2068

Манёвры - это ещё не война

Объективный парадокс: наша страна, и так находящаяся внутри ЕАЭС, в очереди на углубление интеграции последняя

Министр национальной экономики Тимур СУЛЕЙМЕНОВ прямо с полей Всемирного экономического форума в Давосе (а оттуда все выглядит авторитетнее) успокоил казахстанцев: коллизия, случившаяся между Россией и Беларусью вследствие предпринятого правительством РФ налогового маневра, вряд ли возможна. От себя добавим: невозможна совершенно.

Там вот какая ситуация. С советских еще времен благодаря Госплану СССР, но еще более - батьке ЛУКАШЕНКО, сумевшему то наследство сохранить и вписать в рынок, на идущем через Беларусь нефтепроводе “Дружба” сидят три НПЗ - все модернизированные под европейский стандарт. В результате лишенная выхода к морю Беларусь является не только мощной океанической, снабжающей Россию (заодно с нами) рыбой и прочими дарами моря, но и великой нефтяной державой, мощно конкурирующей с российскими производителями ГСМ.
Так, добывая менее 1,7 млн. тонн своей нефти в год, Беларусь перерабатывает более 24 млн. тонн, имея на этой базе нефтехимический комплекс, выпускающий более 500 видов высокотехнологичной продукции, поставляющий ее более чем в 120 стран мира и дающий 20% всего экспорта и 30% от объема промышленного производства.
Налоговый же маневр элементарно повышает стоимость нефти для белорусских переработчиков где-то на 20%, чего вполне достаточно для потери конкурентоспособности. Благо россияне тоже успели модернизировать все свои НПЗ и теперь имеют большую, чем потребность российского рынка, производительность при европейском же качестве.
В результате Беларусь будет недополучать по два миллиарда долларов в год бюджетных доходов, о чем печалится, обижаясь на Россию, президент Лукашенко. Хотя дело намного серьезнее. Речь идет о вынужденном повышении цен на ГСМ и ухудшении условий деятельности как минимум трети экономики со всеми вытекающими из этого социальными и политическими последствиями.
Вряд ли приводящий к таким последствиям маневр можно считать просто налоговым, а его разработчики просто забыли, что есть еще и такая сидящая на российской нефтяной трубе братская, но независимая Беларусь. Более вероятно, что все с самого начала было уложено в канву, имеющую своим продолжением создание межправительственной рабочей группы по углуб­лению интеграции в рамках договора о Союзном государстве. Договор был подписан еще 20 лет назад, но, как выражаются дипломаты, без имплементации. И вот теперь российская сторона межправительственной группы (это последняя информация) приступила к инвентаризации спящего документа на предмет предъявления результатов такой инвентаризации другой стороне. А там, между прочим, такой инвентарный набор: единое политическое, экономическое, военное, таможенное, валютное, юридическое, гуманитарное и культурное пространство, унификация законодательства, государственной символики и валюты, создание единого парламента и других органов власти.
У нас же совершенно иная ситуация, хотя и с много­значительными параллелями. Мы свои НПЗ тоже наконец модернизировали и приобрели новую проблему: куда экспортировать излишки, если не на и без того затоваренный российский рынок? Конечно, крупное конкурент­ное преимущество у нас имеется -
у россиян более половины стоимости автобака заливается в бюджет, у нас же доля налогов в бензине существенно меньше. Можно было бы и демпинговать, но низкое налогообложение компенсируется отсутствием в нашей нефтянке вертикальной интеграции и присутствием перепродавцов-посредников. Да и затраты на модернизацию надо теперь возвращать.
Короче, конкуренции с казахстанской стороны российское правительство может не опасаться. Во всяком случае, до степени применения какого-нибудь налогового, тарифного или технико-регламентного маневра.
Главное же - мы стоим отнюдь не первыми в списке стран, с которыми России в приоритетном порядке предстоит решать свои вопросы. Для понимания же этих приоритетов важно не забывать, что в условиях современной глобализации, когда экономические системы всех без исключения серьезных государств вышли за пределы их национальных границ, собственно государства - их элиты и власти - превращены в инструменты обеспечения внешних, а только затем уже внутренних интересов.
Так, правительство Казахстана в силу отсутствия у нас собственных транснациональных компаний и по факту многовекторного закрепления добычи и экспорта природных ресурсов за иностранными компаниями является инструментом обслуживания “вывозных” интересов иностранных добытчиков, инвесторов и кредиторов. И лишь по остаточному принципу занимается всяким там малым-средним бизнесом и какими-то самозанятыми.
Российская же власть занимается продвижением “Газпрома”, “Новатэка”, “Сибнефти”, “Росатома”, “Рособоронэкспорта”, “НорНикеля”, РУСАЛа, “Северстали” и так далее именно на внешних рынках по факту наполнения бюджета и поддержания социально-экономической стабильности в основном за счет такой внешнеэкономической деятельности.
А деятельность на внешних рынках - это работа в долларовом поле с платежами через контролируемые ФРС банки, получение валютных кредитов и перекредитование для взятия новых. И в этом смысле, несмотря на бодрый тон ток-шоу на российском телевидении, санкции реально болезненны, и остро стоит вопрос поиска обходных путей. Мог бы выручить Китай, но ложиться под его финансирование, понятно, не выход. Поэтому не понятное для массы россиян стремление заключить мирный договор с Японией, с которой и без того давно мир, да еще с обещаниями островов, скорее всего, есть проработка такого выхода. Речь, как можем мы с вами предположить, не о собственно японских инвестициях - с этим и у самой Японии туго, а о возможности через японцев обходить санк­ции.
В любом случае история с заключением мирного договора не сильно на пользу рейтингу президента ПУТИНА, тем более что эффект Крыма уже сошел, а пенсионная реформа сильно потянула вниз. Требуется компенсация, надежно работающая до 2024 года - времени истечения последнего конституционного срока президента России. А что может вернуть рейтинг к верхней планке, заодно решая и “проблему-2024”? Оформление российско-белорусской государственности - лучшего не придумаешь!
Параллельно в эти же сроки предстоит определить будущее Украины как территории разграничения сокращающегося Европейского и расширяющегося Евразийского союза. В состав ЕС и НАТО Украине никак не войти - это ясно, но и возвращаться в “новый СССР” лишенная Крыма и юго-востока Украина не готова. Проблема будет решаться через федерализацию - тоже уже ясно, а это процесс небыстрый.
Что важно: все это время евразийская интеграция, по всей видимости, не будет форсироваться из тех же соображений - нежелания еще больше осложнять положение российских ТНК на внешних долларовых рынках. Кремль, похоже, делает ставку на развал самой долларовой глобализации, чем активно и занимается товарищ ТРАМП. А коль скоро ЕАЭС пока только торговый формат, то ничего из перечисленного в российско-белорусском союзном договоре, включая общую валюту и единый парламент, не требуется.
Привлекательной евразийская интеграция для всех ее участников станет только после появления общей инвестиционной политики, но даже когда это начнется, усилия Москвы будут направлены на вовлечение пограничных частей, бывших Российской империей и СССР, а это Узбекистан, Таджики­стан и Туркменистан. Казахстан же - он и так надежно находится внутри евразийского контура - может и подождать. Тем более что наши месторождения уже разобраны иностранцами, пусть казахи с этим сначала сами разберутся.
Короче, пример Беларуси не для нас, и противники интеграции еще какое-то время могут спать спокойно!

Пётр СВОИК, фото с интернет-ресурсов, Алматы

Поделиться
Класснуть