3535

ЕНПФ: касса на разрыв

Утверждение, что через пять лет в ЕНПФ закончатся деньги, наделало много шума, хотя это далеко не так

     В номере от 15 ноября 2018 г. (см. “Нацбанк не умнеет?”) газета “Время” рассказала о запросе депутата Шакира ХАХАЗОВА на имя главы Национального банка насчет выбора компании Aviva Investors для управления деньгами ЕНПФ на сумму 220 млн. долларов, да еще с размещением в Англии. Вопрос касался надежности такого управляющего, который, по сведениям депутата, оштрафован английским же надзором на 150 млн. фунтов стерлингов (а это как раз в районе тех самых $220 млн.) за разные манипуляции.

Спросим вдогонку и мы: а почему вообще в Англию, не в братскую Индонезию или в не менее братскую Республику Перу? Да найди Нацбанк наилучшего, ни разу не оштрафованного заморского управляющего, не получится ли так, что за его безупречную репутацию придется отдать всю прибыль? И где гарантия, что и такой идеал вдруг завтра не окажется махинатором или банкротом, - достанут ли его наш генпрокурор, верховный судья или даже КНБ? И вообще, чем раздираемый брекситом остаток Британской империи надежнее отечественной экономики и чем таким смертельно опасным заражены казахстанская электроэнергетика, ЖКХ, агропром и металлургия, что накопления трудящихся на этих же предприятиях казах­станцев надо прятать на другом конце света?
Поневоле начинает мерещиться худшее, а тут еще одна бойкая соотечественница, презентуемая как “известный экономист”, ошарашила известием, что через пять лет деньги в ЕНПФ вообще кончатся. Ласкающее слух профессионала и гипнотизирующе действующее на остальную публику словосочетание “кассовый разрыв”: расходы, дескать, больше, чем поступления. И один вражеский эмигрантский интернет-голос этот вброс умело подхватил.
Попробуем разобраться, как на самом деле обстоит дело с сохранностью пенсионных накоплений.
С расходами, впрочем, все в порядке, даже… слишком. По отчету ЕНПФ за десять месяцев этого года взносов поступило 688 млрд. тенге, тогда как выплачено выходящим на пенсию (заодно с эмигрирующими) всего 143 млрд. тенге - разрыв в пользу накопления почти пятикратный. И общая сумма накоплена более чем солидная - 9042 млрд. тенге на начало ноября. При таких приходах-расходах впору спрашивать не о том, когда деньги кончатся, а о том, на что такое полезное эти громадные деньжищи нацелены и почему столь мизерны выплаты.
В самом деле 143 млрд. тенге за десять месяцев - это порядка 170 млрд. на год, а относительно примерно двухсот тысяч ежегодно достигающих пенсионного возраста казахстанцев это где-то по 860 тысяч тенге. Деньги с виду немалые. Но сколько времени можно прожить на них, даже питаясь только картошкой с макаронами, не покупая лекарств и не оплачивал ЖКХ? Где-то полгода, от силы месяцев восемь протянуть можно - и это результат уже двадцатилетнего накопительства?!
Правда, есть еще одна, помимо выплат пенсионерам, расходная строчка: комиссионные отчисления самим накопителям. И это 49,7 млрд. тенге за те же десять месяцев. Разрыв между выплатами тем, для кого старались, и доходами самих старателей в пропорции 74% к 26%. Хорошо еще, что все-таки в пользу пенсионеров! Но на пенсию-то каждый год выходят около двухсот тысяч казахстанцев, а вот более четверти выплат приходится на два десятка топ-менеджеров и две-три сотни человек обслуживающего персонала. Разрыв налицо, и сами судите, кому такое накопительство категорически выгодно.
При таких раскладах стоит ли удивляться прямо-таки космическому разрыву между числом добровольных участников и теми, у кого 10% заработка забирают, не спрашивая согласия. Пропорция такая: всего участников на начало ноября 10 337 тыс. человек, из них добровольных - 36,6 тысячи, или… 0,35%! Объективно вот эта одна треть процента и есть подлинная мера доверия к накопительной системе.
Перейдем теперь к другим разрывам, тоже возникшим из-за пенсионного накопительства. Открываем бюджет 2018 года, в нем затраты на социальную помощь и обеспечение - 2782 млрд. тенге. Сравним с теми самыми 170 млрд. Получается, что доля ЕНПФ в обеспечении казахстанских пенсионеров менее 6%. Вот так: в основу накопительной пенсионной системы была заложена полная замена ею солидарной, но за двадцать лет упорного сбора денег накопители потеснили советское еще социальное завоевание аж на шесть процентов! Так им и к 2050 году не управиться…
Теперь насчет разрывов бюджетных приходов-расходов. Если затраты на пенсионеров, как мы установили, составляют около 2,7 трлн. тенге, то соответствующие источники поступления - это индивидуальный подоходный налог (815 млрд.) и социальный налог (619 млрд.). Итого лишь 1,4 трлн. тенге. Кассовый разрыв почти половинный! И его приходится покрывать за счет других статей бюджета, экономя, например, на образовании и здравоохранении, а то и на новой форме для полиции.
А теперь, чтобы про нас не говорили, что мы только критикуем, рассмотрим такую схему. Нацбанк освобождается от непосильных трудов по поиску добросовестных заморских управляющих, пенсионные взносы идут прямиком в бюджет, а ЕНПФ, как и прежде, осуществляет ведение индивидуальных накопительных счетов. С тем, чтобы по выходу на пенсию уже бюджет рассчитывался с гражданином: вот базовая социальная пенсия, а вот сполна все накопленное с утверждаемым парламентом ежегодным доходным процентом.
Тогда бюджет получит около 850 млрд. тенге в год дополнительно. Это кассовый разрыв по социалке не закроет, но существенно сократит. А в чем хранить деньги будущих пенсионеров? Их надо не хранить, а вкладывать в виде и так ежегодно закладываемых в бюджет кредитов и инвестиций в экономику. В бюджете на этот год, например, вложения в сельское хозяйство, ЖКХ, топливно-энергетический комплекс, транспорт и градостроительство составляют около 800 млрд. тенге и еще 236 млрд. - бюджетное кредитование. Как раз на это и можно пустить все ежегодные пенсионные взносы для общей пользы.
Барышня-“известный экономист”, конечно, все напутала, но это мы переживем. А вот не путает ли Нацбанк экономику с финансовыми спекуляциями, а национальный интерес с чужеземным?
Спросите ответственных накопителей: почему нельзя вкладывать на родине, и не в минфиновские долги и шатающиеся банки, а прямо в дело? Они ведь не скажут, что в Казахстане все уже построено-налажено, предприниматели отбиваются от самых дешевых кредитов, а пенсионеры замучились объедаться в ресторанах. Нет, они хором скажут: рискованно. Это как же так: у себя в стране, при всем финансовом надзоре, судьях и прокурорах, при львиной доле участия государства в экономике и при нашем во все вникающем правительстве - и все равно рискованнее, чем за границей?! Но если они это серьезно, то как же можно людей, столь не верящих в собственную страну, ее экономику и государственную систему, держать на столь ответственных постах?
Разруха, как известно, начинается в головах, и лишь оттуда перекидывается на клозеты. Похоже, с кассовыми разрывами та же история.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее

На повестке - сплочение элит Анау-мынау о текущем моменте
На повестке - сплочение элит

Вчера в Нур-Султане на совещании под председательством Елбасы Нурсултана НАЗАРБАЕВА с участием членов правительства, партии Nur Otan и ее фракции в мажилисе были рассмотрены ход реализации предвыборной программы партии “Казахстан-2021: Единство. Стабильность. Созидание” и выполнение Плана нации “100 конкретных шагов”.

628