала” (читайте “Ключи от кризиса” Нурсултана НАЗАРБАЕВА) мире.

Битвы четвертой мировой идут не между государствами, а внутри них, во всех тех мировых столицах, которые являются и столицами мировых производителей.

Набор привычных современному человеку благ производится на наднациональных рынках, причем только один товар - мировая валюта - выпускается монопольно. И именно это производство в системном кризисе, поэтому и главная схватка кипит внутри финансовой столицы мира - в Вашингтоне. А вот если мы посмотрим, как производится все самое технологичное и массово потребное - автомобили, самолеты, суда и поезда, лекарства, брендовая одежда и женская косметика, то убедимся, что мир разделен между считаным количеством - от трех-четырех до десятка-другого - транснацио­нальных компаний. Это и есть примерный расклад валютно-товарных блоков, на которые может разойтись глобальная экономика в последолларовую эпоху.

Стоит же посмотреть, кто держит в руках основу реального суверенитета и следующего научно-технического уклада - космическую и оборонную технику, цифровые платформы, биотехнологии, роботизацию и информационные системы, и получим не более четырех-пяти государств-центров, соперничающих за участие в новой по итогам четвертой мировой Ялте.

К примеру, битва вокруг компании Huawei для нас всех важна потому, что 5G - это не просто глобальный интернет и оцифрованное общество, но и, по всей вероятности, новая денежная система, отменяющая ростовщичество вместе с самими банками.

И в этом смысле Евразийский экономический союз тоже есть ключевой пункт глобальной гибридной войны, который одни силы хотят ликвидировать, другие (не только внутренние) - укрепить и расширить. Поэтому так важно не ошибиться с пониманием, на чьей стороне мы. И только после этого можно будет вырабатывать кардинально новые экономические курсы или дорабатывать прежние.

Пётр СВОИК, Алматы

Поделиться
Класснуть