2726

Чрезвычайная тройка

Не пора ли объединить ЕНПФ с фондами социального и медицинского страхования, или Почему при наличии трех отдельных социальных фондов бюджет перенапрягается в социальных затратах

Чрезвычайная тройка

В первом же своем послании народу Казахстана президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ отдельно поставил вопрос о накопившихся в пенсионной системе серьезных проблемах. И поручил правительству изучить вопрос консолидации внебюджетной системы путем создания единого социального фонда и введения одного социального платежа. И определил сроки.

И лед как бы тронулся: создана рабочая группа по пенсионному законодательству, рассматривающая и вопрос консолидации фондов. Хотя, судя по составу, там слишком много интересантов нынешней системы и как-то совсем не видно реформаторов.

История вопроса

А ведь мы с вами тоже давно писали, что накопительную пенсионную систему и систему обязательного медицинского страхования (если уж вообще ее создавать) следовало бы объединить в сквозную систему пожизненного социального страхования. Выходит, у нашей газеты серьезный круг читателей. Раз нас услышали на самом верху.

Теперь подождем, как правительство исполнит поручение президента, а пока давайте сами посмотрим, сколько берет с зарплаты фондовая дробленка.

Занимательная арифметика

Что касается работника, то с начисленного бухгалтерия забирает 10 процентов взносов в ЕНПФ, а с остатка, уменьшенного еще на необлагаемый минимум, снимает 10 процентов индивидуального подоходного налога в бюджет. Грубо говоря, работник получает на руки на 16-17 процентов меньше того, с чем готов расстаться работодатель.

Работодатель же должен сделать 3,5 процента отчислений в Фонд социального страхования, 1,5 процента - в Фонд обязательного медицинского страхования и отправить 9,5 процента социального налога в бюджет. Складывать эти проценты нельзя, они отсчитываются от последовательно уменьшаемой облагаемой суммы, бухгалтерия там довольно сложная. Но можно прикинуть, что живущие отчислениями с легальной заработной платы три фонда и сам бюджет обходятся работнику в четвертую часть того, что отводит на белую зарплату работодатель.

Не так и много, есть страны с более высоким обложением, но у нас своя беда - низкий уровень зарплаты как таковой. Если брать именно легальные заработки, то доля работников наемного труда в ВВП менее 16 процентов. Это настолько мало, что даже удивительно, почему верхи еще могут, а низы пока хотят. Мы - страна работающих бедных. Не говоря уже о самозанятых.

Наши “бедные” социальные фонды...

Что до ЕНПФ, то в нем на начало октября накоплено уже 10,6 триллиона тенге, взносов набежало еще 714 млрд, выплаты пенсионерам (и эмигрантам) - 154 млрд, комиссионных самим себе начислено 43 млрд. Этот бизнес, я вам скажу, шикарнее нефтяного!

Фонд соцстраха? Напомню, как в начале прошлого года из него было взято 60 млрд тенге для знаменитого “КазАгро”. И знаете почему? Как незатейливо объяснил отвечавший тогда за сельское хозяйство вице-премьер Умирзак ШУКЕЕВ, в фонде “накопилось более триллиона тенге”. Тоже, значит, не бедные.

ФСМС… Деньги в него давно капают. Накопилось уже свыше 220 млрд тенге. Саму систему еще только запустят, обслуга фонда явно не бедствует.

За чей счёт банкет?

А вот государственный бюджет… его пора бы пожалеть. Смотрим расклад отчислений от оплаты труда: ИПН - 848 млрд, соцналог - 658 млрд, итого 1506 млрд тенге, и это все, что набегает от трудящихся и работодателей. Теперь расходы: здравоохранение - 1287 млрд, социальное обеспечение - 3237 млрд, итого 4524 млрд тенге. Мы подсчитали только те направления бюджета, по которым имеются три специализированных фонда.

Разрыв между налоговой отдачей от фонда оплаты труда и бюджетной нагрузкой на лечение трудящихся и содержание пенсионеров ровно трехкратный, в численном выражении это 3 триллиона (!) и еще 18 миллиардов тенге на нынешний, 2019 год. Чем затыкать такую дыру?

Нет, конечно, бюджет сбалансирован, в прорыв брошен повышенный трансферт из Национального фонда (тоже давно уже не растущего, а худеющего), урезаны потребности сельского хозяйства, образования, науки и культуры, не дай бог, и полиции - сэкономить всегда найдется на чем.

Но, согласитесь, это странно: одной рукой правительство не может наполнить бюджет зарплатными поступлениями, а другой щедро отводит зарплатные потоки в переполненные фондовые хранилища.

Бюджетная зряплата

А еще обиднее другая странность. С трудом сводящий концы с концами бюджет перенапрягается еще и в попытках как-то поддержать экономику (тем более что наши славные банки кредитуют не производство, а потребление). Так, в бюджете-2019 предусмотрены прямые затраты на развитие ЖКХ, энергетическую, транспортную, промышленную и иную инфраструктуру общей величиной более 1,4 трлн тенге плюс 335 млрд тенге - бюджетные кредиты. А участвуют ли в социально-экономическом развитии родной страны наши переполненные деньгами фонды? Не только не участвуют, но и нахлебничают, и как раз на бюджете.

Тот же ЕНПФ и Национальный банк, отвечающий за размещение пенсионных накоплений, элементарно свесили ножки на шее у государства, налогоплательщиков и бюджетников: большую часть инвестиционного дохода извлекают из долговых бумаг Минфина. В этом году на такую замечательную бизнес-придумку из бюджета будет вынуто еще порядка 330 млрд тенге.

Мало того, за 9 месяцев этого года бюджет уже выплатил 3,4 млрд тенге компенсации выходящим на пенсию вкладчикам. Не так много, но что это значит? Это значит, что при всех инвестиционных доходах система пенсионного накопления фактически убыточна. Даже по сравнению с явно незавышенной официальной инфляцией. Да, в отчетности ЕНПФ строчка накапливаемой компенсации аккуратно отсутствует, и сама компенсация насчитывается уже не в ЕНПФ, а в корпорации “Правительство для граждан”, разово, по непубличной методике и без права проверки. Но отчетность Минфина подтверждает: супервыгодная для самих “накопителей” деятельность ЕНПФ относительно вкладчиков убыточна, за что тоже расплачивается бюджет.

Вот еще, кстати, из минфиновской отчетности: солидарные пенсии за 9 месяцев - 1176 млрд, базовые пенсионные выплаты - 536 млрд, итого 1712 млрд тенге из бюджета. Сравните со 154 млрд тенге из ЕНПФ - такая вот выгодная деятельность на обочине пенсионной системы.

Проза жизни

Журналист нашей газеты Руслан Бахтигареев, находящийся в расцвете творческих и физических сил, недавно рискнул подсчитать будущую пенсию (см. “Пенсионная рулетка”, “Время” от 17.10.2019 г.) и… расстроился. Выходит, даже имея среднюю по Казахстану зарплату, средний трудоспособный возраст и на много лет вперед ни разу не отлынивая от ежемесячных взносов, вам светит накопить очень средненькую сумму, которой к тому же хватит только на очень считаное число лет “дожития”.

А ведь калькулятор на сайте ЕНПФ, на котором смелый экс­периментатор перенесся в собственное будущее, - это не грозное прорицание апокалипсиса, а немножко такой рекламный инструмент. Спроси волшебный калькулятор: что там останется от пенсии нынешних 35-летних, если Нацбанк и правительство по ходу дела еще пару-тройку раз грохнут тенге, как это случалось в 1999, 2009, 2014 и 2015 годах? У счетной машинки времени опции на такой вопрос ответа нет.

Короче, фактического материала для консолидационных выводов рабочей группы более чем. Было бы желание потревожить хозяев фондовых заповедников, совокупно тратящих на себя любимых десятки миллиардов тенге ежегодно.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть